Перейти к основному контенту

Чем опасен для граждан и власти российский закон о физлицах-иноагентах

Владимир Путин на этой неделе подписал закон, позволяющий признавать «иностранными агентами» физических лиц
Владимир Путин на этой неделе подписал закон, позволяющий признавать «иностранными агентами» физических лиц Alexander Zemlianichenko/Pool via REUTERS

Владимир Путин на этой неделе подписал закон, позволяющий объявлять российских граждан СМИ-иностранными агентами. Закон был официально опубликован и уже вступил в силу. С чем связано его принятие, а также кому и чем грозит его применение — RFI рассказали эксперты.

Реклама

По мнению юриста Центра защиты прав СМИ Светланы Кузевановой, признать иноагентом теперь могут любого россиянина.

Светлана Кузеванова: Еще в 2017 году в закон о СМИ было введено понятие СМИ-иностранного агента. Этот статус могли получить юрлица, организации, которые действовали за рубежом, получали иностранные деньги и выпускали предназначенную для неограниченного круга лиц продукцию. Сейчас эта норма была дополнена возможностью признавать СМИ-иностранными агентами физлиц. Звучит это, конечно, невероятно странно, потому что не совсем понятно, как обычный гражданин, который распространяет что-то в сети интернет, может быть признан не просто иностранным агентом, а именно иностранным СМИ. Качество закона в этом смысле очень страдает, потому что гражданин или физлицо, конечно же, не могут быть продуктом деятельности той или иной организации. А получается, что так.

RFI: Кто подпадает под действие закона?

Это человек, который, с одной стороны, распространяет для неограниченного круга лиц информацию, самую разную — и текстовые материалы, и аудиовизуальные, и какие-либо иные. И при этом получает денежные средства из иностранных источников или иностранное имущество. В данном случае совершенно неважно, от кого он получает это имущество и для каких целей. Но на этом законодатель не ограничился, и СМИ-иноагентом могут быть также признаны российские физические и юридические лица, которые распространяют сообщения и материалы, созданные СМИ-иноагентом, либо если эти лица участвуют в создании этих материалов, и, помимо этого, еще получают деньги из иностранных источников.

Многие эксперты, практикующие юристы уже высказались относительно того, что закон сформулирован настолько широко, что практически каждый житель нашей страны может попасть под сферу его применения. И это как раз свидетельствует об очень низком качестве этой законодательной нормы.

Светлана Кузеванова

Что примечательно: нет никакой связи между распространением или изготовлением материалов СМИ-иностранного агента и получением денег из иностранных источников. Неважно, платит вам само это СМИ, или вы получили наследство, или вам в качестве добровольного пожертвования поступили деньги из-за границы даже в очень небольшой сумме. Многие эксперты, практикующие юристы уже высказались относительно того, что закон сформулирован настолько широко, что практически каждый житель нашей страны может попасть под сферу его применения. И это как раз свидетельствует об очень низком качестве этой законодательной нормы, и мы можем говорить о том, что нарушены все законодательные техники, поскольку действительно закон позволяет привлечь к ответственности, признать СМИ-иностранным агентом любого гражданина, который хотя бы раз получал деньги из-за рубежа. Потому что второй необходимый признак, а именно распространение неограниченному кругу лиц информации в сети интернет, выполняется абсолютно каждым человеком в нашей стране в своей обыкновенной жизни. Поэтому не составит труда любого человека признать СМИ-иностранным агентом.

Другой вопрос: как будет исполняться этот закон и будет ли он реально применяться к многим гражданам или всего лишь к нескольким десяткам людей, как обещают это законодатели в своих интервью? Но сама по себе ситуация, когда законодатель принимает закон, который может применяться настолько избирательно, и изначально открыто декларирует, что этот закон создан для нескольких граждан в многомиллионной стране — само по себе это заявление выглядит крайне странным и говорит об ужасном качестве этой законодательной нормы.

Это просто продолжение взятого когда-то курса на закручивание гаек, который режим реализует в отношении политической оппозиции.

Аббас Галямов

За нарушение закона предусмотрены штрафы, а также арест до 15 суток.

Через пару лет ярлык «иноагента», присвоенный человеку, будет восприниматься как знак качества, уверен политолог Аббас Галямов.

Аббас Галямов: Это просто продолжение взятого когда-то курса на закручивание гаек, который режим реализует в отношении политической оппозиции. Путин говорит Кириенко, Кириенко дает поручение всем остальным. «Давай закручивать гайки». И все сидят и думают, что они могут в этой связи сделать. И рождается куча каких-то предложений. Оно, может, неидеальное, даже с точки зрения властей, но, поскольку выбор небольшой, уже столько лет гайки закручивают, поэтому большая часть шагов уже предпринята, приходится придумывать что-то новое и все менее эффективное. Такая падающая эффективность получается у системы. Вот, придумали этот закон.

Но ведь в США есть аналогичный закон? («Акт о регистрации иностранных агентов» (FARA), согласно которому иноагентом может быть признано физическое или юридическое лицо только в том случае, если оно напрямую управляется или контролируется иностранным правительством или организацией — RFI).

Мы постоянно спорим с Америкой, доказываем, что Америка какая-то неполноценная и плохая, а мы такие самостоятельные и вовсе не обязаны жить по американским лекалам, при этом постоянно Америку имитируем. Первый же аргумент, который наши власти используют — смотрите, как у американцев. Да, в какой-то степени это все напоминает внешне то, что происходит в Америке, просто контексты разные.

В Америке есть реальное разделение властей, суды сплошь и рядом принимают решения, неприятные для администрации, отменяя ее решения. Сплошь и рядом Конгресс принимает законы, которые не нравятся администрации. Когда есть разделение властей, любой механизм работает совершенно по-другому, чем в ситуации, когда он работает в нашем контексте, где никакого разделения властей нет, и есть одна четкая административная вертикаль. Любой судья принимает решение по политическому делу, не исходя из буквы или духа закона, а исходя из политической установки, спущенной ему сверху. Притом, что, наверное, определенное внешнее сходство есть между законом, принятым в Америке и принятым у нас, но по сути это совершенно разные вещи, потому что все определяет контекст.

От чего будет зависеть применение этого закона?

От настроения в Кремле. Если они будут чувствовать, что оппозиция их зажимает, рейтинги падают, критика становится все более жесткой и агрессивной, популярность режима снижается и ближайшие выборы они рискуют проиграть, они будут закручивать гайки и пачками признавать людей иностранными агентами. Если они будут чувствовать, что все неплохо у них, как это было, например, после Крыма в 2015–16 году, в принципе, могут не сильно напрягаться. Путин же сам по себе человек некровожадный, без необходимости головы не рубит. Он рубит их только тогда, когда чувствует, что его власти что-то угрожает. Поэтому пока принято решение, что власти дополнительный патрон себе в патронташ заложили, у них появился новый инструмент. А как они его будут использовать, они будут решать по ходу дела. Сейчас они вообще об этом не думают, главное, чтобы этот патрон был, не самый хороший, не очень эффективный, но пусть будет.

Cейчас маркировка «иностранный агент» практически ничего особенного не добавляет. Пройдет год-два, и это будет восприниматься как знак качества.

Аббас Галямов

Неэффективный он в том смысле, что сама по себе эта маркировка 3–4 года назад произвела бы большое впечатление на аудиторию. Одно дело, когда общественный деятель выходит и рассказывает, что власть плохая, его слушают. А другое — когда он маркирован как иностранный агент, в этом случае его будут слушать менее внимательно и при этом кидаться в него тухлыми помидорами. Несколько лет назад было бы так. Сейчас ситуация поменялась, буквально за лето. Левада-центр мерил отношение к Америке и Евросоюзу в мае и в конце августа, был всероссийский опрос. На фоне московских летних протестов, конфликта властей с обществом отношение к Америке улучшилось, антирейтинг Америки упал на значимую величину — на четверть точно. И сейчас число россиян, которые относятся к Америке плохо, практически ровно числу тех, кто относится к ней хорошо. Отношение меняется. А число людей, которые позитивно относятся к Евросоюзу, за три месяца превысило число тех, кто относится к нему негативно.

То есть сейчас маркировка «иностранный агент» практически ничего особенного не добавляет. Пройдет год-два, и это будет восприниматься как знак качества. В начале 80-х все, что сказали иностранные голоса, воспринималось как правда. Режим, система настолько всем надоели, достали, настолько сильное ощущение усталости от их псевдопатриотической риторики, что все, что говорят их враги, автоматически становится правдой. Через несколько лет в нашем случае будет то же самое. Чем сильнее человека будут маркировать как иностранного агента, тем внимательнее к нему все будут прислушиваться.

Это очередное завинчивание гаек в области гражданских свобод россиян. Применяться он будет избирательно, и это плохо, потому что именно произвольность правоприменения и создает главную угрозу.

Николай Сванидзе

Член СПЧ при президенте России журналист Николай Сванидзе считает, что новый закон не соответствует духу российской Конституции.

Николай Сванидзе: То, что это не соответствует духу Конституции, — несомненно. Потому что в Конституции прописаны все демократические свободы, в том числе свобода слова. То, что закон о физлицах-иностранных агентах нарушает по своему духу — не знаю, вероятно, возможно виртуозное оправдание его и доказательство того, что крючкотворски он вполне вписан в российское законодательство — но то, что по духу это не так, несомненно! Это очередное завинчивание гаек в области гражданских свобод россиян. Применяться он будет избирательно, и это плохо, потому что именно произвольность правоприменения и создает главную угрозу. Поскольку он очень произвольно прописан, он будет и произвольно применяться. В отношении тех, кого захотят в данном случае привлечь к ответственности. Привлекать будут тех, кого нужно будет привлечь.

От чего будет зависеть желание привлечь?

Оно будет зависеть от его политической позиции и, во-вторых, от того, насколько он будет представлять интерес для людей, обладающих властью. Потому что у нас это тоже является поводом привлечь человека. Прежде всего, это будет зависеть от того, как будет оценена степень его лояльности или оппозиционности. Поэтому многие журналисты и блогеры, правозащитники, независимые по своей позиции, в любой момент могут оказаться под ударом. Потому что критерии привлечения к ответственности настолько размыты, что привлечь можно будет, кого угодно. Любой человек, который высказывается в публичной сфере о чем-то выходящем за рамки кошечек и чего-то еще, не имеющего никакого отношения к политике, и получает хоть какие-то деньги из любого зарубежного источника по любому поводу, формально может быть привлечен к ответственности в соответствии с этим законом.

До конца месяца должна состояться встреча членов СПЧ с президентом Путиным. Вы намерены обсуждать эту тему?

Я не готов говорить за все СПЧ, у меня тема другая. Если зайдет разговор об этом, я своего мнения не скрою. Не исключаю, что этот вопрос возникнет, но ничего точно по этому поводу сказать не могу.

***

Первыми изданиями, которые были признаны в России иностранными агентами еще в 2017 году, стали американские СМИ: «Голос Америки», «Радио Свобода», «Сибирь. Реалии», «Крым. Реалии», «Кавказ. Реалии», «Идель. Реалии», «Фактограф», телеканал «Настоящее время». В ноябре 2019-го в этот список попал еще один проект «Радио Свобода» — «Север. Реалии».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.