Перейти к основному контенту

«Плевать на экономическую выгоду! Человеческая жизнь дороже!» Нужен ли тотальный карантин?

Прохожая в маске на улице Москвы
Прохожая в маске на улице Москвы REUTERS - EVGENIA NOVOZHENINA

В России создана петиция с требованием ввести строгие карантинные мероприятия в связи с распространением коронавируса. Авторы считают, что в противном случае «тысячи и даже десятки тысяч наших сограждан могут погибнуть».

Реклама

По официальной информации, в России на сегодняшний день зарегистрировано 306 случаев заражения коронавирусом, 16 человек выздоровело, от вируса пока никто не умер. Проведено более 156 тысяч тестов. По данным на пятницу, только 11 человек заразились внутри страны, остальные — завозные случаи.

Одной из тех, кто подписал обращение к российским властям, стала глава Альянса врачей Анастасия Васильева. О том, почему она сочла необходимым поставить свою подпись, Анастасия рассказала RFI.

— Уже во всех научных публикациях говорится, что если бы Китай или Италия приняли меры жесткого карантина на две недели раньше, у них бы сократилось количество смертей чуть ли не на 90%. Я просто не очень понимаю, почему наши власти не делают этого. Фактически они обрекают, во-первых, на гибель врачей. Они их вообще ничем не оснащают. То есть они не снабжены средствами защиты. У меня просто миллион обращений от медиков, которые каждый день пишут, что вот нас посылают на обследование температурящих просто в обычной трехслойной маске, иногда даже этих масок нет. Нужны костюмы, нормальные, а не трехслойные, маски, как респираторы, типа противогазов. Очки и все остальное. Медики в Китае даже ночевали в больнице, чтобы не разносить инфекцию. У нас как-то безалаберно, ходят туда-сюда, домой. У нас только начало, одна ступенька из пятидесяти.

У меня тетя работает во второй инфекционной больнице, вчера там выстроилась очередь из 15 машин скорых. Там не хватает мест вообще! Нарастает, условно говоря, апокалипсис. Количество больных увеличивается в геометрической прогрессии — именно, как они говорят, с пневмонией. Они явно не могут определить, какая именно пневмония, потому что, судя по всему, тесты не очень хорошие. А то, что это скрывается — это все будет на их совести. Естественно, они будут скрывать смертность, заболеваемость, все будут скрывать, лишь бы свои какие-то политические цели преследовать. Это просто преступление перед народом и по отношению к медикам, которые за копейки вынуждены подвергать свою жизнь опасности. Мне сейчас из Кургана пишут — медсестра. Она заболела, у нее температура и все такое, и она говорит, я в понедельник не выйду, а начальство ей отвечает, чтобы в понедельник была, как штык, у нас людей не хватает. Это что такое?!

Нагрузка на все медицинские учреждения сильно возросла?

Конечно! Нагрузка просто дико возросла, не хватает рук. Государство не предпринимает вообще никаких мер. Первое, что надо было сделать — закрыть метро, плевать на экономическую выгоду! Человеческая жизнь дороже!

Власти, видимо, боятся, что если все закрыть, наступит экономический апокалипсис.

А если люди будут погибать, у нас не будет экономического апокалипсиса? Надо закрыть все крупные города, потому что апокалипсис нарастает во всех городах крупных, где есть широкая транспортная сеть. Между городами-то плохо у нас развито сообщение, и это нас пока что спасает. К слову, если они сделают голосование на дому, все эти люди, которые забирают и отдают бюллетени, будут разносчиками тоже. Кто занимается противоэпидемическими мероприятиями? Собянин выступает, Путин, Мишустин. Почему молчит Попова, что ей, рот заткнули? Почему молчит министр Мурашко? Почему молчат врачи, которые должны понимать, что это такое? Потому что им рты заткнули, потому что им сказали молчать. Потому что у нас тут голосование, потому что мы развалили медицину и не хотим нести за это ответственность. В Москве закрыли половину инфекционных больниц, стратегических объектов. В течение последних десяти лет много инфекционных больниц закрыли, штук десять, наверное, и СЭС, которые раньше были по всей стране, сейчас их тоже нет.

Вы считаете, что людям нужно сидеть по домам, но кто им будет платить все это время?

Вот здесь уже надо подумать государству, сделать алгоритм для людей. Я не знаю, как это сделать, я не экономист, я медик. Я прекрасно понимаю, что может случиться с нашей страной, если мы потеряем половину населения, у нас и так естественная убыль! У нас же есть профицит бюджета, золотой запас, вот сейчас настало время его использовать. Пик у нас не сейчас, пик у нас будет в конце апреля–начале мая. У нас еще кадров нет, инфекционистов, эпидемиологов, даже санитарных врачей. Очень многие врачи, когда началось массовое сокращение, увольнение, около 30 тысяч ставок сократилось, только за последние два года. Естественно, что им делать? Они уходят в фармкомпании, создают какой-то свой малый бизнес. А сейчас мы остро почувствуем нехватку персонала, и уже она чувствуется.

Если вы посмотрите по экспоненте, как у нас это все развивается, и как это все развивалось там. У нас все то же самое. У нас это немного медленнее, потому что плотность населения другая по стране.

Вы знаете, как проверяют тех, кто вернулся недавно из-за рубежа и должен быть на самоизоляции?

Куча сообщений о том, приходит группа людей. Звонят, говорят, мы сейчас придем. Ну, хорошо. Приходят, подпишите здесь документы. Им говорят, но я уже до этого неделю ходил на работу. Они говорят, ну, ладно, все равно, подпишите, и мы пойдем. Им женщина говорит, у меня еще муж в квартире и мама. «Ну и что, их же сейчас нет? Мы пошли».

И даже мазок не взяли?

Нет, они очень по разному, у кого-то берут, у кого-то не берут. Четкого алгоритма нет. А знаете, что мне еще врачи рассказывали? Им же тоже такая нагрузка, ходить и проверять каждый день столько людей! Участковые терапевты перегружены, норма на участке 1700, а на самом деле по 5000, количество участковых терапевтов очень маленькое. Тяжелая работа и очень мало оплачивается. И вот, терапевты приходят и говорят, давайте я вас отмечу, а потом будем с вами думать, что я каждый день ходила. Их же тоже не обеспечивают защитой, заставляют перерабатывать, в 10 раз, не оплачивая это, кстати.   

Эпидемиолог, член Американского общества микробиологии профессор Михаил Фаворов считает, что России сейчас нужно усилить внутренние карантинные мероприятия.

Реальные финансовые средства ограничены, надо кончать эти драконовские меры защиты от внешнего завоза вируса, а заняться внутренними карантинными мерами, —  говорит Михаил Фаворов. — Люди, которые заболели, которые были контактными, должны находиться на карантине. Они могут находиться в своей квартире, как это делается в США, или в карантинных домах отдыха, как делается в Казахстане, но они должны быть изолированы, чтобы не рассеивать заболевание.

Как будто, именно такие меры сейчас и предпринимаются…

Но при этом же предпринимаются и внешние! Закрыты самолеты, пароходы, все моют корабли, черти что творится, на это тратятся деньги и силы, поэтому никто не занимается в полную силу карантинными мероприятиями внутри. Людей очень трудно уговорить остаться дома и не ходить по улицам, этим трудно заниматься, а занимаются тем, чем просто. Границы закрыли, и никто никуда не едет.

Михаил, почему в Италии сложилась особенно тяжелая ситуация по коронавирусу?

Там была допущена грубейшая ошибка. Первый случай, так называемый индекс-кей, попал в обычную больницу, его никто не спросил, что он приехал из Китая. Мне кажется, точно уже не помню, что он был на ИВЛ, а это очень сильно распространяет вирус, он был тяжело болен, это было плохой вирус, злой вирус, как я его называю. Его десять дней лечили, соответственно, мы получили то, что мы получили. Нарушение в Италии привело к распространению этого вида вируса, а в других местах, например, в Корее, вирус более щадящий. Та женщина из секты, которая не хотела лечиться, была индекс-кей. Она продолжала ходить в свою секту, не хотела изолироваться, всех перезаражала, но Бог милостив, они получили относительно легкий вид вируса.

Можно ли сейчас сказать, что в России распространяется не итальянский, а более легкий вид коронавируса?

На сегодняшний день ответить на этот вопрос невозможно. Но, с другой стороны, таких тяжелейших последствий, как имели место в штате Вашингтон в США, когда сразу в доме престарелых умерло чуть ли не половина пациентов, или как в Италии, когда сразу началась регистрация умерших, проявлений такого тяжелого вируса в России пока мы не видим. То есть, можно надеяться, что те вирусные частицы, которые уже находятся в циркуляции, не относятся к крайне тяжелым подвидам вируса. На сегодняшний день это все, что можно сказать. Это не значит, что они не появятся, что это не изменится, но сегодня такая ситуация.

Между тем, Минздрав поручил руководителям государственных и частных медицинских организаций зарегистрировать в электронных базах всех своих врачей и медсестер. На регистрацию и актуализацию информации больницам и поликлиникам дали два дня.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.