Перейти к основному контенту

«Обида не пройдет»: как Брекзит может обрушить британскую экономику

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон
Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон BEN STANSALL / AFP

В пятницу, 31 января, в 11 часов вечера по Лондону произойдет Брекзит, которого в Великобритании одновременно и ждали, и боялись годами. И без того сложные отношения между Лондоном и Брюсселем станут еще более запутанными, а Лондону теперь придется договариваться о новом формате сотрудничества. Сторонники Брекзита называют такую политику по-настоящему суверенной, а противники — заведомо провальной. Что ждет Великобританию в ближайшие годы и как Брекзит разделил общество, из Лондона Русской службе RFI рассказал журналист и писать Андрей Остальский.

Реклама

RFI: 1317 дней прошло между голосованием и выходом Великобритании из Евросоюза. Сага, за которой журналисты, честно говоря, устали следить. Поменялся на этом фоне премьер-министр, были многотысячные акции то за, то против Брекзита. Сегодня, можно выдохнуть и сказать, что мы перевернули эту страницу истории?

Андрей Остальский: Правительству кажется, что это так. Или им хочется, чтобы это было так, и теперь время перевернуть страницу, залечивать раны, восстанавливать национальное единство и заниматься совсем другими актуальными проблемами.

Но мне, как и многим обозревателям, кажется, что это wishfull thinking, то есть желаемое выдают за действительное. Раны не затянуты. Есть апатия. Люди очень устали. Основная масса населения, как я понимаю, хотя точных опросов на этот счет нет, испытывают некое безразличие. Есть желание: скорее бы эта морока закончилась.

Морока не кончится, чего массы не понимают. А вот городская либеральная интеллигенция, которая на 90% была и остается противницей Брекзита, испытывают апатию и горькую обиду. Эта обида не пройдет. Это видно даже по дискуссии по памятной монете, которая выходит сегодня. На ней написано «Мир, дружба и сотрудничество со всеми странами мира». Монета вызвала кошмарно отрицательную реакцию среди противников Брекзита, в соцсетях такие бури бушуют. Люди предлагают даже свастику рисовать на этом, по их мнению, лицемерном и фальшивом призыве.

Бывший пресс-секретарь Блэра (экс-премьер-министр Великобритании — RFI) Алистер Кэмпбелл в твиттере назвал эти слова обманом, а на самом деле все эти три вещи — и мир, и дружба с народами, и процветание — ставят под сомнение. Кэмпбелл пишет — не принимайте эту монету, я буду в магазине требовать, чтобы мне давали другие! Никогда не возьму ее в руки, ни за что!

Сейчас Великобритания, которая очень сильно разделена — наверное, даже больше, чем когда-либо — вступает в так называемый переходный период, и фактически продолжает выполнять большую часть своих европейских обязательств. Что будет через год, эта история закончится? Или кто-то может попытаться «переиграть» Брекзит.

Очень трудно себе представить, чтобы Брекзит обратно переиграли, особенно учитываю колоссальное большинство, которое консервативная партия получила благодаря Брекзиту получила. Это смысл существования, raison d’être этого правительства.

Юридически — все! Все кончено. С завтрашнего дня Великобритания-де-юре больше не член ЕС. Но еще 11 месяцев будет соблюдаться большинство, 99 процентов правил, связанных с членством в Евросоюзе. То есть в течение переходного периода народные массы не почувствуют никакого отличия.

Видимо, правительство будет этим пользоваться и трубить на каждом шагу: видите, мы же вышли из Европейского союза, и ничего страшного не случилось. Эти пророки катастрофы нас пугали страшными экономическими прогнозами, ничего подобного.

А вот не замечательно может стать с января 2021 года, когда и де-факто все правила ЕС перестанут действовать. За эти 11 месяцев Борис Джонсон, как он уверяет население, сможет достичь всеобъемлющего соглашения о сотрудничестве с Евросоюзом, которое компенсирует чуть ли не все потери, которые может понести Британия. Но известно, что в подобных сложных соглашениях есть масса подводных камней. Они требуют долгих лет переговоров.

Но ведь мы видели, что даже о сделке по Брекзиту договаривались долго, что и отсрочило выход из ЕС. Сложно говорить о том, что за год удастся договориться обо всем. Есть какое-то доверие к Джонсону в этом вопросе, или сомнения есть и у самих британцев?

У британцев, которые не слишком разбираются в политике, есть инстинктивные сомнения. Но они готовы дать шанс Борису Джонсону, потому что они устали. Минимальное доверие существует, и его нужно попытаться оправдать. Но у мыслящих британцев есть очень серьезные сомнения на этот счет.

Реально ли это, возможно ли? Одна лишь рыболовная проблема чего стоит. Очень эмоциональный вопрос для британцев.

Для французов тоже.

Конечно, но в разном смысле. Тут столкновение заложено чудовищное в этом. Если не будут пускать рыбаков из ЕС в британские экономические воды, это будет означать, что последуют ответные санкции. Это касается, например, финансового сектора.

Британская рыболовная промышленность держится на поставках в Евросоюз, 70% продукции туда поставляются. Если Евросоюз в качестве ответного шага откажется покупать британскую рыбу, то что с ней будут делать британские рыбаки? Они вообще разорятся.

Вы какой-то апокалипсис обрисовываете. То есть сейчас финансовые перспективы британцев, если договориться не удастся, печальные, это будет катастрофа?

Конечно же, это будет катастрофа. С 2016 года фунт стерлингов упал на 10%. Он упадет гораздо больше, если не будет нормального соглашения. Чуть ли не вполовину, как некоторые экономисты высчитывают. Это очень ударит по жизненным стандартам населения. Вот тогда массы зачешутся, начнут оглядываться по сторонам.

Очень многие крупные компании вывозят своих сотрудников из Лондона и думают о том, куда переехать после Брекзита. Будет это Париж или другая экономическая столица ЕС. Кроме того, Великобритания должна заплатить Евросоюзу значительную сумму — 36 миллиардов евро. Получается, Лондон может перестать быть деловой столицей мира?

Крупные компании, действительно, начинают уходить, и будут уходить, если договориться не выйдет. Тогда на правом флаге консервативной партии отвечают, что есть решение. Срежьте корпоративный налог чуть ли не до нуля. Тогда все ринутся, со всего мира компании выстроятся в очередь. Вот вам и решение. Но это решение крайне правое, оно предполагает отказ от концепции социального государства. От того, чем Великобритания была после Второй Мировой войны. Это полный переворот.

Простит ли население такой переворот, это огромный вопрос. Борис Джонсон, наверное, это понимает, поэтому и не говорит своим правым — да, это отличная идея. Но все может быть, он может к концу 2020 года оказаться в таком отчаянном положении, что иного выхода, может быть, и не останется.

Но Борис Джонсон упрямится, говорит, я всех удивлю, я всего достигну.

Помните, после Брекзита были плакаты «спасибо, Путин». Было разбирательство о том, что якобы Россия вмешивалась в процедуру выхода Великобритании из ЕС. И вот сейчас, спустя четыре года, можно ли сказать, что для Москвы Брекзит — это победа, и в Кремле сейчас можно наконец-таки открывать шампанское? Или это очень упрощенное понимание, и все будет еще более напряженно теперь?

Российское руководство знаменито своим мастерством тактических ходов и отсутствием стратегического планирования. В краткосрочном плане это, действительно, выглядит как великая победа политики Путина. Россия, наверное, вмешивалась, но насколько был реальным ее вклад — тут даже самые радикальные римейнеры сомневаются, думают, что вряд ли это было определяющим фактором.

Другие факторы сыграли главную роль. Ну, добавили чуть-чуть, несколько процентов, может быть, в копилку Брекзита. Но ясно, что Россия очень этого хотела, и Путин этого не скрывал. Так что в каком-то смысле он может торжествовать, поскольку отношения внутри Европейского союза осложнились, осложнились отношения Европейского союза с очень важным членом — Британией, вплоть до ее ухода. И непонятно, как вообще будут строиться отношения — и экономические, и политические — дальше. Не возникнет ли из-за экономических трений большой политической вражды?

В газете Times вчера был комментарий на тему, что есть шанс у Москвы отколоть Британию, сделать ее своим фактически союзником в бодании с Европейским союзом почти по всем политическим позициям. Я не уверен, что это так. Конечно, опасность эта существует, такой риск. Но насколько прямо вообще эта опасность нам смотрит в глаза, я не убежден. Думаю, что это все-таки дело отдаленного будущего, но исключить этого тоже нельзя.

Но все-таки Борис Джонсон известен, наоборот, достаточно жесткой позицией по отношению к Кремлю.

Да, конечно. Но только Борис Джонсон имеет репутацию блестящего оппортуниста. Он даже сам себя так описал в своем романе — там выведен герой, явно автопортрет своего рода, все это в юмористических, сатирических тонах, но он сам показал свое альтер эго как хитрого, умного оппортуниста, который готов на все, что угодно, лишь бы добиться успеха в своей личной карьере. Поэтому да, вот был он резким критиком России, и российских действий, и того, что в Солсбери произошло. Но если вдруг политическая конъюнктура его начнет толкать в противоположную сторону, то, говорят его критики, он не задумается ни на секунду, он совершит поворот, если это покажется ему выгодным. Может быть, слишком резкая формулировка — пока он этого испытания не прошел, мы должны допустить презумпцию политической невиновности. Но на самом деле, есть такая логика, которая может теоретически привести к полному перевороту внешнеполитических ориентиров Великобритании тоже.

Можно ли ждать каких-то дополнительных санкций против России от Великобритании? Теперь у Лондона практически развязаны руки в этом плане, не нужно больше советоваться ни с кем.

Может быть. Опять же, это будет определяться конъюнктурой, я думаю, — и внутриполитической прежде всего. Если Борис Джонсон решит, что надо показать своей национальной аудитории, что он отнюдь не размяк после выхода из Европейского союза, то он может на это пойти. Если он сочтет это контрпродуктивным, то этого не произойдет. Очень интересно, что не публикуется упорно доклад, сделанный комитетом Палаты общин по разведке и безопасности уже достаточное время назад, о вмешательстве России как раз во внутриполитические процессы в Британии. Правительство фактически наложило вето на его публикацию перед выборами, обещало его опубликовать позже — пока ни слова. И вот на той самой памятной брекзитовской монете, о которой я говорил, многие в соцсетях пририсовали совсем другую надпись: «опубликуйте доклад по России».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.