Перейти к основному контенту

15 лет без ответа: кто виновен в бомбардировке французских военных в Кот-д’Ивуар

Французский солдат возле одного из уничтоженных самолетов в аэропорту Ямусукро
Французский солдат возле одного из уничтоженных самолетов в аэропорту Ямусукро AFP/Pascal Guyot

17 марта в Париже должен был начаться судебный процесс по делу о гибели девяти французских военных, участников миротворческой миссии в Кот-д’Ивуар. Они были убиты в результате авиаудара ивуарийских ВВС по французской военной базе в городе Буаке 6 ноября 2004 года. В бомбардировках участвовали в том числе российские и белорусские наемники. Родственники погибших французских военных считают, что власти Франции и Кот-д’Ивуара за прошедшие 15 лет так и не раскрыли обстоятельств трагедии и не сделали все от них зависящее для установления виновных.

Реклама

Бомба за бомбу

«Первой ивуарийской войной» называют события между 2002 и 2007 годами в бывшей французской колонии Кот-д’Ивуар. Противостояние между мусульманским севером и христианским югом переросло в кровопролитный конфликт, в который оказались втянуты иностранные наемники и международные миротворцы. Страна фактически оказалась разделена на две части: действующему президенту Лорану Гбагбо подчинялся юг со столицей Ямусукро и экономическим центром страны Абиджаном; повстанцы контролировали северную часть со столицей во втором по величине городе Кот-д’Ивуара Буаке.

Франция с одобрения ООН отправила в Кот-д’Ивуар несколько тысяч военных в рамках операции «Единорог». Президент Жак Ширак объяснил это необходимостью защитить французских граждан и других иностранцев, находившихся в Кот-д’Ивуар. Французские власти также выступили посредниками в политических переговорах между повстанцами и официальным правительством.

Однако два года переговоров не привели к успеху, и во второй половине 2004 года президент Лоран Гбагбо попытался силой восстановить контроль над севером страны. Правительственные ВВС, при участии пилотов из Беларуси и Украины, нанесли удары по позициям повстанцев. 6 ноября два штурмовика Су-25 сбросили бомбы на базу французских военнослужащих, находившуюся в городе Буаке. В результате авиаудара погибли девять французских военных и один гражданин США, сотрудник гуманитарной миссии. Еще 38 военных были ранены.

Президент Лоран Гбагбо объяснил бомбардировку базы операции «Единорог» ошибкой. Однако уже через 15 минут французская авиация ответным ударом уничтожила оба ивуарийских Су-25, только-только приземлившихся в аэропорту Ямусукро, а спустя несколько часов — еще пять боевых вертолетов, составлявших большую часть ВВС Кот-д’Ивуара.

Президенту Лорану Гбагбо подчинялся юг со столицей Ямусукро, повстанцы контролировали северную часть со столицей в городе Буаке
Президенту Лорану Гбагбо подчинялся юг со столицей Ямусукро, повстанцы контролировали северную часть со столицей в городе Буаке (Carte : RFI)

Реакция Франции спровоцировала гнев лояльных президенту Гбагбо граждан. По призыву главы организации «Молодые патриоты» тысячи вооруженных палками и ножами ивуайрийцев вышли на улицы. В Ямусукро и Абиджане были разграблены и сожжены две французские школы. Тысячи граждан Франции были вынуждены срочно покинуть страну. 9 ноября французские военные открыли огонь по окружившей их толпе демонстрантов возле гостиницы «Ивуар» в Абиджане. Погибли более 60 человек.

Путешествие белорусов в Африке

На следующий день после бомбардировки, 7 ноября, французская армия задержала в Ямусукро 15 наемников из Беларуси, Украины и России. Но спустя четыре дня и без каких-либо следственных действий отпустила их. Через посредничество «Красного Креста» «славян» передали представителю российского консульства. 

16 ноября пограничники Того задержали восьмерых белорусов, прибывших из соседней Ганы, в том числе двух пилотов Су-25, подозреваемых в атаке. Одним самолетом управлял Юрий Сушкин (Yuri Suсhkin), за штурвалом другого штурмовика находился некий Борис Смахин (Boris Smahin). Власти Того оповестили французских военных и спецслужбы. Помимо министра обороны Франции Мишель Алио-Мари эту информацию получили глава МИД Мишель Барнье и министр внутренних дел Доминик де Вильпен. Однако в Париже не проявили никакого интереса к этой информации и задержанных отпустили. 

Бывшие министр внутренних дел Доминик де Вильпен (слева), иностранных дел Мишель Барнье (в центре) и обороны Мишель Альо-Мари
Бывшие министр внутренних дел Доминик де Вильпен (слева), иностранных дел Мишель Барнье (в центре) и обороны Мишель Альо-Мари AFP

Позже Мишель Алио-Мари объяснила, что у Парижа «не было легальных оснований» арестовывать белорусов, так как на них не было международного ордера на арест. Также, по словам министра, не было установлено, действительно ли задержанные наемники имели отношение к бомбардировке Буаке. 

Ордер на арест был выписан судьей Парижского военного суда только спустя 15 месяцев после событий. Но прокурор дал отрицательное заключение на этот ордер, поскольку «личность этих наемников остается под вопросом». Позже издание Médiapart выяснило, что французские спецслужбы вели постоянную слежку за наемниками из бывшего СССР и круглые сутки наблюдали за подготовкой проправительственных сил к наступлению.

После отказа Франции допрашивать задержанных белорусских наемников, они были быстро эвакуированы из Того при посредничестве француза Робера Монтойя. Бывший жандарм службы безопасности Елисейского дворца (администрация президента Франции) переквалифицировался в торговца оружием, поселился в Того и занимался поставками вооружений и набором военных инструкторов из бывшего СССР в африканские страны, в том числе и правительству Гбагбо.

Бездействие или провокация?

Не остается никаких сомнений, что «все было организовано таким образом, чтобы было невозможно арестовать, допросить или судить» подозреваемых, следует из заключения судебного следователя Сабин Керис, ведущей расследование обстоятельств гибели французских военных в Буаке.

В 2016 году Керис обратилась в Суд Французской Республики (особая инстанция для рассмотрения дел, касающихся членов правительства) с требованием начать уголовное дело в отношении трех бывших министров. Однако комиссия суда отказалась инициировать разбирательство, обосновав это тем, что «бездействие» министров не может быть основанием для их судебного преследования.

Французская военная база в Буаке после бомбардировки 4 ноября 2004 года
Французская военная база в Буаке после бомбардировки 4 ноября 2004 года AFP/PHILIPPE DESMAZES

Инерция властей в попытках задержать подозреваемых еще более очевидна на фоне мгновенного и решительного военного ответа французских сил. Вопрос остается только в том, что стало причиной такого поведения Парижа. При отсутствии подсудимых и нежелании властей сотрудничать со следствием ответом на этот вопрос могут быть только догадки и теории, разной степени правдоподобности, которые копятся последние 15 лет у журналистов и родственников погибших.

«Единственное логическое объяснение и этой бомбардировки, и пропажи исполнителей, и желания [Франции] замять это дело заключается в том, что цель была обосновать [последующую] французскую реакцию», — уверен адвокат семей погибших Жан Балан. По его мнению, речь идет о преднамеренной провокации, срежиссированной Парижем, чтобы получить предлог для масштабного ответного удара, который мог бы поспособствовать свержению Лорана Гбагбо и положить конец затянувшемуся кризису. Впрочем, у этой версии за последние 15 лет не появилось ни убедительных доказательств, ни опровержений.

Другим объяснением может быть фигура бывшего сотрудника безопасности Елисейского дворца. Торговец оружием из Того Робер Монтойя «является одним из ключей к объяснению всей этой двусмысленной ситуации», — пишет военный обозревать Le Monde Тома Офнун. Возможный судебный процесс над белорусскими наемниками пролил бы свет на роль французского торговца оружием, действовавшего, очевидно, с ведома Парижа. «Высшее руководство, возможно, хотело избежать жестокой правды: девять французских солдат были убиты и 38 ранены оружием, полученным французского посредника, который действовал с молчаливого согласия Парижа», — предполагает журналист.

***

22 декабря Эмманюэль Макрон первым из французских президентов приехал в бывшую столицу ивуарийских повстанцев Буаке
22 декабря Эмманюэль Макрон первым из французских президентов приехал в бывшую столицу ивуарийских повстанцев Буаке LUDOVIC MARIN / AFP

После 15 лет расследования дело, наконец, было передано в суд. В нем остались три обвиняемых: белорус Юрий Сушкин, а также два ивуарийских офицера. Однако скамья подсудимых будет пустой — всех обвиняемых будут судить заочно. Назначенное на 17 марта 2020 года заседание из-за эпидемии Covid-19 отложили до июня.

В январе 2019 года Международный уголовный суд оправдал экс-президента Кот-д’Ивуара Лорана Гбагбо, обвинявшегося в применении насилия против оппозиции. 22 декабря Эмманюэль Макрон первым из французских президентов приехал в бывшую столицу ивуарийских повстанцев Буаке, чтобы вместе с действующим президентом Алассаном Уаттарой отдать дань памяти погибшим 15 лет назад французским военнослужащим.

Призывы международных правозащитных организаций к властям Франции расследовать обстоятельства стрельбы по толпе возле гостиницы «Ивуар» 9 ноября 2004 года так и остались без ответа.

Человек по имени Юрий Сушкин действительно служил в белорусских ВВС. В местных СМИ он упоминается как «авторитетный авиатор, полковник в отставке». На сайте газеты «Во славу родины», ведомственного издания Министерства обороны Беларуси, Юрий Сушкин упоминается как воин-интернационалист и преподаватель Авиационного факультета Военной академии Республики Беларусь. На момент публикации RFI не удалось с ним связаться.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.