Перейти к основному контенту
кино

Посторонним вход… разрешен: триумф корейского кино на американском «Оскаре»

Режиссер фильма «Паразиты» Пон Чжун Хо
Режиссер фильма «Паразиты» Пон Чжун Хо REUTERS/Eric Gaillard

Вот уж чего не ожидали от нынешнего «Оскара» — так это той горячей непредсказуемости, которой он нас в итоге наградил. Все последние годы «Оскар», казалось, выдавал свои статуэтки механически — вот, получайте, что и ожидали. В этом году у 92-летнего старца случился приступ молодости — он решил пошалить и удивить мир. Сразу скажем: ему это удалось. И не просто удалось, а заставило заскучавшую было публику признаться, что ветер задул совсем в другом направлении.

Реклама

Нет смысла рассуждать, справедливо ли распределение статуэток — не было еще в истории случая, чтобы все остались довольны или, наоборот, недовольны. Даже самые скучные и предсказуемые раздачи вызывали очаги недовольства в разных уголках цивилизованного (и не слишком) мира. Да и о какой справедливости можно говорить, когда речь о крупнейшей кинопремии, в которой замешаны крупнейшие бизнес-интересы? Ведь никто же не думает, что вот собрались академики и что-то с потолка решили, посмотрев фильмы? Путь к февральскому действу в Лос-Анджелесе — это долгая изнурительная политика в течение всего года, которая не заканчивается выдачей статуэток. То, что Корея впервые даже не то что стала триумфатором, а даже оказалась в номинациях, — результат сложносочиненного сценария, в котором победившим «Паразитам» отведена роль флюгера. Конечно, академики тоже люди, и ничто человеческое и вкусовое им не чуждо, но политику определяют не вкусы, а баланс бизнес-интересов. Другое дело, что вкусы киноакадемиков и бизнес-интересы не могут быть совсем уж полярно противоположными, и это как раз и создает иллюзию справедливости.

Лора Дерн (лучшая актриса второго плана за роль в фильме «Брачная история») и Рене Зеллвегер (лучшая актриса за роль Джуди Гарленд в фильме «Джуди»)
Лора Дерн (лучшая актриса второго плана за роль в фильме «Брачная история») и Рене Зеллвегер (лучшая актриса за роль Джуди Гарленд в фильме «Джуди») REUTERS/Lucas Jackson

Что «Паразиты» Пон Чжун Хо возьмут «Оскара» за лучший фильм на иностранном языке — тут особых сомнений ни у кого не было. Вне зависимости от того, у кого какие фавориты. А что те же «Паразиты» станут лучшим фильмом года, да еще и Пон Чжун Хо объявят лучшим режиссером — это уже новость с большой буквы. Впервые в истории премии лучшим фильмом года становится картина, снятая не в англоязычной стране. Да к тому же в Корее, раньше никогда не принимавшей «Оскара» в свои объятия. Раздавшиеся вокруг многочисленные крики «Как можно было давать корейскому фильму главную американскую премию?!» разбились, во-первых, о регламент «Оскара», не запрещающего давать премию в главной номинации любым фильмам — хоть американским, хоть нигерийским, хоть российским. И во-вторых, о непреложный факт: «эра милосердия» Голливуда к самому себе закончилась. Национальный кинематограф постепенно сдает позиции и становится явлением глобальным, наднациональным. Первым это отметил Каннский фестиваль (откуда, кстати, начался триумф «Паразитов»), переставший в каталоге и официальных списках упоминать страну-производителя фильма, оставив лишь имя режиссера. «Фильм такого-то» — и хватит. Удача или неудача фильма отныне делится на всех, кто принимал участие в процессе, это может быть с десяток государств. Венец — режиссер. Ему национальность не обязательна. Точнее, она — его личное дело.

Объяснить победу «Паразитов» в четырех главных номинациях — лучший фильм, лучшая режиссура, лучший оригинальный сценарий и лучший фильм на иностранном языке (с этого года, впрочем, номинация звучит как «лучший международный фильм») — наверное, не возьмется никто. Сам факт и его последствия гораздо интереснее. Голливуд допустил в святая святых, в самое себя, доселе совершенно чуждое, инородное тело, тем самым признав собственную и силу, и слабость. Сила — в готовности пойти навстречу новому, слабость — в готовности признать, что все-таки если даже свет и сошелся клином на Голливуде, в этом клине что-то да устарело или вовсе подгнило.

Хоакин Феникс  c «Оскаром» за лучшую мужскую роль в фильме «Джокер»
Хоакин Феникс c «Оскаром» за лучшую мужскую роль в фильме «Джокер» REUTERS/Mario Anzuoni

Актерские номинации оказались самыми предсказуемыми. Получить своих «Оскаров» Хоакину Фениксу и Рене Зеллвегер могли помешать лишь злобные вневселенские силы, хотя — опять же — предпочтения на этот счет у многих разнились. Наконец-то актерского «Оскара» удостоился Брэд Питт, ранее получавший статуэтку в качестве продюсера. И особенно радостно за Лору Дерн, актрису такой бешеной энергии, что одно только ее появление на экране сулит зрителю душевный ураган.

Как любят повторять восторженные пользователи социальных сетей, «мир никогда не будет прежним». «Оскар» не будет прежним уж точно. Это не значит, что теперь академики начнут направо и налево раздавать свои награды иностранцам — все-таки до этого процесс глобализации еще не доскакал. Но прецедент создан: Голливуд чуть-чуть ослабил охрану на своих границах и согласился впускать «посторонних». Дальше будет еще интереснее.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.