Перейти к основному контенту

Архив адмирала Колчака продали в Россию более чем за €3 млн

В аукционном доме Drouot в Париже идет распродажа архива адмирала Колчака 21 ноября 2019
В аукционном доме Drouot в Париже идет распродажа архива адмирала Колчака 21 ноября 2019 RFI / Ksenia GULIA

Семейный архив адмирала Александра Колчака ушел в Париже с молотка за более чем три миллиона евро, сообщил 21 ноября аукцонный дом Drouot.

Реклама

Подавляющее большинство предметов перейдут в Россию, сообщил русской службе RFI куратор торгов Иван Бирр.

21 ноября на торги в Париже выставили 394 лота из коллекции, которая столетие хранилась в семье вдовы Колчака во Франции. Ее наследники решили выставить архив на аукцион после смерти внука адмирала — Александра Ростиславовича Колчака. Торги проходили в 12-м зале известного парижского аукционного дома Drouot, свободных мест не было. 

Торги были уникальны как по своим масштабам, так и по исторической значимости. Предметы, связанные с Колчаком, выставляют на продажу крайне редко. А о существовании многих документов историки раньше и вовсе не знали.

Самый дорогой лот, ушедший в четверг с молотка, — наградная грамота ордена Святого Георгия, которой Колчака удостоил Николай II. Ее цена на торгах превысила 211 тысячу евро (с учетом акционного сбора), хотя ожидали ее продать за четыре-семь тысяч. Паспорт лейтенанта флота Александра Колчака, выданный в 1900 году, продали за 82 тысячи евро при предварительной оценке в одну-две тысячи. Уникальная фотография Колчака в шестилетнем возрасте, сделанная в Петербурге, тоже привлекла внимание коллекционеров. Ее купили за 32 с половиной тысячи евро при экспертном «эстимейте» в 500–800 евро.

Основа выставленной на аукцион коллекции — письма адмирала Колчака жене Софье Федоровне, которая эмигрировала вместе с сыном Ростиславом во Францию в 1919 году. Начинаются эти письма обычно словами «Дорогая и милая Сонечка». Колчак рассказывает о своем беспокойстве за семью и о военно-политической обстановке. В одном из них, например, он пишет Софье Федоровне из Омска: «Дорогая Сонечка. Я получил несколько твоих писем из Парижа. Я рад, что ты устроилась со Славушкой в обстановке, в которой можно жить. Я переживаю очень трудный период. Большевистские армии… силы с Урала, и как всегда в тоже время все трудности управления возрастают, и неудачи следуют за неудачами… Сплю 4-5 часов, а то и меньше, и иногда сам удивляюсь, как справляюсь с той невероятной работой, которую я взял на себя. (…) Тяжел крест, принятый мною, и только во имя Родины можно нести его». Предварительная цена многих писем на торгах была многократно перекрыта.

Еще один ценный лот — неизвестная ранее специалистам рукописная прокламация Временного Всероссийского правительства в Омске с исправлениями Колчака. Ее цена на торгах достигла 70 тысяч евро. В этом документе говорится, что правительство во главе с адмиралом Колчаком «приняло на себя задачу ввести воссоединившуюся и возрожденную Россию в круг великих демократий мира» и бороться с большевизмом.

Евангелие, которое Колчак в молодости взял с собой в полярную экспедицию, продали за 65 тысяч евро. Его же с собой взял сын Колчака, когда пошел на службу во французскую армию в годы Второй мировой войны.

В доме Drouot называют состоявшийся аукцион настоящим триумфом. Куратор аукциона Иван Бирр в интервью RFI рассказал, что около 90% лотов перейдут в российские частные и государственные коллекции.

Иван Бирр: Мы очень рады, что эта продажа дала возможность вновь говорить о Колчаке публично, до того, как все это будет частных или государственных коллекциях. Но надо понимать, что, когда это частная коллекция, это далеко не потеря. Частные коллекционеры очень бережно хранят то, что покупают, потом передают из рук в руки, продают. Это совсем не потеря для истории.

RFI: Нет ли сожаления у потомков Колчака, что коллекция уходит?

Они и правда жили бедно. Этот вопрос мне часто задают. Трудно понять, как непросто хранить (коллекцию), когда люди бедные, переезжают, иногда война, иногда смерть. Больше ста лет (хранился) весь архив. Надо в конце концов быть благодарными, что все это сохранилось, хранилось бережно. Может, быть не было научно организовано, но все это было сохранено тремя поколениями.

Но нет ли сожалений у четвертого поколения, у правнуков?

Я не знаю. Мне лично было бы трудно. Но должен сказать, что работа с Анастасией Бирр с этой коллекцией была очень тяжелая. Это трагическое наследие. Здесь об адмирале Колчаке говорят, как о герое, как о человеке, которого любят. Но когда это ваш родственник, и вы знаете, как все это закончилось, это (для потомков) может быть освобождением от чего-то очень тягостного.

Как выяснила русская служба RFI, большое число лотов приобрели для Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына в Москве. Его директор Виктор Москвин, присутствовавший на торгах, отметил, что в Доме русского зарубежья планируется выставка, посвященная Колчаку. 

Младший научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Михаил Друзин сообщил, что Росархив вместе с Библиотекой русского зарубежья выкупили на частные средства все лоты.

Позже официально подтвердили, что для Дома русского зарубежья и Государственного архива России на средства меценатов выкуплено подавляющее большинство лотов. «Помимо документов, ценнейшей переписки Колчака с женой, в Россию также вернутся материалы семей известных флотоводцев Развозовых и Старков, а также материалы по истории российского флота рубежа XIX–XX веков», — говорится на сайте Дома русского зарубежья. Некоторе предметы будут храниться в российских частных коллекциях. 

Ранее Иван Бирр в интервью RFI отмечал, что российские власти интересовались коллекцией, но конкретных предложений о выкупе архива не поступало. Министр культуры России Владимир Мединский заявлял, что его ведомство не будет выкупать архив и никогда не участвует в подобных закупках за рубежом. Тем не менее, по его словам, министерство культуры оценило бы, если бы российские меценаты из поклонников адмирала Колчака выкупили и привезли в Россию эту коллекцию.

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.