Перейти к основному контенту

Основная версия — теракт: что пишут о нападении на префектуру полиции Парижа

Рядом с префектурой полиции вскоре после произошедшего там нападения, Париж, 3 октября 2019
Рядом с префектурой полиции вскоре после произошедшего там нападения, Париж, 3 октября 2019 REUTERS/Christian Hartmann

В субботу, 5 октября, на обложках главных французских газет — заголовки, посвященные вооруженному нападению, произошедшему в дирекции разведки префектуры полиции Парижа. Все газеты подчеркивают: отныне основная версия — теракт. Такие выводы делаются, исходя из первых данных, полученных от источников в следствии. Оно теперь курируется Национальной антитеррористической прокуратурой.

Реклама

Напомним, днем в четверг, 3 октября, 45-летний административный сотрудник IT-департамента дирекции разведки префектуры полиции Парижа (DRPP) Микаэль Арпон (Mickaël Harpon) в здании префектуры напал с ножом на своих коллег, убив четверых. Нападавший был затем застрелен полицейским во дворе здания.

Сначала дело было заведено по факту «предумышленного убийства представителей власти», но спустя 36 часов обвинения переквалифицировали на «убийство представителей власти в связи с террористической группировкой» и «создание террористической организации».

Левая газета Libération хотя и вышла с обложкой «Атака на префектуру полиции Парижа — джихадистская тень», но в то же время, в редакционной статье, написанной главредом Лораном Жоффреном, призвала не торопиться с обвинениями в адрес властей и полиции. 

«Первые детали расследования подтверждают гипотезу о радикализации» нападавшего, но, тем не менее, пока «ситуцию нужно оценивать с осторожностью», — пишет Жоффрен, подчеркивая: «Некоторые демагоги сходу начали обвинительный процесс против государства, хотя расследование еще только началось. Порядочность требует сдержанности. Перед тем, как выяснится, виновны ли в чем-либо полицейские (не надо забывать), что сегодня они — жертвы».

Газета Le Parisien рассказывает о погибших: это 50-летний майор DRPP Дамьен М., 38-летний административный работник той же дирекции Антони Л., 38-летний полицейский Брис Л. и 39-летняя сотрудница полиции Орелиа Т., мать двоих детей. Еще одна женщина, работающая в отделе кадров, получила тяжелое ранение, но, к счастью, угроза ее жизни уже предотвращена.

Правая газета Le Figaro в редакционной статье под заголовком «Непонимание» подчеркивает, что власти, конечно, не должны в момент таких трагедий «путать скорость со спешкой» и «добавлять панику к страху, охватывающему общество, которое всегда спешит поскорее узнать правду». Но при всем при этом «удивительно, что Национальная антитеррористическая прокуратура не была подключена к делу раньше», «с учетом профиля убийцы», — недоумевает Le Figaro.

Расследование выяснит обстоятельства преступления, мотивы преступника, а также его соучастников, если таковые были, уверена газета, но при этом «в очередной раз приходится подчеркнуть то, какие трудности испытывают власти, когда нужно называть вещи своими именами». 

«Откладывая это, они только подпитывают (в гражданах) ощущение, что исламистскую опасность умышленно пытаются преуменьшить».

Кроме того, «в конце концов следствию придется пролить свет на огромный изъян в этом деле: как мог человек с такими характеристиками более пятнадцати лет находиться на посту» в дирекции разведки префектуры полиции и «оставаться незамеченным»? «Это совершенно непонятно».

О «характеристиках» и других первых деталях расследования подробно пишет газета Le Monde, вышедшая с «типовым» для этого дня заголовком «Атака на префектуру: террористический след».

Издание заявляет: «Согласно первым данным, Микаэль Арпон (…) демонстрировал признаки радикализации, которые не привлекли внимания дирекции разведки префектуры полиции Парижа, хотя в ее задачи входит отслеживание этого феномена».

Le Monde подчеркивает: многие детали — «обмен смс-сообщениями, происходивший между Микаэлем Арпоном и его женой; жестокость, с которой совершалось нападение («одной из жертв он перерезал горло»); а также тот факт, что «убийца, обратившийся в ислам не менее 18 месяцев назад, сблизился с салафитским движением в Гонессе, городе, где он жил» (марокканского имама местной мечети французские власти ранее пытались выслать из страны, но так и не выслали) — позволили следствию прийти к выводу о том, что это, вероятно, был исламистский теракт.

По данным газеты, ключевым обстоятельством, приведшим к тому, что дело было передано антитеррористической прокуратуре, является свидетельство одного из коллег Микаэля Арпона. Свидетель заверил, что в 2015 году, после террористической атаки на Charlie Hebdo, Микаэль Арпон якобы говорил, что «понимает» тех, кто ее совершил.

После этого несколько коллег Арпона «объединились, чтобы проинформировать об этом начальство», но в итоге, видимо, никаких мер принято не было. Во всяком случае, по данным Le Monde, «в личном деле» Микаэля Арпона никаких записей на этот счет не осталось.

Обновление. Во второй половине дня в субботу, 5 октября, глава французской Национальной антитеррористической прокуратуры Жан-Франсуа Рикар дал пресс-конференцию, на которой фактически подтвердил выводы журналистов. Он также рассказал, что Микаэль Арпон купил два ножа (большой кухонный нож и нож для устриц) прямо в день совершения атаки в магазине, расположенном неподалеку от префектуры. По данным прокуратуры, Арпон практиковал ислам «в течение примерно десяти лет» и был связан с радикальным «салафитским течением». 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.