Перейти к основному контенту

Сергей Шпилькин о хитростях электронного голосования в России

В четверг, 25 июня, в России началось голосование по поправкам в Конституцию.
В четверг, 25 июня, в России началось голосование по поправкам в Конституцию. REUTERS - EVGENIA NOVOZHENINA

В четверг, 25 июня, в России началось голосование по поправкам в Конституцию. Из-за эпидемии коронавируса ЦИК расширил возможности дистанционного голосования. О несовершенствах российского электронного голосования, о возможностях фальсификаций, а также о возможном давлении на избирателя RFI поговорила со специалистом по электоральной статистике Сергеем Шпилькиным.

Реклама

В четверг, 25 июня, в России началось голосование по поправкам в Конституцию, которые среди прочего предлагают обнуление президентских сроков Владимира Путина. Это позволит ему снова баллотироваться в президенты и оставаться у власти до 2036 года. Голосование идет целую неделю, до 1 июля. Для этого в России были открыты 96 с половиной тысяч избирательных участков, а также 254 участка в 144 странах мира.

Из-за эпидемии коронавируса ЦИК расширил возможности электронного голосования. Для того чтобы проголосовать из дома, избирателю необходимо открепиться от своего участка. Только в Москве более миллиона человек открепились от избирательных участков, чтобы проголосовать дистанционно. 

Специалист по электоральной статистике Сергей Шпилькин считает, что это довольно большая цифра. «Если верить этим спискам, в Москве происходит крупнейшее за всю историю переселение народов», – написал он на своей странице в Facebook.

За комментарием RFI обратилась к самому Сергею Шпилькину. Мы поговорили с ним о несовершенствах российского электронного голосования, о возможностях фальсификаций, а также о возможном давлении на избирателя.

RFI: Как вы прокомментируете тот факт, что в некоторых районах (например, в Троицке), количество записавшихся на дистанционное голосование «превышает предельную нормативную численность избирателей на участке»?

Эта ситуация разрешилась довольно неожиданным образом. Вышло целое сообщение ТАСС со ссылкой зампредседателя ЦИК на Николая Булаева. Он объяснил, что цифры, которые они опубликовали под названием «количество участников, исключенных из списков» – это не то число, которое там написано. Это число избирателей, которые, может быть, есть в этих списках, и их надо бы исключить, если они там найдутся.

А конкретному Троицку не повезло, потому что они, видимо, регистрировали избирателей на сайте mos.ru, который не имеет связи с базой ЦИК, поэтому адреса там вносились в другом формате. Потом они выдавали избирателю разрешение на электронное голосование, а потом шли искать его в базе данных ЦИКа. И если они не находили этого избирателя в базе данных ЦИКа, они веером рассылали по всем похожим адресам: «Может у вас найдется такой? Исключите его, пожалуйста».

Это на самом деле означает довольно печальную вещь – в список электронного голосования могли внести все, что угодно. И никакой связи между системой электронного голосования и нормальным реестром ЦИК нет, а есть какая-то на коленке сляпанная поделка, которая еще не очень хорошо работает.

Об электронном голосовании было известно довольно давно, голосование уже началось, и получается, что в самой ЦИК не знают, кто в этих списках. Получается, что они плохо подготовились?

Да, получается, что у них не сделана «домашняя работа».

В таком случае, это может помочь фальсификациям? В четверг, например, были случаи, когда журналисты дважды проголосовали – один раз на участке, а второй – дистанционно.

Да, это дыра.

Какой процент этих дыр можно спрогнозировать?

Никто не может прогнозировать – не понятно. В случае журналистов, поскольку они об этом объявили, последствия понятны. Голос Лобкова аннулируют, голос Вайсенберга, который хотя бы один раз проголосовал в бумажной форме аннулировать невозможно.

Но непонятен масштаб поддельных избирателей, которых регистрировали, якобы, по SIM-картам. И выяснить это не представляется возможным, по всей видимости, никак.

Если ЦИК захочет, она же может сопоставить количество пришедших на избирательные участки плюс тех же самых людей, которые проголосовали электронно? Их можно исключить автоматом?

Строго говоря, голосование анонимно. И электронные избиратели, как утверждается, вносятся в список проголосовавших после анонимизации. То есть, технически не должно быть никакого способа определить, проголосовал ли данный человек или нет, кроме как у этого самого человека. Но судя по последним высказываниям ЦИКа, это не так. Я тут не специалист, но они заявляют, что будут проверять дублированное голосование, но тогда это противоречит принципу анонимности.

По идее, на нормальных выборах, когда завершается голосование, документы запечатывают в пакеты укладывают в сейф, бюллетени перемешиваются, и уже невозможно установить, кто проголосовал, а кто – нет. А списки голосования какое-то время лежат в сейфе, а потом их уничтожают, если их не затребует какой-нибудь суд. То есть в случае нормального голосования – в день голосования можно посмотреть в списки – кто пришел, кто не пришел – но после того, как эти документы спрятаны, уже его де-анонимизировать не может. А тут у нас выясняется, что, ЦИК, оказывается, может это сделать с электронным голосованием. Это противоречит российским принципам голосования.

Не была ли создана такая система электронного голосования, чтобы, пользуясь ситуацией с коронавирусом, как можно больше сделать фальсификаций?

Она и с самого начала не была хороша. И вообще, система электронного голосования в наших условиях – это совершенно бесполезная вещь. И вредная, потому что система электронного голосования может существовать только в случае, если есть доверие к тем, кто эту систему эксплуатирует. То, как она сейчас реализована, никакого доверия не взывает.

Но то, что в качестве побочного эффекта ее использовали как средство административного принуждения к голосованию… Я бы сказал так: она в большей степени сейчас является средством административного принуждения, чем средством фальсификаций.

Людей заставляют голосовать электронно, их заставляют регистрироваться, потом контролируют, проголосовали они или нет. Ходят слухи, что начальство имеет возможность знать, проголосовал ли конкретный человек – вот это безусловное нарушение принципов устройства избирательной системы в самом худшем виде.

Насколько там внутри есть прямые фальсификации – это другой вопрос. Смотря что относить к фальсификациям. Если не относить к фальсификациям случаи, когда работники сдают свои личные кабинеты начальнику и тот голосует на них сам. Такое тоже возможно, и такое, видимо, будет.

Я думаю, что по ходу дела мы узнаем, впереди целая неделя голосования. В этом смысле, как раз будет много времени посмотреть за событиями и проследить за тем, что будет происходить.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.