Перейти к основному контенту

Эпидемия закончится, слежка останется: как проконтролируют изоляцию в Москве

По словам экспертов, за время эпидемии коронавируса московские власти смогут отладить систему слежки, которая продолжит работать и после вспышки коронавируса
По словам экспертов, за время эпидемии коронавируса московские власти смогут отладить систему слежки, которая продолжит работать и после вспышки коронавируса REUTERS - Shamil Zhumatov

Для борьбы с эпидемией коронавируса власти Москвы и Московской области первыми ввели так называемый «режим обязательной самоизоляции», запретив жителям выходить из дома без крайней необходимости. Чтобы следить за соблюдением этих мер и наказывать нарушителей, в мэрии решили использовать современные технологии — заполнять заявку на пропуск нужно будет онлайн, а штрафовать смогут по данным видеокамер и банковских операциий. По мнению интернет-сообщества, из-за эпидемии коронавируса власти будут вести незаконную слежку, которая не закончится после пандемии.

Реклама

О том, что в Москве будут введены одни из самых жестких в России мер по борьбе с эпидемией коронавируса, жителям столицы сообщили указом мэра Сергея Собянина. Режим самоизоляции, который кардинально ограничил свободу перемещений москвичей, начал действовать 29 марта — при этом ЧС ни в городе, ни в стране не вводили.

Сразу после публикации приказа многие юристы возразили, что мэр города не имел права принимать подобные решения — ограничивать свободу москвичей и запрещать им перемещаться по городу может только президент. О неправомерности приказа заявил даже сенатор Андрей Клишас, сославшись на 55 статью Конституции. «Введение таких ограничений — исключительная компетенция Федерального собрания и президента», — рассказал он.

Через несколько дней стало известно, что следить за строгим исполнением указа в Москве будет «умная» система. Штрафы, размер которых составит от 15 до 40 тысяч рублей, могут выписать, основываясь на данные камер видеонаблюдения, покупок по банковским картам, совершенных далеко от дома, и нахождению телефона.

«Это не полномочия городских властей»

Для того, чтобы выйти из дома и не рисковать штрафом, жители Москвы должны будут получить специальное разрешение в виде QR-кода. Для этого придется заполнить формуляр и указать свое фактическое место жительства. Какие еще данные потребуют от горожан власти, пока неясно, однако их будет достаточно для того, чтобы создать колоссальную базу данных и фактически провести перепись населения Москвы. Как именно будет обеспечиваться безопасность личных данных, в мэрии не уточняют.

«То, что мы слышим, больше похоже на чьи-то утопические фантазии, которые не имеют никакого отношения к реальности. Закон не обязывает человека носить какие-либо QR-коды, и у полиции нет никаких полномочий их проверять. Огромное количество вопросов, — отметил в интервью Русской службе RFI юрист проекта „Роскомсвобода“ Саркис Дарбинян. — QR-код — это идентификатор, который ведет к какой-то информации. О какой информации идет речь, власти Москвы пока не сообщают. С точки зрения закона, ограничение конституционных прав — в том числе права на передвижение и частную жизнь, тайну связи — возможно только в соответствии с федеральными законами. Это не полномочия городских властей. Да, такие возможности могут открываться в случае введения ЧП. В соответствующем законе ничего не говорится про анализ геоданных и распознавание лиц».

В том, смогут ли разработчики гарантировать, что адреса жителей города не попадут в открытый доступ, IT-специалисты сомневаются. Ранее в интернет личные данные россиян попадали неоднократно. «Даже в даркнет ходить не надо. Мы с вашими коллегами выяснили, что в вайтнете (открытом сегменте интернета — RFI) есть огромное количество объявлений, предлагающих „пробить“ человека по фотографии. Это стоит до 10 тысяч рублей. Данные утекают, и это огромные риски неавторизованного доступа, злоупотреблений, утечек», — подчеркивает Саркис Дарбинян.

Moscow's have emptied since the lockdown came into force on Monday
Moscow's have emptied since the lockdown came into force on Monday AFP

Особые опасения у экспертов вызывает метод, выбранный Москвой для выдачи пропусков. QR-код является обычной цифровой ссылкой, которую несложно скопировать и сфальсифицировать, отмечает директор некоммерческой организации «Общество защиты интернета» Михаил Климарев. «Страшно даже не то, что эти данные утекут. Они утекли уже давно и везде. Утекут сами пропуски. Причем сделать это может человек, который себя хакером никогда не считал — сделал скриншот QR-кода и пошел. Эти пропуски мгновенно окажутся в сети, они очень легко подделываются. Это буквально ссылка на страницу», — рассказал он в комментарии RFI.

31 марта стало известно, что лишь QR-кодами власти Москвы решили не ограничиваться. Мэрия города выпустила приложение для телефонов на Android «Социальный мониторинг». Оно запрашивало доступ к камере, звонкам, датчикам телефона и информации о геолокации. Как позже объяснил представитель Департамента информационных технологий Москвы Эдуард Лысенко в интервью «Эху Москвы», приложение предназначалось только для зараженных коронавирусом, которые решили лечиться дома.

Программа, которая 1 апреля перестала быть доступной для загрузки, вызвала критику со стороны правозащитников и журналистов. Приложение передавало данные на иностранные серверы в незашифрованном виде. В IT-сообществе разработку назвали «сырой» и не готовой для использования.

«Какое-то приложение, в принципе, можно за неделю приготовить, если есть достаточно людей и мотивированная команда. Другое дело, что с ним будет возникать множество проблем — и они, в общем-то, уже возникли. Их придется „тушить“ пожарным методом. Забыли про безопасность, данные передаются в незашифрованном виде. Набрали в приложение все возможные разрешения с мобильного телефона. Даже по тому, как приложение сделано, видно — детский сад. Ожидать, что приложение, сделанное за неделю, будет работать хорошо, нельзя», — отметил Михаил Климарев.

Не во всех странах меры, которые заставляют людей строго соблюдать карантинные меры, связаны со введением слежки и получением разрешений. Во Франции, в частности, выходить из дома так же, как и во многих регионах России, можно только в случае крайней необходимости, однако получать специальное разрешение для этого не нужно. Жителям достаточно распечатать и заполнить формуляр, размещенный на сайте правительства, или воспроизвести его от руки. Туда нужно внести имя, фамилию, дату рождения, адрес проживания и причину выхода. В случае контроля документ следует показать полицейским, но в сеть или в какую-либо базу данных сведения не попадают — представители власти не записывают информацию о проверке. Исключение действует лишь при нарушениях карантинных мер — тогда данные о штрафе действительно фиксируются полицейскими.

Иначе обстоит ситуация в Китае — там для перемещения по городам, в которых введен карантин, требуется иметь при себе QR-код. Его генерирует приложение Alipay Health Code, созданное специально для борьбы с эпидемией COVID-19. При этом код может быть зеленого, желтого или красного цвета в зависимости от риска заражения коронавирусом. В зависимости от этого житель Китая может свободно перемещаться по городу или должен остаться дома. Как именно приложение присваивает тот или иной цвет, разработчики не объясняют, но пользователи жалуются, что статус кода меняется без видимых причин.

По данным газеты The New York Times, китайское приложение может передавать собранные сведения полиции. Правозащитники опасаются, что под предлогом борьбы с эпидемией Пекин может использовать личные данные для слежки даже после окончания эпидемии.

Как пишет РБК, для соблюдения карантинных мер власти Китая также планировали использовать камеры видеонаблюдения с распознаванием лиц. Однако система не справилась с масками и респираторами, которые мешают компьютеру узнавать граждан. Представитель компании-разработчика аналогичной системы, которой пользуются московские власти, уверен, что маска не влияет на работу алгоритма.

«Под общую истерию можно сделать достаточно много»

Как отмечает Саркис Дарбинян, в Москве решили пойти по пути Китая, а не Франции. «Это не похоже на то, что сейчас происходит в США и Европе, где вопрос защиты частной жизни стоит более остро, речь там идет лишь об анонимизированных данных. Путь России — китайский в его основе. Хотя, конечно, он не дотягивает технологически до Китая. Нет нормальных камер — мы знаем, что хорошо работают лишь камеры в подъездах. И денег на это было потрачено в сотни, в тысячи раз меньше, чем в Китае», — считает юрист. Другие представители IT-сообщества также подчеркивают, что российские технологии отстают от китайских.

По мнению Саркиса Дарбиняна, в Москве власти воспользуются эпидемией коронавируса для того, чтобы отработать и наладить системы слежки.

«Если бы коронавируса не существовало, его стоило бы создать, чтобы начать экспериментировать на более крупных полигонах и опробовать сбор данных от множества web-сервисов и операторов, — подчеркивает представитель „Роскомсвободы“. — Мы понимаем, что сейчас под общую истерию можно сделать достаточно много, достаточно далеко уйти в вопросах ограничения свободы одних и получения льгот для других. И это является самой страшной историей, ведь эпидемия когда-нибудь закончится, а меры останутся, практика будет налажена. Мы как „Роскомсвобода“ готовы принимать любые заявки, связанные с подобного рода ограничениями. Я лично никакой QR-код получать не собираюсь, не собираюсь исполнять требования московских властей, они незаконны».

С тем, что коронавирус может стать предлогом для слежки, которая не закончится вместе с эпидемией, согласен также политик Дмитрий Гудков. «Всем регистрироваться, загружать фотографии, чтобы камеры на улицах могли вас отследить? Это те самые камеры, которыми раньше на митингах ловили активистов. Благодаря которым в судах задерживали фигурантов московского дела. Которые тихо, „в режиме эксперимента“, который месяц стоят в метро», — отметил он в Facebook.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.