Перейти к основному контенту

«Я ем, следовательно, я существую» — в парижском Музее человека открылась выставка о еде

Выставка «Я ем, следовательно, существую» проходит в музее человека в Париже
Выставка «Я ем, следовательно, существую» проходит в музее человека в Париже MNHN_JC Domenech

В парижском Музее человека проходит выставка под названием «Я ем, следовательно, я существую». Она рассказывает о результатах исследований, которые велись в таких областях, как формирование вкуса, поведение за столом, гастродипломатия, сельскохозяйственные модели, гастрономическое наследие, потребление мяса, ГМО, и многих других. На вопросы русской службы RFI ответил научный куратор выставки Кристоф Лавель.

Реклама

Название вашей выставки, конечно, отсылает к знаменитой фразе Декарта. Как вы его выбирали и что хотели этим сказать?

«Я ем, следовательно, я существую». Понятно, что это название явилось плодом очень долгих споров. Отсылка к Декарту была для нас тем более очевидной, что в нашей коллекции хранится череп Декарта, он представлен и на выставке. То есть, название напоминает, что мы находимся в Музее человека, но и говорит о том, что именно мы хотели донести до посетителя. А мы хотели показать, что, с одной стороны, питание — это очень внутреннее, индивидуальное дело, связанное с нашей физиологией, а с другой, — что поглощение продуктов связано с культурной и природной окружающей средой.

История черепа Декарта, конечно, довольно необычна. Он переходил из рук в руки, а потом, как и многие другие уникальные предметы, попал в коллекцию Музея человека. ИМузей был отреставрирован, постоянная экспозиция подверглась полной реновации, и было решено, что череп должен в нее войти.

Когда ходишь по выставке, больше всего посетителей встречаешь, конечно, у черепов. Особенно детей. Не каждый день видишь череп, особенно великого человека. И уж совершенно не ожидаешь увидеть череп на выставке, посвященной еде. В чем, например, был смысл экспозиции черепа великого французского повара Антонена Карема?

Череп Антонена Карема — это другая история. Люди, которые интересуются творчеством Карема, знают, что великий повар похоронен на Монмартре. Но там покоится только его тело, без головы. Дело в том, что Карем умер в 1833 году, в самый расцвет френологии, этой лженауки, которая считала, что форма черепа определяет какие-то особенности личности человека. Известный френолог того времени Пьер Дюмутье стремился получить для своих исследований черепа знаменитых людей и знаменитых же психопатов, чтобы понять, откуда берутся эти возможности приносить обществу огромную пользу или такой же огромный вред.

Именно Дюмутье проводил посмертное вскрытие Карема и оставил себе его череп. Собрание Дюмутье после его смерти перешло Музею френологии, а потом весь музей со своими коллекциями вошел в собрание Музея человека. Так к нам попали триста черепов, в том числе череп Карема, который еще никогда не показывали публике.

Мы решили его выставить — не потому что хотели показать именно череп, а потому что хотели напомнить о творчестве Карема. Ведь когда говоришь о кулинарном искусстве, невозможно не сказать о «короле поваров и поваре королей». Это он положил начало гастродипломатии — Карем служил у Талейрана и Наполеона. Для нас было очевидно, что на выставке должна идти речь о Кареме. А поскольку у нас был этот уникальный предмет, то была и возможность рассказать как-бы из-за кулис, какие у нас есть неожиданные предметы. В коллекции — более 60 миллионов предметов хранения. Среди них есть древние зерна, листья деревьев и кусочки метеоритов, но есть и черепа — в общей сложности более 18 000 черепов.  Этот череп, конечно, особенный, он, кроме прочего, позволяет рассказать об истории френологии. И в его истории есть один довольно неожиданный поворот. Дюмутье, когда анализировал череп Карема, заметил, что его зубы в очень плохом состоянии. Они полностью были изъедены кариесом, что почти наверняка объясняется количеством сахара, которое должен был есть Карем, пробуя свои кондитерские творения.

Потребление — одна из важных тем выставки
Потребление — одна из важных тем выставки MNHN_JC Domenech

Тема еды невероятно обширна и касается практически всех областей знания. Как вы строили выставку, где здесь путеводная нить?

Мы работали над выставкой на протяжении двух лет вместе с куратором Мари Мерлен. В наши задачи входил в первую очередь отбор экспонатов, и именно в этом состоит роль научного куратора выставки. А вторая задача заключалась в том, чтобы понять, каким образом представить эти экспонаты. И поскольку в нашем распоряжении были три разных помещения, мы сразу решили, что должны создать три разных мира, три раздела.

Поэтому выставка рассматривает пищу человека на трех разных уровнях. Первый — это уровень самого человека, то есть физиология вкуса, еда доисторического периода, гендерные и социальные различия. Во втором зале мы немного удаляемся от личности, обзор становится шире, и мы говорим уже об обществе людей. Здесь речь идет, в частности, о религии, о манерах поведения за столом, способах приготовления пищи, кулинарном искусстве и гастродипломатии. Все это коллективные конструкции. Последний зал — еще больший охват, сама планета, то есть сельскохозяйственные системы, рыбная ловля, животноводство. А также некая реконструкция супермаркета, которая заставляет нас задуматься над тем, как мы выбираем нашу пищу. Здесь мы находимся в мире потребления и даем посетителям осознать, что они – «деятельные потребители». То есть своим потреблением они могут создавать некоторые тенденции.

Но выставка в некоторой степени следует и хронологическому принципу, потому что мы начинаем с первобытного человека в первом зале и приходим к еде будущего в третьем. Все это сделано для того, чтобы посетитель, переходя от одного экспоната к другому совершенно произвольно, отдавал себе отчет в связях, существующих между физиологией, обществом, географией, историей и всеми другими областями, касающимися еды человека. И чтобы он понял, что все эти области требуют знаний, иногда из области физиологии, иногда из области культуры, а иногда и из молекулярной физики или химии. Все это здесь присутствует и все связано между собой.

Один из залов экспозиции «Я ем, следовательно, существую»
Один из залов экспозиции «Я ем, следовательно, существую» MNHN_JC Domenech

Что бы вы хотели, чтобы посетитель, уходя с выставки, понял, с какими знаниями или идеями покинул музей?

Выставка — не книга. Книгу мы тоже выпустили, это наш каталог, и мы вполне смогли изложить наши идеи на этих двухстах страницах. Но выставка — это пространство, которое должно удивлять и увлекать. В ней заложен чувственный опыт. Конечно, речь идет также и о получении сведений и знаний. Но в случае выставки этот процесс сочетается с эмоциями. Они идут параллельно с восприятием некоторого научного послания, заложенного в экспонаты и их сочетание между собой.

Мы хотели, чтобы посетитель получил более широкое представление о том, что такое музей и его коллекция, чтобы он познакомился и с современными произведениями — они встречаются во всех трех пространствах выставки. Мы кстати, заметили, что именно их больше всего фотографируют посетители, что это они притягивают людей сильнее всего. Потом мы видим, как эти фотографии расходятся по соцсетям. То есть, на выставке должна быть и эта сторона — столкновение с неожиданностью, удивление. Выставка — именно такое пространство, где проводишь время с удовольствием, а выходишь, получив новые знания.

И уходишь с пониманием того, что тема еды человека очень широка и глубока и сочетает в себе целое поле знаний из самых разных разделов науки. Посетитель должен понять и еще одну важную вещь — что наука ограничена в своих возможностях и не дает ответы на все вопросы. В современных дискуссиях вокруг еды, касаются ли они здоровья или экологии, иногда вступают в спор очень разные, предвзятые точки зрения. А мы хотели показать, что у нас нет предвзятой точки зрения. Мы представляем факты, которые дальше должны подвергнуться интерпретации. Мы демонстрируем, на что способна наука, а на что пока еще не способна. Но каждый должен выйти с выставки с этим новым багажом знаний и сделать свои собственные выводы. Например, я хочу есть органическую еду, или не органическую, а местную, потому что я узнал, что это важнее, или наоборот. Но в любом случае, мои выводы после выставки будут базироваться на реальных фактах.

Невозможно, конечно, вообразить выставку о еде без самой еды. Одновременно вы проводите ужины, на которые может купить билет каждый желающий. Какое там будет меню?

Мы организуем четыре ужина для публики, каждый относится к одной из тем выставки. Первый имеет отношение к доисторическому периоду, то есть, мы будем есть так, как питался доисторический человек. (Уже после интервью, стало известно, что на этом ужине, в частности, подавали печенье «мадлен» на меду и из каштановой муки — RFI).

Второй ужин организован вокруг темы правильного питания. Что значит — правильное питание? Это то, что полезно для нас? То, что вкусно? То, что хорошо для планеты? И как все это поместить в меню одного обеда? Третья тема — миграция. Этот ужин вместе с нами организует Refugee Food Festival. А четвертый создан вокруг темы «кухни мира», об их особенностях и взаимодействиях. Мы пригласили пять шефов из разных стран, чтобы они создали общее меню и рассказали о своих кухнях.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.