Перейти к основному контенту

«Можно писать все, что хотите, но после этого вас могут арестовать»: свобода слова по-азербайджански

Разгон оппозиционного митинга в Баку. Ноябрь 2019 г.
Разгон оппозиционного митинга в Баку. Ноябрь 2019 г. REUTERS/Aziz Karimov

Азербайджан в рейтинге «Репортеров без границ» в 2019 году занял 166 место из 180. На постсоветском пространстве хуже дела со свободой прессы обстоят только в Туркменистане. «Азербайджан — одна из самых враждебных стран для журналистов», — говорится в резолюции ПАСЕ, принятой 28 января 2020 года. Глава агентства «Туран» Мехман Алиев, журналист-расследователь Хадиджа Исмайлова и блогер Мехман Гусейнов рассказали Русской службе RFI о том, как работать и жить в стране, которая входит в так называемую «черную зону» стран с самой критичной ситуацией для журналистов.

Реклама

«Я радовался, когда меня арестовали»

Информационное агентство «Туран» его основатель Мехман Алиев называет единственным в стране независимым СМИ. Агентство было создано в 1990 году группой азербайджанских журналистов-корреспондентов западных СМИ.

Когда и почему СМИ стали несвободными:

Мехман Алиев: «Этот процесс начался с приходом к власти Гейдара Алиева. Сначала была военная цензура — в 1993 году шла война [между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха]. Потом появилась политическая цензура. Цензоры сидели в каждой редакции и просматривали все статьи. Но Гейдар Алиев был более гибким в этом смысле: при нем до 1998 года СМИ развивались, зарабатывали деньги, были самодостаточными. Все изменилось в 1998 году, когда отменили цензуру. Это было одно из требований американцев. И тогда началось экономическое давление на СМИ. А с приходом Ильхама Алиева это приобрело уже другие масштабы: начались и избиения, и убийства, аресты (сначала по диффамации, но была международная критика, и они стали сажать журналистов за хулиганство, наркотики), потом начались „черные списки“ СМИ, которые якобы нарушали закон».

В лучшие годы в штате работало до сорока человек, сейчас осталось 13, из которых только семеро — журналисты. Таким маленьким штатом команда «Турана» наполняет контентом сайт на трех языках: азербайджанском, английском и русском, а также готовит новостные и аналитические обозрения, которые получают по подписке западные посольства, международные организации и крупные коммерческие компании. Все журналисты параллельно работают на западные агентства и СМИ: «Голос Америки», «Свобода», AFP, «Репортеры без границ», «Кавказский узел».

Мехман Алиев
Мехман Алиев meydan.tv

Как ситуация обстоит сегодня:

Мехман Алиев: «Дело даже не в том, что трудно работать. А в том, что власть за эти 25 лет уничтожила цвет азербайджанской журналистики, независимую прессу, которая создавалась в период перестройки и гласности. Это же важный момент, когда есть конкуренция. Они это все уничтожили. Поэтому качество телевизионных каналов, влияние — все рухнуло, и чтобы это воссоздать, понадобятся годы и годы. Это преступление. Самое огромное преступление этой власти, я считаю. Для меня это очень больно. Нас все меньше и меньше. Силы так и не пришли. Я бы назвал ситуацию трагической».

В августе 2017 года Алиева задержали по подозрению в уклонении от уплаты налогов и злоупотреблении должностными полномочиями. Благодаря давлению Запада он провел в тюрьме только 18 дней.

О тюрьме:

Мехман Алиев: «Когда меня арестовали, вы знаете, как я радовался! Я знал, что у меня другого выхода нет — я должен сесть. Иначе, получается, что я ошибался. Думал, года два-три посижу, но все прошло быстро — 18 дней. Я думал, что я, наконец, освободился от этого груза, и теперь я свободный человек. В тюрьме — свободный человек. Но когда вышел и стал думать, что же делать, то раз освободили, был долг продолжать […] Перемены будут. Они неизбежны. Я — вечный оптимист. Если бы не был оптимистом, то не работал бы, не занимался бы этим».

«Неприкасаемые темы»

Хадиджа Исмаилова — известная азербайджанская журналист-расследователь, работала для разных изданий, с 2008 по 2010 гг. руководила бакинским бюро «Радио Свобода».

О запретных темах:

Хадиджа Исмаилова: «В интернете можно писать все, что хотите, но после этого вас могут арестовать. Если вы критикуете президента и если вы критикуете полицию — две неприкасаемые темы. Критикуешь полицию, вызывают в полицию и заставляют стирать [написанное]. Если отказываешься — [сажают] на несколько суток. В основном это суточные аресты, мы эту статистику даже уже не ведем, потому что невозможно успеть. Они следят за всем. В бандотделе (отдел по борьбе с бандитизмом. — RFI) есть специальное „киберподразделение“, которое следит за всем в интернете. Редакторов постоянно вызывают, заставляют снимать статьи с сайтов. Около 30 сайтов вообще заблокированы. Только шесть из них — по решению суда. У нас пять журналистов в списке политзаключенных, под арестом. Пресекается любая свобода слова даже в интернете. Нет ни одного канала, где можно увидеть оппозицию. Ни одного радиоканала, где можно услышать оппозицию. Вся свобода слова — в интернете».

Хадиджа Исмайлова, Азербайджан
Хадиджа Исмайлова, Азербайджан facebook.com/khadija.ismayil

Исмаилову арестовали 5 декабря 2014 года по ложным обвинениям в доведении до самоубийства. Позже добавились экономические обвинения, связанные с ее руководством азербайджанской редакцией «Радио Свобода». 1 сентября 2015 года Бакинский суд по тяжким преступлениям приговорил Хадиджу Исмаилову к 7,5 годам лишения свободы по обвинениям в присвоении и растрате средств, незаконном предпринимательстве и злоупотреблении должностными полномочиями. По первоначальным обвинениям в доведении до самоубийства Исмаилова была оправдана.

О реакции общества:

Хадиджа Исмаилова: «Для общества очень важно наличие независимых СМИ, расследования, которые мы делаем. В 2013 году, когда меня шантажировали моим интимным видео, — не будь я журналистом-расследователем и, если бы люди не знали меня, как человека, который пишет про семью президента, — наверное, общество мне бы этого не простило. Потому что у нас достаточно консервативное общество. Но в то время я получила широкую поддержку общества. Даже Исламская партия заявила, что моя личная жизнь никого не касается. Три мусульманские общины сделали такое заявление. Это произошло благодаря уважению людей к моей работе.

Полиция выслеживает людей, с которыми я общаюсь, вызывает их, проводит профилактические беседы. И меня поражает, что люди продолжают критиковать [власть], несмотря на ограничения и аресты».

25 мая 2016 года журналистку условно-досрочно освободили, назначив испытательный срок. Ей запретили выезжать из страны, а также два года заниматься профессиональной деятельностью. Исмаилова свою вину не признала. В ее защиту выступали международные правозащитные организации Amnesty International и «Репортеры без границ».

О позиции власти и эффективности давления со стороны Запада:

Хадиджа Исмаилова: «Северной Кореей быть трудно. Им (азербайджанским властям. — RFI) хочется быть вхожими в европейские дома, инвестировать свои деньги в европейские страны. Северная Корея и Туркменистан — самодостаточны, варятся в своем соку и не имитируют демократию. А нашему президенту еще хочется быть европейским демократом, выступать в Давосе. Каждый раз, когда права человека появляются на поверхности, мы сразу начинаем думать, предметом какого торга эти темы будут. Нам всегда говорят, что эти вопросы поднимаются за закрытыми дверями, но мы не знаем, предметом какого торга мы являемся. Поэтому я всегда прошу у дипломатов: в мою защиту, пожалуйста, за закрытыми дверями не нужно говорить.

На мой взгляд, США должны быть достаточно сильной державой, чтобы хотя бы обезопасить свое радио („Радио Свобода“) от уголовного преследования. Но офис „Радио Свобода“ опечатан, и есть уголовное дело, в котором оно фигурирует, и я была осуждена по этому делу».

27 февраля 2020 года Европейский суд по правам человека постановил выплатить Хадидже Исмаиловой 25 тысяч евро компенсации за незаконный арест и лишение свободы. ЕСПЧ признал, что власти Азербайджана нарушили право истца на свободу и личную неприкосновенность, на справедливое судебное разбирательство и на свободу выражения (статьи 5,6, 10 Европейской конвенции по правам человека).

«Жить без надежды — это все равно, что не жить»

Мехман Гусейнов — самый популярный политический блогер в Азербайджане с более чем полумиллионом подписчиков в социальных сетях, главный редактор социально-политического журнала SANCAQ. Главной темой его публикаций являются антикоррупционные расследования в отношении власти.

В январе 2017 года Мехмана Гусейнова на улице задержала полиция, на следующий день суд оштрафовал его за «неподчинение законным требованиям полиции». Сам блогер заявил, что ничего не нарушал, а полицейские избивали его несколько часов в участке. Полиция назвала эти заявления клеветой и обратилась в прокуратуру. 3 марта 2017 года районный суд Баку приговорил журналиста к двум годам лишения свободы, признав его виновным в клевете.

О тюрьме:

Мехман Гусейнов: «В таких авторитарных странах, как Азербайджан, если ты занимаешься защитой прав человека, если ты занимаешься расследовательской журналистикой, если ты являешься борцом за справедливость, то однажды ты поплатишься за всю свою деятельность. Меня много раз задерживали, избивали, из-за моей деятельности меня оклеветали и посадили в тюрьму на два года. Пока я сидел в тюрьме, я потерял мать, и самым большим испытанием было то, что они меня даже не отпустили на похороны. То есть, отпустили на час, а потом вернули в тюрьму.

Я понял, что многое потерял, занимаясь этой деятельностью, и самая большая потеря — смерть мамы. Я задался вопросом: стоит ли останавливаться после всего пережитого? И решил, что должен продолжить свою деятельностью. Я не политик. Я не революционер, я просто блогер, журналист и — самое главное — гражданин, который хочет справедливости, чтобы не нарушались права человека и не было коррумпированных чиновников».

Блогер и кандидат в депутаты Мехман Гусейнов
Блогер и кандидат в депутаты Мехман Гусейнов facebook.com/Mehman.IRFS

Старший брат Мехмана — тоже известный в Азербайджане правозащитник Эмин Гусейнов — с 2015 года живет в Швейцарии. До этого он почти год скрывался в посольстве этой страны, спасаясь от преследований азербайджанских властей. Отец Мехмана уехал в США.

За два месяца до окончания тюремного заключения в отношении Гусейнова возбудили еще одно дело за то, что он якобы избил тюремного охранника. Сам Гусейнов все обвинения отрицал и объявил в тюрьме сухую голодовку.

Об обществе:

Мехман Гусейнов: «Проблема в том, что в некоторых ситуациях, когда я снимаю про коррумпированных чиновников, на следующий день им дают „орден за заслуги и за хорошую работу“.

В тюрьме у меня было много времени, и я подумал, а что если проблема не в правительстве, а в нас, в обществе? И я в этом убедился во время предвыборной кампании. Я очень известен в социальных сетях. У меня около миллиона подписчиков. Я ставлю какое-то фото — 32 тысячи „лайков“. В Азербайджане нет такого блогера с таким количеством „лайков“. Но когда я вышел собирать подписи за свою кандидатуру, большинство людей говорило: „Мехман, мы смотрим тебя, мы аплодируем тебе, но мы боимся давать тебе подписи“. И я был шокирован, что люди в социальных сетях и в реальной жизни так отличаются. Наши граждане любят следить за процессом, они аплодируют: „Мехман — молодец!“. Но когда дело доходит до реальных дел… Я им говорю: „мне нужна подпись“. Они мне говорят: „мы боимся давать тебе подпись. Завтра к нам придут и спросят, зачем дал?“. Поэтому проблема в обществе. Но чтобы сформировать нормальное общество, нужна свободная пресса».

19 января в Баку прошел митинг в поддержку голодающего Гусейнова. Организатором акции выступило оппозиционное движение Национальный совет демократических сил. По данным главного управления полиции Баку, в акции участвовали 2800 человек. Оппозиционная журналистка Хадиджа Исмаилова писала, что на митинг вышли 25 тысяч человек. 22 января прокуратура объявила, что второе уголовное дело в отношении журналиста «аннулировано». За день до этого по делу Гусейнова высказался президент Ильхам Алиев. В марте 2019 года Мехман Гусейнов вышел на свободу.

О рисках снова оказаться в тюрьме и возможной эмиграции:

Мехман Гусейнов: «Я думаю, что второй раз сажать — это уже несерьезно. Все говорят: „Мехман, тебя должны убить, потому что второй раз сажать — это уже бесполезно, это лишние проблемы“. Это риск малый, но он есть. Я живу сегодняшним днем, делаю расследования и распространяю их. В таких странах, как Азербайджан, надо жить сегодняшним днем. Здесь ничего невозможно предусмотреть: завтра придут дети того депутата, про которого я делал расследование, и побьют меня. Это не европейская страна, где ты можешь планировать свою размеренную жизнь. Здесь люди утром выходят на работу и думают, на какие деньги я вечером хлеб куплю и памперсы ребенку.

Я думаю, что в один день я просто оставлю эту работу, мне надоест. Я вкладываю все силы, а граждане не хотят делать выводы. Я теряю время, у меня нет семьи, я не женился, я теряю свое будущее. В один день мне надоест, и я пойму, что все это бесполезно, и уеду отсюда навсегда, поеду в Африку снимать животных.

Но жить без надежды — это все равно, что не жить. Мы надеемся, что по чуть-чуть должно меняться. Потому что мир требует этого. История показывает, что все может рухнуть в любой момент, каждый день все может измениться».

В декабре 2019 и феврале 2020 года Мехман Гусейнов был кандидатом в депутаты на муниципальных и парламентских выборах, но, по официальным данным, проиграл кандидатам от власти. Сам Гусейнов заявлял о нарушениях в ходе предвыборной кампании и фальсификации итогов голосования.

****

Согласно спискам азербайджанских правозащитников, общее число политзаключенных в стране составляет от 120 до 136 человек, в их числе и несколько журналистов. За последние два года против журналистов или медиа в Азербайджане были возбуждены 18 уголовных дел. В мае 2017 года в Тбилиси был похищен азербайджанский журналист Афган Мухтарлы, на следующий день стало известно, что он находится в заключении в Баку.

Власти проблем со свободой слова в стране не видят. «В Азербайджане нет никаких препятствий для свободной деятельности прессы. Сегодня социальные сети тоже стали средством информации, что имеет большое значение для ее оперативного донесения», — сказал вице-премьер, заместитель председателя правящей партии «Ени Азербайджан» Али Ахмедов.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.