Перейти к основному контенту

Суд да выборы: каково быть оппозиционером в Беларуси

Митинг белорусской оппозиции в Минске 8 ноября 2019 г.
Митинг белорусской оппозиции в Минске 8 ноября 2019 г. REUTERS/Vasily Fedosenko

17 ноября в Беларуси пройдут досрочные парламентские выборы. Независимые политики признают, что на выборах нет никакой реальной конкуренции, а победителей выбирает лично президент. Зачем оппозиция участвует в этих выборах, сколько стоит организовать пикет и как власти расправляются с неугодными политическими активистами, выяснял специальный корреспондент Русской службы RFI в Минске.

Реклама

«Позор такому суду!», — крикнул из клетки для подсудимых молодой бритоголовый человек и перерезал себе вены.

17 октября в Минском городском суде начались слушания по делу 25-летнего анархиста Дмитрия Полиенко. Его арестовали еще в марте 2019 года, обвинив сразу в четырех преступлениях: распыление перцового газа, нанесение граффити, разжигание вражды к сотрудникам милиции в роликах на ютубе и оскорбление бывшего министра внутренних дел.

«Очевидно, что они пошли в лобовую атаку на него. Дима очень активный и его давно хотели наказать. Это видно из количества статей, которые на него навесили. Просто, чтобы закопать человека», — объясняет соратник Полиенко по анархистскому движению Вячеслав Косинеров.

Политикой Полиенко увлекся еще подростком, сначала примкнул к «Национал-большевистской партии» Эдуарда Лимонова, после событий в Украине стал анархистом. До мартовского ареста Дмитрий побыл на свободе всего несколько месяцев. С апреля 2016 года по октябрь 2018-го он сидел в Бобруйской колонии из-за порванной куртки милиционера. Amnesty International признала тогда Полиенко узником совести.

Активистка «Белорусского народного фронта» Нина Багинская на суде по делу Дмитрия Полиенко
Активистка «Белорусского народного фронта» Нина Багинская на суде по делу Дмитрия Полиенко RFI / Sergey DMITRIEV

К анархистам у белорусских властей подход особо жесткий. «По анархистам работает отдел по борьбе с организованной преступностью, по другим партиям — КГБ. Такое разделение труда», — объясняет пришедший в Минский горсуд правозащитник Алесь Беляцкий. «УБОП является фактически гестапо современности белорусской», — подтверждает анархист Косинеров.

Перерезав себе вены 17 октября, Полиенко протестовал против закрытого порядка рассмотрения своего уголовного дела. «Мы сделали заявление, что если суд будет закрытым, то мы сразу же, автоматически признаем его заключенным», — говорит Беляцкий.

Заявление ли правозащитников, перерезанные ли вены Полиенко — сложно сказать, что именно повлияло на позицию судьи Петра Орлова, но в последний момент он объявил процесс открытым. Скамейки для слушателей заполнили друзья Полиенко, оперативники с видеокамерами и несколько корреспондентов независимых белорусских СМИ. Полиенко с перебинтованной рукой вернули в зал.

***

«Когда в 26 лет меня назначили председателем колхоза, в райисполкоме предложили: „хочешь быть депутатом районного совета?“ Через два месяца стал депутатом», — вспоминает теперь уже кандидат в депутаты белорусского парламента Николай Лысенков.

Николаю — 39 лет. Из колхоза он перешел на работу в райисполком, потом стал директором аграрного колледжа. С государственной службы Николай ушел в 2018-м. Тогда же присоединился к общественному движению «Говори правду», созданному поэтом и оппозиционером Владимиром Некляевым накануне выборов 2010 года.

«В душе я всегда был оппозиционером, — признается Николай. — Президента никогда не поддерживал. Просто в стороне стоял от политики. Мне было все равно, кто там президент. Главное, что есть дом, семья, машина, на юг съездил отдохнуть». Николай живет в городе Столбцы, в 70 км от Минска. После ухода с госслужбы стал индивидуальным предпринимателем. «У нас с женой свой магазинчик в области сельского хозяйства», — объясняет Лысенков, когда предвыборное интервью прерывается звонками клиентов.

Николай почувствовал, что не может оставаться равнодушным к ситуации в его стране, когда чиновники занимаются «показухой», а молодые и активные ищут, куда бы уехать. «У меня сыну 15 лет, [у него] на окне червоно-белый флаг висит (бело-красно-белый флаг Белорусской народной республики, не признается нынешней властью — RFI), и он спрашивает: „а почему мы все молчим?“ Само не поменяется, если мы не будем это менять. А я хочу жить в Беларуси, я белорус».

Пикет движения "Говори правду" и кандидата в депутаты Николая Лысенкова (крайний справа)
Пикет движения "Говори правду" и кандидата в депутаты Николая Лысенкова (крайний справа) facebook.com/ZaprauduBY

Своим примером Николай надеется доказать белорусам важность участия в политической жизни. «Вчера была запись на телевидении, я призывал людей к нам присоединиться и показывал свой телефон. Специально распечатал и поднял его на уровень лица буквально секунд на 10–15, — рассказывает Лысенков. — Мы призываем присоединиться простых людей, которые устали от безразличия и понимают, что надо что-то в обществе менять».

Пять минут на телевидении, пять минут на радио и две статьи в государственных газетах — все, что белорусское государство гарантирует зарегистрированному кандидату. «Последние лет девять по крайней мере бить перестали, сажать в тюрьму перестали. Сменили форму репрессий: штрафы, увольнения с работы, исключение студентов из университетов, давление на семью», — говорит соратник Лысенкова по движению Сергей Возняк.

На этих парламентских выборах «Говори правду» выдвинуло 43 кандидата, но до участия в кампании допустили только шестерых. Среди белорусской оппозиции отношение к движению неоднозначное, его лидеров упрекали за близость к власти и подозревали в сотрудничестве со спецслужбами.

«Есть такая радикальная оппозиция, которая призывает выходить на акции протеста, а у нас такие акции часто разгоняют дубинками. Людям жизнь искалечат, и чего я добьюсь? — объясняет Николай умеренную позицию своей организации. — Наше законодательство несовершенно, но раз есть уже эти законы, мы их не нарушаем. Мы действуем по законам Республики Беларусь. Нас дубинками не разгоняют».

***

Вечером в будний день у фонтана Комаровского рынка в Минске в толпе прохожих выделяется группа людей с бело-красно-белым флагом: пикет проводит Партия христианских демократов. «У нас не было массовых акций уже достаточно давно. Последняя была, кажется, в позапрошлом году», — рассказывает кандидат в депутаты, лидер «Молодых христианских демократов» Надежда Гацак.

«Надоело, что в этой стране все только деградирует, и хочется будущего для своих детей, — говорит молодая мама троих детей Надежда. — Хочется, чтобы наши дети росли в другой стране, чтобы они могли спокойно высказываться, чтобы могли выйти и отстоять свои права, вне зависимости от того, сколько стоит милиция. Чтобы бесплатно постоять под бело-красно-белым флагом, за который у нас и штрафы дают. В Беларуси политикой заниматься довольно опасное дело, но если не лезть на рожон, то можно как-то».

Политикой в Беларуси заниматься не только опасно, но и дорого. С 2019 года белорусские власти ввели единые тарифы на проведение массовых уличных акций, за исключением тех, которые проводят сами власти. Желающие митинговать обязаны заключить договор с отделом милиции на оплату охраны митинга, заплатить за дворников и дежурство «скорой помощи». «Тысячи долларов нужны, чтобы провести митинг», — говорит Сергей Возняк. В результате, и без того невысокое число протестных акций в Беларуси за последний год сократилось до минимума. А после каждого митинга организаторы и власть спорят о числе участников, причем бо́льшую цифру называет милиция.

Кандидат в депутаты Надежда Гацак
Кандидат в депутаты Надежда Гацак facebook.com/nadezda Hacak

Предвыборный период — единственное время, когда зарегистрированные кандидаты могут «бесплатно» проводить уличные встречи с избирателями. И в предшествующий дате голосования месяц оппозиция занимается «хождением в народ».

Возле Надежды и ее сторонников постоянно останавливаются прохожие. Семья с маленькими детьми внимательно и с удивлением слушает рассказы активистов о том, как проходят выборы в России — наблюдатели, видеофиксация — все, о чем только может мечтать белорусская оппозиция.

«Стоя на пикетах, мы видим, сколько людей подходит — это не один-два процента, — уверяет Надажда. — Просто все сидят и боятся нос высунуть. У всех есть работа, за которую они очень держатся, которую очень тяжело и очень больно потерять. А неугодных родителей ставят на учет и могут забрать детей в любой момент. Люди боятся. Но это не значит, что их мало».

***

«Беларусь рэпрэсаваная, штрафы, краты, катаваннi», — активистка «Белорусского народного фронта» Нина Багинская переводит мне свой плакат, — «краты — это тюрьмы, катаваннi — пытки». С таким плакатом 72-летняя Багинская пришла 25 октября в Минский городской суд на вынесение приговора анархисту Дмитрию Полиенко. «Хожу на все политические суды, а когда меня судят, я не хожу, мне уже смешно ходить на такие суды», — улыбается пожилая дама.

С другой стороны улицы напротив суда стоят еще активисты. Пользуясь предвыборным моментом, сторонники кандидата в депутаты Павла Юхневича из партии «Европейская Беларусь» организовали пикет в поддержку анархиста Полиенко, для которого обвинение потребовало шесть лет лишения свободы.

В суд медленно запускают сочувствующих, журналистов, правозащитников. На входе посетителей встречает вежливая девушка, то ли хостес, то ли пресс-секретарь, проводит экспресс-аккредитацию неаккредитованных журналистов и отправляет к рамкам металлоискателя. Шестеро человек в синих жилетках «Security» ведут медленный досмотр. За всем этим процессом по углам наблюдают милиционеры и «люди в штатском».

На оглашение приговора у судьи Орлова уходит ровно пять минут. «Признать Полиенко виновным и на основании части 3, статьи 339 УК Республики Беларусь, назначить меру пресечения в виде ограничения свободы, без направления в исправительное учреждение, применить статью 8 закона Республики Беларусь от 15 июля 2019 года номер 230 об амнистии в связи с 75-летием освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков и освободить Полиенко от наказания. Освободить из-под стражи в заде суда». Зрители встречают приговор аплодисментами.

Еще через пять минут Полиенко дает импровизированную пресс-конференцию на улице перед зданием суда. «Будем продолжать бороться с этой лживой системой, с диктатурой, с милицейским произволом, — говорит сам Полиенко. — Отступать некуда, и я не намерен. Если они захотят, они меня посадят. Страшнее жить не в тюрьме, а жить в этом обществе, где ложь и вранье».

Дмитрий Полиенко после освобождения. Фото: ПЦ "Весна"
Дмитрий Полиенко после освобождения. Фото: ПЦ "Весна" spring96.org

Вечером, накануне освобождения Полиенко, стало известно, что задержаны два других анархиста, Никита Емельянов и Иван Комар, по делу о брошенных в здание Минского горсуда лампочках с краской. Акция была приурочена к процессу над анархистом Полиенко.

selfpromo.newsletter.titleselfpromo.newsletter.text

selfpromo.app.text

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.