Перейти к основному контенту

«Очевидного убийцу оправдали». Присяжные оправдали убийцу гея

Басманный районный суд города Москвы
Басманный районный суд города Москвы Yuri KADOBNOV / AFP

В рунете вот уже несколько дней обсуждают приговор Басманного районного суда Москвы, где присяжные признали подсудимого невиновным в убийстве, несмотря на показания двух свидетелей и видео с камер наблюдения. Жертвой нападения стал гей, а мотивом — гомофобная ненависть — таково мнение адвокатов пострадавшей стороны и друга убитого, который присутствовал при убийстве.

Реклама

29 июня 2019 года в районе Курского вокзала ранее судимый Антон Бережной, находящийся под воздействием не то алкоголя, не то наркотиков, напал на гей-пару. Евгений Ефимов и Роман Едалов вышли из гей-клуба и ждали такси. Рассказывает адвокат пострадавшей стороны Артем Лапов.

Артем Лапов: Они ждали такси, возвращаясь из ночного клуба. Клуб там в нескольких минутах ходьбы от Курского вокзала. Вокруг них ходил какой-то парень. Он к ним как будто присматривался, а потом подбежал. На видео, разумеется, не видно, но выживший потерпевший рассказал, что он нецензурной бранью выражался, словом, обозначающим лиц гомосексуальной ориентации, называл сволочами и ударил обоих по лицу. Один из них, Роман, упал на землю, а Евгений побежал за обидчиком, чтобы схватить и вызвать полицию, призвать его к ответственности. Пытался каким-то образом ударить его, но ни один удар не достиг своей цели, а Бережной — так фамилия человека, который этот конфликт затеял — он его немного побил. Увидев, что все это происходит, Роман подбежал к месту конфликта. Там все очень быстро происходило, мы даже в суде смотрели замедленное видео. В какой-то момент Бережной достает нож, замахивается на Евгения, но не попадает, потому что Евгений от него отшатнулся, у него по касательной прошло, появился просто порез на груди. И потом Роман встал между ними, чтобы защитить Евгения, и получил удар в сердце, от чего умер за минуту. У Бережного проходящие люди, которые увидели этот конфликт, выбили из рук нож ногой, повалили на землю и потом уже ждали, когда придет охрана вокзала и полиция.

RFI: Как вы думаете, почему присяжные признали его невиновным в убийстве, зная обстоятельства?

Я могу предположить, что присяжные не поняли вопрос.

На какие вопросы им надо было ответить?

В первом вопросе было: доказано ли, что произошли эти события? Второй вопрос: доказано ли, что указанное деяние совершил Бережной в связи с возникшими личными неприязненными отношениями с Едаловым? То есть в одном вопросе два вопроса. Возможно, присяжные сделали акцент на вторую часть вопроса и ответили: нет, мы не увидели неприязненных отношений. Но опять же, это мои предположения, я точно не знаю, что там происходило, как шло обсуждение и почему такой вердикт был вынесен. Я не ожидал такого исхода.

В сети появились сообщения, что якобы его оправдали, потому что погибший сам «упал» на нож. Это чьи-то фантазии?

Нет, это не фантазии, так говорил подсудимый. Он говорил, что он не хотел никого убивать, что да, он достал нож, который у него был с собой в кармане, но он им защищался. Он находился у него в руке, и что погибший напоролся на этот нож. Он объяснял это так.

Но на видео видно, как было дело?

Да, на видео виден момент удара, единственное, это все находилось далеко, то есть, может, немного мелко было, но все равно момент удара видно. И свидетель говорил о том, что все-таки был именно удар, а не то, что человек стоял с ножом, а другой подошел и упал.

Во время следствия проводили эксперимент на месте убийства?

Во время следствия не знаю, потому что я вступил в дело, только когда оно было передано в суд. В судебном заседании это не изучалось. Поэтому не знаю, было это или нет.

Можно ли теперь обжаловать приговор?

Есть возможность для пересмотра приговора, его обжалования, но, конечно, когда вынесен приговор на основании вердикта присяжных заседателей, это сложнее, чем обжаловать просто приговор. Потому что должны быть серьезные процессуальные нарушения, которые должны быть подтверждены, в том числе протоколом судебного заседания. И на основании них уже можно попытаться добиться отмены приговора, тогда, разумеется, будет создана новая коллегия присяжных, и то же самое повторится еще раз. То есть еще раз будет рассматриваться это дело. Насколько мне известно, государственный обвинитель планирует подавать представление о том, что не согласен с приговором, я как представитель потерпевших тоже планирую написать жалобу. И в деле участвовал еще один представитель потерпевших, юрист ЛГБТ-группы «Стимул», мы с ним тоже совместно работаем. Насколько мне известно, он тоже будет писать жалобу. То есть как минимум три жалобы с нашей стороны на приговор будет.

В суде рассматривался мотив ненависти к социальной группе — это же считается отягчающим обстоятельством?

Да, мы пытались заявить мотив ненависти, но из-за того, что перед присяжными многие вопросы не исследуются — например, характеристики личности… В том числе, мотив мы не могли полностью установить из-за того, что не могли спросить о его отношении к ЛГБТ-людям, мы не имели права спрашивать у него об этом перед присяжными, потому что это бы характеризовало его личность, и судья все эти вопросы отводила. Но при назначении наказания по побоям (за это он получил ограничение свободы сроком год 11 месяцев — RFI) я пытался выступить в прениях и сказать, что давайте все-таки применим статью 63, там есть отягчающее обстоятельство, как преступление, совершенное на почве ненависти. Но судья сказала, что присяжные об этом ничего не сказали, хотя, в принципе, перед ними такие вопросы не ставились и не могли быть поставлены, и запретила мне высказаться на этот счет в прениях. Я это тоже считаю нарушением и, разумеется, в обжаловании буду это использовать.

***

Евгений Ефимов — партнер убитого Романа Едалова — говорит, что все еще надеется на настоящее правосудие.

RFI: Как напавший на вас человек понял, что вы геи?

Евгений Ефимов: Вполне вероятно, что он проследил от места, из которого мы вышли, мы выходили в это утро из гей-клуба. Соответственно, как вариант, он шел за нами и в связи с этим и произошло нападение. Вызывающего поведения у нас не было, но по видео видно, что он целенаправленно идет именно к нам, то есть у него был какой-то мотив, чтобы напасть.

Кроме вас на суде был еще один свидетель обвинения. Что он сказал?

Он подтвердил свои показания, которые дал в уголовном деле, соответственно, он сказал, что нападавший нанес удар ножом Роману. Он это видел, он участвовал непосредственно в схватке после того, как все это случилось, чтобы обезвредить преступника. Соответственно, он дал показания, которые, как я полагаю, подтвердили виновность подсудимого.

По-вашему, могли присяжные оправдать его в связи с собственной гомофобией?

Все возможно. У присяжных нет функции обосновать свой вердикт. Возможно, они просто не разобрались в тонкостях юридических формулировок — как были поставлены вопросы. Возможно, наложилось и что-то гомофобное. Я не знаю, что еще может быть. Потому что факты были налицо. Почему так случилось, очевидного убийцу оправдали — мне сложно это объяснить. Сами люди (присяжные — RFI) произвели неплохое впечатление. Судя по лицам, вполне адекватные. Но что там у них случилось в комнате для заседаний, я не могу сказать.

Как отреагировали присутствующие на суде, когда было объявлено о решении присяжных?

Первые минуты это был шок для всех. Как для судьи, которая вела процесс, так и для участников, вплоть до обвиняемого. Факты свидетельствовали полностью о вине, и даже он признавал свою вину о непредумышленном убийстве, но вот присяжные приняли совершенно противоположное решение, которое не ожидал вообще ни один из участников процесса.

Если приговор не удастся обжаловать, какое чувство останется у вас от произошедшего?

Такое же, как сейчас. Жуткая несправедливость. Театр абсурда. Потому что один вариант, когда нет доказательств, недостаточно доказательств, есть сомнения. А когда есть доказательства, беспристрастная видеосъемка, есть свидетели, есть орудие убийства, то есть полностью дело доказано, как я вижу. И такой вердикт — полностью человек оправдан. Впечатление, что правосудие не работает в данном случае, жуткое впечатление.

Если убийца останется на свободе, вы будете чувствовать себя в безопасности?

Ну, а вы как считаете? Я видел этого человека, когда он нападал на меня и моего партнера. Ощущение неадекватности исходящей. Потому что на суде не все обстоятельства уголовного дела можно было обсуждать в связи с обвиняемым, в каком он был состоянии. Что он сам признавал, что принимал перед этим. Он сейчас чувствует свою безнаказанность, и я не знаю, что можно ожидать. Но это не самое главное. Самое главное — чувство справедливости, которое есть у меня и у матери погибшего. Мы ждем все-таки настоящего правосудия. Потому что в данном случае коллегия присяжных в силу ли ошибки или еще чего вынесла, на мой взгляд, совершенно несправедливый приговор.

***

Центр «Сова» в начале февраля опубликовал итоги мониторинга ситуации в области прав человека в 2019 году. Эксперты пришли к выводу, что в России ЛГБТ-люди «регулярно сталкиваются с угрозами от гомофобно настроенных граждан и праворадикалов всех видов». И в прошлом году ситуация оказалась хуже, чем в предыдущем.

В апреле 2019 года в Санкт-Петербурге во время пикета, посвященного проблемам замалчивания дискриминации и преступлений на почве ненависти по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности, прохожий ударил по лицу одного из активистов.

Фрэнк Байков: Подошла группа людей, они решили, что я участник акции, хотя на мне не было никакой символики и плаката у меня тоже не было. Одна из девушек спросила у меня, гей ли я, я сказал ей, что да, и, помимо этого, еще и транс. Они вели себя очень агрессивно, но отошли от меня, потому что подошли сотрудники полиции, они, видимо, это заметили и ушли. Дальше прошло некоторое время, и мы пошли, то есть была прогулка уже без плакатов, символику все сняли. В этот момент та же группа людей стала выкрикивать гомофобные высказывания, и я стал это снимать. Один из них заметил, что я его снимаю, я с ним не вступал ни в какой диалог. И он попытался вырвать у меня телефон из рук. Он все это сопровождал какими-то высказываниями, говорил, что я пи.рас. Я ударил его по руке, чтобы он отпустил мой телефон, после чего он меня ударил по лицу и убежал.

На видео полиция, которой удалось его задержать, просит пострадавшего подтвердить факт нападения, но вы отказались…

Я боюсь полицию. Потому что в 2014 году меня пытали в отделении полиции и заставили написать заявление, что я против пропаганды гомосексуализма в России. А в 2017 году сотрудники Московского уголовного розыска похитили меня из дома.

Пытали? В связи с чем?

Там отдельная была история, связанная с моей девушкой, нашими отношениями. Ее отец узнал мой паспортный пол, он тогда был женский, и он, как я предполагаю, подкупил сотрудников полиции. В итоге нас обоих доставили в отделение, ее заставили написать на меня заявление об изнасиловании, меня закрыли в кабинете, били, записывали все, что я говорю, на диктофон, угрожали и под диктовку заставили написать заявление о том, что я против пропаганды гомосексуализма в России. Говорили, что это нужно начальнику отделения — получить от меня объяснения произошедшего. Я так понимаю, это было что-то вроде ответа на то заявление, которое написала под диктовку моя девушка — там было написано что-то вроде насильственных действий сексуального характера.

Дело так и не завели?

Нет, это было, скорее, тактикой запугивания нас обоих.

А что произошло в 2017 году?

Там история, не связанная с ЛГБТ вообще. Одна девушка написала на меня заявление, что я куратор групп смерти, у нее не было никаких доказательств, но почему-то все равно у меня провели обыск дома, и меня вывезли из дома и при этом говорили, что вывезут в лес, и я там все расскажу. И мы ехали около двух часов, и в итоге меня привезли в отделение уголовного розыска в совершенно другом районе города. Меня допросил следователь, который приехал из СК моего района, и, видимо, дело закрыли, потому что моей вины не было, я не совершал этого.

После этого у вас страх перед полицейскими?

Да, я стараюсь избегать полицию. Я понимаю, что, поскольку дело обусловлено ЛГБТ-тематикой, ему просто не дадут ход. И я знаю это, потому что одно мое дело вообще не стали рассматривать — меня избили гомофобы с моим парнем в 2017 году. И этому делу вообще не дали ход. И после прайда 2017 года нас облили из перцовых баллонов националисты. То, что это ненависть к ЛГБТ-людям, не было учтено в деле, в итоге это квалифицировали как хулиганство.

За которое судили только одного, хотя напала на вас группа — тот момент зафиксирован на видео. Остальные ушли от наказания?

Я так понимаю, что, возможно, даже не стали искать, потому что нам отказывали очень много отделений полиции в том, чтобы просто принять это дело, потому что оно связано с ЛГБТ-тематикой.

***

Между тем пресс-секретарь ЛГБТ-группы «Стимул» Сергей Романовский, освещавший дело об убийстве гея на Курском вокзале, начал получать угрозы. Пользователь «ВКонтакте» Алексей Гузенко прислал активисту видео, на которых предположительно убивают человека, и пообещал серию физических расправ: «уничтожать вас будем семьями».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.