Перейти к основному контенту

Французское кино во времена эпидемии

Закрытый на время карантина кинозал в пригороде Парижа.
Закрытый на время карантина кинозал в пригороде Парижа. © Siegfried Forster / RFI

Основатель команиии DolceVita Film, кинопродюсер Марк Ирмер через четыре дня после выхода своего фильма «Сын» тунисского режиссера Мехди Барсауи узнал о закрытии во Франции всех кинозалов. Каковы перспективы французской киноиндустрии в свете нынешнего кризиса? С Марком Ирмером побеседовал журналист RFI Зигфрид Форстер.

Реклама

RFI: Какой была ваша первая реакция на решение о закрытии кинотеатров во Франции неделю назад?

Марк Ирмер: Это было большое разочарование, чувство, что тебя обманули, потому что прокатные перспективы у фильма были хорошие. Фильм имел успех, несмотря на то, что рынок буквально за несколько дней резко упал. Я был в панике от того, что должно было последовать.

В одном из своих твитов вы просили открыть для широкой публики просмотр VoD (видео по запросу), то есть возможность посмотреть онлайн фильмы, которые нельзя увидеть в прокате, в кинозале из-за коронавируса. Почему вы это сделали?

Сегодня, когда людей одолевают эмоции и когда они испытывают большое разочарование, я действительно написал твитт, в котором просил дать доступ к VoD. До настоящего времени это было невозможно, но со специальным разрешением — да. Однако пока я не принял во внимание экономический аспект моей просьбы, как и другие ее аспекты. Это был жест человека, разочарованного в том, что фильм, которым он гордится, стал недоступен для публики.

Согласно правилам, которому действуют сегодня во Франции, фильм выходит в кинопрокат по меньшей мере на три месяца раньше, чем появляется онлайн на сервисах VoD. В сложившейся ситуации, из-за короновируса, это стало проблемой для французской кинопромышленности?

Ситуация, когда все без исключения кинозалы во Франции закрыты, сложилась впервые. Сегодня мы можем спросить (дебаты об этом ведутся уже несколько лет), возможно ли показывать фильмы Day And Date, как это практикуется в других странах. Иными словами, фильм выходит параллельно в залах и в streaming на платформах VoD. До настоящего времени это не практиковалось. Давались эксклюзивные разрешения разным платформам, что позволяло им финансировать наше кинопроизводство. Так что, в сущности, этот порядок себя оправдывал. Однако сегодня мы оказались в ситуации, когда «кинопиратство» во Франции —в отличие от Германии — преследуется, к сожалению, плохо. С другой стороны, у нас появились большие международные стриминговые платформы, хотя во Франции они и обязаны подчиняться местным правилам показа фильмов.

Часто, если это не какая-то громкая премьера, фильм выходит на экраны кинозалов больших городов и одновременно на платформах, которые имеют возможность ограничить его показ только теми районами, где фильма в прокате нет. Нам этого недостаточно. Нам нужна возможность показа, который позволит продлить «жизнь» фильма вне кинозала. Чтобы его можно было увидеть не только на «большом», но и на «малом» экране.

Киностудия «Дисней» подтвердила запуск своей платформы во Франции (по просьбе французского правительства «Дисней» перенес дату запуска с 24 марта на 7 апреля). Не думаете ли вы, что такие американские платформы, как Netflix, Disney, Amazon и в ближайшее время Apple только выиграют от этого кризиса и карантина, объявленного в связи с эпидемией?

Да, конечно. Это произойдет из-за того, что французских или других европейских платформ VoD подобного масштаба на рынке нет. А ведь такие «нишевые»сервисы, как Mubi, FilmoTV, Lacinétek, очень интересны. В «нишевом» сегменте авторского кино существует большое французское и европейское предложение. Но такого же предложения в сфере массового кино у нас нет.

Посмотрим, что сможет предложить запускаемый главными французскими телеканалами сервис Salto. Эта платформа скоро должна появиться на рынке. Но как можно противостоять таким монстрам, как Netflix или Disney? То, что кинозалы закрыты, на руку не только этим платформам, но и классическому телевидению. Из-за того, что люди сидят дома, ежедневный просмотр телепрограмм вырос в среднем на час.

Вернутся ли зрители в кинозалы после кризиса?

Мы с нашим прокатчиком как раз об этом и поспорили. Выход фильма в VoD позволяет в короткий срок показать его широкой аудитории, но экономически это не столь выгодно для покрытия затрат на рекламу и работу дистрибьютора, который занимается прокатом. Между прочим, кинозалы нас заверили в том, что фильм войдет в программу и будет идти, как и было запланировано, до закрытия залов.

В связи с закрытием кинозалов людям предлагается все больше и больше бесплатных культурных программ, которые министерство культуры объединило под хэштэгом #Culturecheznous. Готова ли французская кинопромышленность жить в интернете?

Да, готова. Возьмем UniversCiné, очень интересную платформу VoD, с очень большим фондом — 3 тысячи авторских европейских лент. Это в основном кинонаследие, так как недавно сделанных фильмов в списке нет. И тем не менее, удалось выпустить в VoD во Франции документальный фильм Ришара Копана «Monsieur Deligny vagabond efficace» (Господин Делини — успешный бродяга). Предполагалось сделать не больше 10–20 копий этого документального фильма. Так что его выход в VoD можно считать скорее успехом. Но для нашего фильма «Сын», в прокат которого (включая рекламу) дистрибьютор вложил 250 тысяч евро, 20 тысяч просмотревших недостаточно. Показ фильма в VoD, может быть, принесет 5000 евро, а в лучшем случае 10 тысяч. Но ведь этого недостаточно на покрытие расходов перед выходом фильма на киноэкран. Поэтому мы считаем четыре дня, которые фильм шел до закрытия кинозалов, предпремьерой, а день, когда кинотеатры снова откроются, станет настоящей премьерой фильма на широком экране.

19 марта стало известно, что Каннский кинофестиваль официально перенесен на более поздний срок. Новая дата пока не объявлена. Как вы считаете, какими будут последствия этого решения для французской киноиндустрии?

Это будет очень большой удар, в частности, для компаний, которые занимаются международной продажей фильмов и для которых Каннский фестиваль представляет 70% прибыли. Это продажа кинолент в контексте фестиваля, который становится мировой премьерой самых крупных кинорежиссеров. Это фильмы, которые затем номинируют на Оскара, которые становятся призерами в других местах и у которых хорошие прокатные перспективы, несмотря на иногда непростые сюжеты. Как пример приведу фильм «Капернаум» Надин Лабаки о брошенных детях. В Китае его посмотрело 12 миллионов человек. В Китае после короновируса кинозалы откроются с фильмами, которые имели успех в прошлом году. Если Каннский фестиваль не состоится, это серьезно отразится на мировом кинематографа. На местном французском, возможно, немного меньше, потому что комедии, на которые приходится 40–50% зрителей в наших кинозалах, на Каннский кинофестиваль все равно не попадают.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.