Перейти к основному контенту

Французский ученый: смертность от коронавируса может в сто раз превысить смертность от сезонного гриппа

В институте Пастера рассчитывают найти вакцину кот коронавируса Covid-19 к сентябрю.
В институте Пастера рассчитывают найти вакцину кот коронавируса Covid-19 к сентябрю. REUTERS/Yves Herman

Количество заражений коронавирусом Covid-19 в мире превысило 80 тысяч человек, из них около 2800 закончились смертью пациентов. Во Франции, как и во многих странах мира, сотни ученых работают над разработкой вакцины и лекарства от коронавируса. Но чем закончится эта гонка на время, предвидеть пока невозможно. Что мы знаем и не знаем о коронавирусе? Можно ли говорить о пандемии Covid-19? И когда ученые найдут лечение от этой новой болезни? На вопросы RFI ответил Фредерик Танги, бывший работник Национального центра научных исследований CNRS, а сейчас – сотрудник лаборатории по разработке вакцины от коронавируса института Пастера.

Реклама

RFI: Почему весь мир так боится эпидемии коронавируса? Из-за большого количества летальных исходов?

Фредерик Танги: Согласно последним цифрам, полученным из Китая, в настоящий момент коэффициент смертности составляет 3,3%.

Это больше, чем смертность от простого гриппа?

Конечно. Почти в сто раз. По разным данным, смертность от коронавируса – от пятидесяти до ста раз выше, чем от обычной сезонной эпидемии гриппа.

Но это менее опасно, чем эпидемия тяжелого острого респираторного синдрома (ТОРС) 2003 года?

Однозначно трудно ответить. По количеству заражений и по количеству летальных исходов мы уже давно перешли объем эпидемии ТОРС. Но в процентном соотношении эпидемия ТОРС была более опасной: коэффициент смертности тогда составлял около 9%, то есть, в три раза больше, чем сейчас. Но и три процента – это уже много. Если бы коронавирус был обычным гриппом, то на сегодняшний день количество умерших было бы всего сорок человек, а не две тысячи семьсот. (По данным ВОЗ на 27 февраля, в мире коронавирусом заразились более 81 тысячи человек, более 2760 пациентов умерли – RFI) То есть смертность от коронавируса на сегодняшний день в 60 раз выше, чем от обычного гриппа.

Кто входит в так называемую категорию риска? Кто больше всего страдает от коронавируса?

Заразиться коронавирусом может каждый. Но как при любой инфекционной болезни, у людей со слабым здоровьем больше риск летального исхода. Это либо грудные дети, либо пожилые, люди, а также страдающие диабетом, заболеваниями сердца – в целом те, у кого уже есть какое-то серьезное заболевание. И хотя на сегодняшний день у нас нет полных данных, известно, что от коронавируса умирает больше пожилых людей. Насколько мне известно, пока не зарегистрировано смертельных случаев у детей младше 18-ти лет.

У властей разных стран вызывают наибольшее беспокойство так называемые «бессимптомные» носители вируса. Это те, у кого никаких внешних признаков болезни не проявляется, но вместе с тем они могут заразить коронавирусом окружающих. Такое возможно?

Да, конечно. Как и у любой инфекционной болезни, можно быть носителем вируса не болея, но передавать его другим людям. Как раз именно так вирус чаще и передается.

И как от этого можно защититься?

В таких случаях ничего сделать невозможно.

Кроме закрытия городов и запрещения полетов.

Да, Китай таким образом смог снизить распространение эпидемии, но около 80 тысяч зараженных – это все равно очень много. Но мы даже не можем себе представить, чтобы произошло, если бы Китай не закрыл целые города.

Какие на сегодня существуют методы лечения от коронавируса и как скоро можно ожидать вакцину от коронавируса?

Мы найдем вакцину от коронавируса, но произойдет это рано или поздно – трудно сказать. Много лабораторий в разных странах сейчас работают над этим. При этом существуют разные технологии. Я думаю, что к апрелю или маю первые вакцины будут разработаны. Но качество этих вакцин не обязательно будет хорошим, так как быстрые технологии не позволяют этого. Программа, над которой мы работаем (в институте Пастора – RFI), позволит изготовить вакцину не раньше сентября. И конечно, мы надеемся, что к этому времени эпидемия завершится.

Что касается лечения, то специфических лекарств от коронавируса не существует. Сейчас лечат только симптомы – жаропонижающее, противовоспалительные и кислород для тех, кому трудно дышать. Существуют первые публикации о результатах лечения различными противовирусными средствами (например, используемыми при лечении эболы или гепатита С), но пока это только начальные данные. Сказать, как они будут действовать при широком применении, невозможно.

Сколько нужно времени, чтобы доказать, что один из методов лечения работает?

Это так же трудно, как и назвать сроки изготовления вакцины. Если действовать быстро и мало изучать побочные эффекты, то всё может быть очень скоро. Но в нормальных условиях такая работа занимает годы. Эта ситуация, к сожалению, обычая. Вирус совершенно новый, ранее незнакомый. Невозможно требовать от ученых протестированные лекарства от вируса, который еще два месяца назад был неизвестен. Для разработки нового медикамента требуется много времени. На нынешней стадии, за два месяца (после открытия коронавируса – RFI) готового лекарства пока нет.

Вас, как ученого, пугает эта эпидемия? Вы больше встревожены, чем, например, при эпидемии ТОРС?

Да, так как эпидемия развивается быстрее, чем ТОРС. Тогда очаг эпидемии был погашен довольно быстро. Сейчас же развитие выходит из-под контроля. Сейчас мы на пороге пандемии. Если эпидемия затронет еще один континент, если там обнаружится то же число заболеваний, что и в Италии, то будет официально объявлено о пандемии. По определению пандемия затрагивает более двух континентов. Сейчас эпидемией затронута Азия и Европа, и пока нет большого количества заражений в Америке и Африке, это не является пандемией. Но если говорить о Евразии, то здесь уже можно говорить о пандемии для половины населения планеты.

Насколько велик риск превращения эпидемии коронавируса в пандемию?

Очень трудно сказать. Например, то, что произошло на днях в Италии застало всех врасплох. Это может повториться как в Европе, так и в Канаде, или еще где-нибудь. Очень удивительно, что очень мало случаев зарегистировано в Латинской Америке, и в Африке. (По данным на 27 февраля, единственный случай заболевания коронавирусом зарегистрирован в Латинской Америке: это бразилец, недавно приехавший из Италии. На Африканском континенте один случай заболевания зарегистрирован в Египте и один в Алжире – RFI) Возможно, это связано с климатом, но в этих странах также бывают эпидемии сезонного гриппа.

Другими словами, эта болезнь настолько неизвестна, что ничего нельзя предвидеть?

Абсолютно так. Вы сделали правильный вывод. Мир начал думать, что развитие эпидемии замедлилось в Китае, как вдруг она появилась в другом месте. Да и в Китае это было лишь коротким замедлением. Количество заболеваний там теперь уже превысило 80 тысяч человек. Это говорит о том, что распространение эпидемии продолжается.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.