Перейти к основному контенту

Кинособытие: Генералы асфальтовой обочины

Венсан Кассель и Реда Катеб в фильме «Особенные»
Венсан Кассель и Реда Катеб в фильме «Особенные» screenshot Youtube

Создатели французского суперхита «1+1» Эрик Толедано и Оливье Накаш сделали новый громкий фильм «Особенные», только что вышедший в российский прокат.

Реклама

Режиссеры и сценаристы Эрик Толедано и Оливье Накаш — давний и успешный творческий дуэт. Но настоящая слава пришла к ним в начале 2010-х, когда они сделали в меру грустную, в меру смешную комедию «1+1». Помню разговоры в дружеских московских компаниях. Кажется, культуролог и телепродюсер Анатолий Голубовский был первым, от которого я услышал: «Как, ты не видел „1+1“? И ничего про этот фильм не знаешь?!». По поводу французского кино, при всей моей любви к нему (особенно восторженной, если говорить о французской классике конца 1950-х — 1970-х) подобное слышишь не каждый день.

На самом деле фильм «1+1» называется Intouchables — «Неприкасаемые», хотя я предпочел бы перевод «НеСОприкасаемые». Но русский вариант названия «1+1» подошел этой комедии как нельзя лучше. Это, если кто не видел, фильм о капризном богаче, который зол на весь мир и поставил на себе крест, потому что навсегда из-за несчастного случая парализован, прикован к инвалидному креслу.

Он недоволен всеми своими помощниками-санитарами, раз в неделю выгоняет очередного и проводит садистский просмотр новых кандидатов. И в конце концов выбирает того, кто вроде бы меньше всего готов к роли заботливого шестерки: гопника из парижского проблемного пригорода ростом метр девяносто, только что вышедшего из тюрьмы. Почему он его выбирает? По веской причине. Он понимает, что этому гопнику наплевать, получит он место или нет — тот и в самом деле пришел на, можно сказать, кастинг, лишь бы принести справку в социальные службы, будто он старается устроиться на работу. И еще: этот гопник не станет с ним церемониться, надеясь на значительные премиальные, и обращаться с ним как с малым дитя, что лишний раз напоминает парализованному о его неизлечимости.

В итоге гопник возвращает несчастному богачу жажду жить, страсть к авантюризму и хулиганству. Он и сигаретку с марихуаной ему подсовывает. Они и от полиции, нарушив скорость, удирают на крутом авто богача, а потом долго хохочут. Но и сам он начинает ощущать ответственность за прикованного к креслу человеку. Богача сыграл знаменитый во Франции Франсуа Клюзе. Роль гопника сделала мировой звездой Омара Си.

В России фильм — официально (в нашем случае это желательно уточнять) — посмотрели более двухсот тысяч зрителей. Что немало, но на деле, полагаю, надо вести речь как минимум о миллионе.

Во Франции «1+1» и вовсе побил многие национальные рекорды: фильм, только в кинотеатрах, увидели почти двадцать миллионов человек — почти каждый третий француз, включая младенцев. Он стал самым успешным франкоязычным фильмом всех времен в ряде других развитых киностран, например, в Германии (где его посмотрели почти 10 миллионов зрителей, и он опередил «007: Координаты Скайфолл» и очередные «Сумерки»), а также Испании, Италии, Южной Корее, Мексике и Гонконге.

На главном мировом киноманском сайте www.imdb.com «1+1» занимает высокое 45-е место в списке лучших лент в истории кино. Из французских фильмов выше только «Леон» Люка Бессона — у него 32-я позиция.

Может показаться, что я уделил драмокомедии «1+1» слишком много места. Но надо же пояснить, что за киноребята сделали теперь «Особенных» — в оригинале Hors normes, «Вне нормы» — фильм с Венсаном Касселем и Редой Катебом, удостоенный чести закрывать последний Каннский фестиваль. И тоже завоевавший французскую публику.

«Особенные» — трейлер

Не первый раз говорю о том, что отечественная публика не вполне точно понимает, что такое современное качественное европейское кино. Добрая половина картин, которая в мире считается настоящими (за пределами главных кинокоммерческих монстров США, Индии, Гонконга и Индонезии), это кино остросоциальное. Наши продюсеры, о чем тоже часто писал, боятся его как огня, полагая — и увы, справедливо, — что нашей публике и без того достает негатива в жизни, чтобы она жаждала увидеть его еще и за собственные немалые деньги в выходной день на киноэкране.

Не считать же социальными наши фильмы про сверхположительных ментов, которым у нас несть числа? Менты в наших картинах настолько хороши, что только крылышки им пририсуй — в самый раз будет.

«Особенные» — про особенных людей, которые положили свои карьеры, личные судьбы на то, чтобы дать жизнь другим столь же особенным людям. Речь о неформальных и нелицензированных организациях, которые берут на себя заботы об аутистах.

Действие развивается во Франции. Что же тогда говорить о других, менее развитых европейских (не говоря уже о неевропейских) странах, в том числе о нас? Оказывается, даже во Франции подобные организации почти незаконны. Они выживают непонятно как.

Фильм прослеживает деятельность двух таких дружественных ассоциаций  — одной из них руководит герой Венсана Касселя. Сценаристы и режиссеры фильма Эрик Толедано и Оливье Накаш лет двадцать дружили с такими организациями, а того же суперстара Касселя уговорили сниматься очень просто: повезли его в лагерь такого сообщества и продемонстрировали, что происходит. Через десять минут Кассель согласился.

Самое же главное: эти содружества постоянно пытаются запретить, поскольку у них нет лицензии на деятельность, а волонтеры — случайные люди без медицинского образования.

Когда на очередную из этих организаций осуществляется наезд — комиссии из Министерства здравоохранения — взбешенный герой Касселя отвечает так: хорошо, забирайте всех наших подопечных себе — тех, кто расцарапывает лица себе и окружающим и т. д. А почему, — спрашивает персонаж Касселя, — даже родители пытаются сплавить таких своих детей в психушки, где их медикаментами превращают в овощ? А почему государственные клиники стоят в очередь, чтобы отправить к нам, нелицензированным ассоциациям, столь неудобных пациентов (тут я объединил несколько монологов Касселя)? А потому, что кроме нас никто помочь не может.

И тут чиновники пасуют. Государство не готово взять на себя ответственность за детей с признаками аутизма. Не до этого: всеобщие французские забастовки и т. д. А в других странах главная причина: как еще вкуснее накормить богатых, чтобы не досталось бедным. Всякие бывают варианты. Но всем странам не до аутистов, которые на самом деле могут стать нормальными членами общества, если ими всерьез заниматься, а не подсаживать на овощные медикаменты.

Конечно, «Особенные» — фильм о том, какими особенными являются люди, посвятившие свою судьбу брошенным — семьями, государством — аутистам. Каким терпением они должны обладать, какой выдержкой. Никто из нас подобным не обладает. Мы — психи даже в обыденной жизни. А тут твой подопечный тебя по морде, а ты в ответ: «Не бойся. Пойдем погладим лошадку». Вытерпите подобное? При этом у того же персонажа Венсана Касселя явные нелады в личной жизни, хотя он не молод. Свидания вслепую, которые ему подстраивают, ничего не дают — хотя он явно западает на одну красивую негритянку. Но выйдет ли что из этого?

Они при этом воспитывают и своих раздолбаев-волонтеров. В том числе учат их нормальному французскому. А еще тому, что прежде те были никем. Подпирали стены. А теперь стали всем: обрели смысл в жизни — в опеке над людьми.

По поводу «нормального французского» в фильме тоже своя идея. Именно подобные неформальные организации, в конечном счете, формируют нацию. Ведь среди тех, кто заботится об аутистах, и евреи в кипах, и арабы, и ортодоксальные мусульманки в хиджабах, и множество афро-французов. Они делают общее гуманное дело, забыв о расовых, национальных, религиозных различиях.

Главное же: «Особенные» чем дальше, тем больше волнуют, забирают, увлекают. Очень важный фильм и для Франции, и для всей современной Европы.

Венсан Кассель в эфире Первого российского канала

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.