Перейти к основному контенту

Коронавирус: может ли санитарный кризис вызвать «экологическое пробуждение»?

И сафари стали виртуальными в период всеобщего карантина
И сафари стали виртуальными в период всеобщего карантина AFP/File

Эпидемия коронавируса, которая охватила 187 стран, представляет собой мировой санитарный кризис. Но это также возможность серьезно задуматься о другой опасности — кризисе экологическом. Этой теме посвящен материал журналиста французской редакции RFI Марин Жаннен.

Реклама

►►► Оригинал

Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Антониу Гутерриш 1 апреля отметил, что Земля переживает «свой самый большой мировой кризис с того времени, когда была создана ООН» 75 лет назад. Но пока человечество переживает трудное время, планета, наконец, может дышать. Самолеты «прикованы» к земле, все многолюдные мероприятия отменены, на путешествия наложен запрет, предприятия остановлены. И если коронавирус ведет мировую экономику к рецессии, одним из положительных последствий эпидемии можно назвать уменьшение выбросов газов с парниковым эффектом.

Санитарная катастрофа — благодать для окружающей среды

Лишь за февраль 2020 года в Китае выбросы СО2 упали на 25%, то есть на 200 миллионов тонн по отношению к тому же периоду 2019 года. Такие данные представил Центр исследований энергетики и чистого воздуха. Это снижение является эквивалентом годового выброса парниковых газов в Аргентине, Египте, Вьетнаме.

Населению всего мира стало легче дышать благодаря менее загрязненной атмосфере. В феврале концентрация диоксина азота от выхлопов автомобилей и выбросов теплоэлектростанций резко сократилась в китайском городе Ухань. Такой же феномен в начале марта наблюдало Европейское космическое агентство на севере Италии (в зоне, которая закрыта уже несколько недель в рамках борьбы с распространением эпидемии). По данным Европейского агентства окружающей среды такая же ситуация в Мадриде и Барселоне. В Венеции вода стала прозрачной после того, как по каналам перестали один за другим проплывать набитые туристами кораблики.

Однако исследователь из Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) предупреждает, что не следует так быстро говорить о победе, экологический «просвет» будет недолгим. «Связанное с коронавирусом снижение выбросов газов с парниковым эффектом — не структурного характера. Оно сразу исчезнет, как только вновь заработает транспорт и люди придут в себя после эпидемии», — предупреждает ученый.

Страны уже предпринимают необходимые меры для «запуска» вынужденного остановиться производства. ФРС США в срочном порядке объявила о снижение процентных ставок в целях стимуляции экономики. Эта мера принята впервые после кризиса 2008 года. «Большая семерка» готова принять бюджетные меры. Пекин собирается разработать план широкой поддержки малых и средних предприятий, облегчить им кредиты. За финансовым кризисом 2008-2009 годов последовал «сильный скачок (выбросов СО2) из-за правительственных мер в области экономики», — напоминает климатолог Центра по изучению изменений климата Глен Петерс.

Кризис коронавируса «типичный пример экологического кризиса»

Схожесть в причинах между кризисом экологическим и коронавирусом теперь доказана. «На 98% доказано, что основным источником коронавируса стали летучие мыши», — отмечает Серж Моран из французского Национального центра научных исследований (CNRS). Коронавирус летучих мышей человеку не передается: структура генома летучей мыши должна преобразоваться для того, чтобы он смог войти в клетку человека. Мутация происходит чаще всего через другой вид животных, через «проводников», превращающий вирус в совместимый с человеком. В случае нового SARS-CoV-2 (вируса вызывающего Covid-19), похоже, что передатчиком вируса человеку является ящер.

Человек ответственен за разрушение биоразнообразия, что увеличивает риски эпидемий. «Когда вырубаются леса для строительства, дикие животные остаются без жилья. А это толкает их на общение с домашними животными и людьми. Вирус, который раньше жил в летучих мышах в Азии, а теперь «добрался» до человека — это новое явление и напрямую связано с потерей летучими мышами их жилищ, что их вынужденно приближает к домашним животным», — подчеркивает Серж Моран.

Начиная с 1960-х годов все больше и больше эпидемий — будь то животного или растительного происхождения — обрушиваются на человечество. Тесная связь между странами увеличивает распространение эпидемий, которые быстро становятся пандемиями. С глобализацией «собраны» все условия для «взрыва» эпидемий: это потеря биоразнообразия, индустриализация сельского хозяйства, свободный товарообмен и свободное передвижение людей.

Чтобы избежать новых кризисов, подобных коронавирусу, который — по мнению Сержа Моран, — «типичный пример экологического кризиса», человечество должно признать, что здоровье людей и даже вся цивилизация «связаны» с экосистемой и не могут без нее существовать. «А для этого необходимо срочно покончить с глобализацией, — считает эколог. — Сохранять биологическое разнообразие, думать о сельском хозяйстве».

Рост сознательности необходим

Социолог и специалист по проблемам окружающей среды Северин Дюран, которая работает над отчетом по изменениям окружающей среды, заявила, что сегодня созданы все условия для роста сознательности человека.

«Пока мы не знаем масштабов катастрофы, но мы уже знаем, что идем к рецессии, похожей на ту, что обрушилась на мир в 2008 году, а может и еще более серьезной. Сегодняшняя глобализация ни жизнеспособна, ни долгосрочна. Во Франции мы уже начали ощущать трещины в нашей системе. Это гипермобильность, глобализация экономики, взаимозависимость... Мы это видели в нехватке некоторых лекарств, которые теперь производятся в Китае», — отметила в интервью РФИ Северин Дюран.

При этом социолог напоминает, что на мировом уровне у необходимых изменений есть серьезные противники. «Для кардинальных изменений необходимо, чтобы все — и такие климатоскептики, как Трамп и Путин — сели за стол переговоров и попробовали договориться, как бороться с экологическим кризисом... Но, к сожалению, до этого еще не дошло».

А пока очень сложно говорить о будущем, когда неизвестно, как долго будет продолжаться санитарный кризис. Но все-таки — по мнению Северин Дюран — можно представить два крайних варианта.

Первый сценарий — оптимистический, с концом глобализации сельскохозяйственной промышленности, возвращением к местному производству. Это позволит говорить о возвращении к экологии и демократии после надвигающегося экономического кризиса.

Второй сценарий — пессимистичный, то есть оставаться на пути «капитализма катастрофы» (по словам Ноами Кляйн, канадской журналистки, писательницы и социолога, одной из интеллектуальных лидеров альтерглобализма и критики неолиберального капитализма) с полным разрушением нашей экосистемы.

К сожалению, именно второй сценарий обычно выбирали после каждой эпидемии. В Таиланде в ответ на вирус H5N1 птичьего гриппа местные виды кур были уничтожены. Их заменили генетически однородными, полученными в результате агропромышленных работ. Этот вид кур предназначен для ограниченного разведения. Подобную политику осуждает ФАО — организация ООН по борьбе с голодом. ФАО отмечает, что с начала XX века исчезло 30% видов кур.

Однако Северин Дюран верит в оптимистический сценарий. «Мы как жабы в кастрюле, стоящей на медленном огне. Температура повышается постепенно уже несколько лет. Но мы привыкаем к жаре и в конце концов о ней забываем. Однако этот коронавирусный кризис — это как бы температура подскочила мгновенно. И для нас это может быть возможностью выхода из спячки и возможностью найти силы выпрыгнуть из кастрюли и изменить мировоззрение».

Социолог напоминает, что борьба с экологическим кризисом не только вопрос моральный и идеологический. Борьба с экологическим кризисом должна также стать выражением нашего инстинкта самосохранения.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.