Перейти к основному контенту
Беларусь за неделю

Россия не даст Беларуси остаться в стороне от своего конфликта с Украиной

Истребитель Su-27 белорусских ВВС (архив)
Истребитель Su-27 белорусских ВВС (архив) REUTERS/Vasily Fedosenko

Александр Лукашенко до последнего подчеркнуто нейтрально отзывался о ситуации вокруг Украины, отметив, что поддерживает территориальную целостность страны. Однако на следующий день после телефонного разговора белорусского руководителя с Владимиром Путиным, в Беларусь прилетели российские истребители.

Реклама

Пресс-служба Лукашенко кратко сообщила, что главы государства обсудили ситуацию на российском валютном рынке. Кроме того, стороны «высказали общее понимание необходимости развития ситуации в интересах украинского народа и всех людей, проживающих в Украине».

12 марта на заседании Совета безопасности Лукашенко заявил, что Беларусь предложит России разместить у себя дополнительно до 15 самолетов в связи с активностью НАТО у западных рубежей Беларуси. «Мы в последнее время, и это факт, наблюдаем эскалацию конфликта. Эта эскалация происходит уже не в Сирии, не в Ливии и не в Ираке. Это уже у наших границ, это уже затрагивает наши интересы, и мы, как мыши под веником, сидеть не имеем права, — сказал Лукашенко. — Мы будем реагировать на все адекватным образом. Если НАТО приняло для себя решение вместе с американцами наращивать у наших границ группировку военно-воздушных сил, мы что, должны за этим наблюдать? Если они перебросили в Литву дополнительно полдесятка истребителей-перехватчиков или еще каких-то самолетов и те действуют у наших границ, мы действуем адекватно. Уже действуем».

И уже 13 марта на аэродроме в Бобруйске приземлись шесть российских истребителей Су-27 и три военно-транспортных самолета.

Отметим, что все эти действия происходят на фоне еле-еле наметившегося диалога белорусского государства с Европейским союзом, старт которому был дан как раз после решения в ноябре 2013 года тогдашних властей Украины заморозить подписание Соглашения об ассоциации с ЕС.

Аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS), один из авторов проекта «Рефорум», который заявлен как продолжение «Европейского диалога о модернизации Беларуси», Денис Мельянцов считает, что военные российско-белорусские перемещения не повлияют на сегодняшние отношения Беларуси и ЕС.

Денис Мельянцов: Есть дипломатический процесс, где обсуждаются очень конкретные сейчас вопросы упрощения визового режима, это диалоги о модернизации, это вопросы различных двусторонних проектов, которые осуществляются сейчас в Беларуси при финансовой поддержке Европейского союза. Вот эти все так называемые военные тревоги — это другой совершенно процесс по совсем иному поводу, по поводу украинского кризиса. И ответ на то, что перебазируются американские самолеты в Польшу, то есть происходит движение вооруженных сил возле белорусских границ. И здесь уже вступают в силу конкретные военно-политические договоренности между Беларусью и Российской Федерацией, по которым, так или иначе, должны быть консультации между двумя этими странами и должны быть предприняты даже пускай не учения, но задействованы, проверены и отработаны планы ответных действий, если все-таки какой-то конфликт действительно будет инициирован. Поэтому я бы не говорил так, что изменяется совершенно стратегический баланс сил, есть просто ответ на военно-политический кризис, который происходит в Украине. Этот ответ в контексте заявления Лукашенко о перебазировании самолетов находится в правовой плоскости — у нас есть единая группировка войск, есть совместная ПВО, по которой Беларусь имеет полное право затребовать усиления, в том числе военно-воздушного.

По мнению директора Центра европейской трансформации Андрея Егорова, в данный момент Евросоюз может «простить» или «не заметить» российские самолеты и прочие военные взаимодействия в Беларуси.

Андрей Егоров: Сейчас такие действия белорусских властей, конечно, не могут приветствоваться Европейским союзом, но с другой стороны, я думаю, что они сейчас находятся в ситуации переосмысления своих отношений со странами Восточного партнерства. И там борются несколько разных подходов и разных линий. Но, в частности, один из подходов состоит в том, что европейцы пытаются поощрить Беларусь за нейтральность позиции. Но понять возможные или невозможные действия белорусских властей и понимая, что здесь в военно-стратегическом плане Беларусь бессильна противостоять россиянам, они как бы могут простить подобного рода поведение Беларуси. И продолжить идущие переговоры по поводу возобновления диалога. То есть нельзя сказать, что диалог полноценный с Беларусью уже начался, но продолжаются эти углубленные консультации, начались дипломатические обмены. Очевидно, что они приготавливаются к каким-то серьезным действиям — и единственным препятствием к полномасштабному возобновлению сотрудничества являются политические заключенные.

При этом, как считает Денис Мельянцов, вероятность втягивания в военный конфликт между Россией и Украиной все же остается.

Денис Мельянцов: Если действительно разразится вооруженный конфликт не между этими зелеными человечками, а между Российской Федерацией и Украиной как государствами, то существует высокая вероятность того, что Россия окажет существенное и все возможное влияние для того, чтобы своих союзников туда втянуть. Но, опять-таки, про полномасштабный конфликт, с одной стороны, с другой стороны, белорусские вооруженные силы все-таки обладают ограниченными возможностями и вряд ли будут непосредственно участвовать в боевых действиях. В Беларуси есть миротворческая рота, которая может осуществлять такие задачи как патрулирование, оказание полицейские функций, если будет принято решение вводить миротворческие войска на территорию Украины.

Руководитель проекта Belarus Security Blog, военный аналитик Андрей Поротников убежден, что в случае военного конфликта в Украине — без особой охоты — но белорусы будут привлечены к совместным с Россией действиям.

Андрей Поротников: Я не думаю, что наши прямо уже так сильно ломанут, но, по крайней мере, инфраструктуру вынуждены будут предоставить, какие-то разведданные, как минимум, демонстрировать готовность к вступлению, чтобы оттягивать на себя часть украинских сил. Ситуация напряжена — и может полыхнуть просто в силу какого-то случайного инцидента, то есть на низовом уровне где-то кто-то выстрелит или не так среагирует. И дальше там начнется цепная реакция. Второй момент, Путин оказался в ловушке общественного мнения, рейтинг высокий, но с другой стороны, это рейтинг подталкивает к определенной схеме поведения. Эта схема предусматривает дальнейшую конфронтацию как с киевскими властями, так и с Западом в целом. Была у меня встреча с российским дипломатом, и он сам об этом открыто сказал, что сейчас общественное мнение и настроения в российском обществе толкают Путина именно по сценарию эскалации. Любое отступление или даже топтание на месте может быть в какой-то момент воспринято как предательство. Я все-таки думаю, что наши будут выкручиваться, потому что если брать вот эту идею Лукашенко по перебазированию самолетов, хотел бы обратить внимание, что наши-то об этом раструбили очень шумно. Но, по крайней мере, на вчерашний день на сайте Минобороны России вообще никакой информации по этому поводу не было, а «Красная звезда» — их главный «матюгальник» — ограничилась просто перепечаткой БелТА, что да, там будет вторая стадия проверки, что перебазированы шесть истребителей и три военно-транспортных самолета. И все — от себя они ничего не добавили.

Но Лукашенко очень хочется получить очередной российский кредит, учитывая безрадостное состояние белорусской экономики. Это главный козырь в этой игре для белорусов, считает аналитик.

Андрей Поротников: Поэтому я думаю, что тут такая игра, с одной стороны, Лукашенко, конечно, не поддержит политически, по крайней мере, публично любую крымскую авантюру, а тем более, вторжение в Украину. С другой стороны, понятно, что зависимость очень большая — российский кредит на носу, такая морковка перед ослом, которая маячит, но дотянуться до нее пока не получается. Соответственно, Лукашенко решил чем-то «подмазать» Москву: он остается последним бастионом на Западе, танки не пройдут, НАТО агрессивно щелкает зубами, мы тут не дремлем. Поэтому поддержите нас для начала самолетами, а потом же, конечно, надо же и деньгами как-то поспособствовать. Это такой торг, когда он просто торгует этой обороной. Оборона никогда не была для него приоритетом, поэтому он ее и продает.

Андрей Егоров, в свою очередь, заявляет, что Беларусь уже втянута в российско-украинский конфликт.

Андрей Егоров: Беларусь - за счет размещения здесь военно-стратегических сил России, этих самолетов, за счет того, что эти учения проходят, - де-факто втягивает в этот конфликт. И в случае каких-то пограничных ситуаций, острых ситуаций, например, при необходимости России провести свои войска через территорию Беларуси, никто не будет церемониться с нашим государством. Поэтому де-факто мы уже внутри конфликта. Этот режим просто ничего не может сделать для того, чтобы противостоять втягиванию в этот конфликт. Другое дело, что если исключить военно-стратегическую часть, и говорить, контролирует ли здесь Россия все, и что она будет делать для сохранения Беларуси в зоне своего влияния и расширения контроля здесь, то это несколько другие вопросы. Если сейчас Украина проиграет России, если Крым останется в руках России, если Россия сможет продолжать дестабилизировать обстановку, давить на украинское правительство и сохранять это долгое время — вот после этого у Беларуси мало останется возможностей уклоняться от подобных действий России здесь. Если же Украина выиграет — сохранит стабильность, сохранит свою независимость и способность самостоятельно проводить геополитические курсы, развернуть интеграцию с ЕС, то в этой ситуации у Беларуси остается гораздо больше шансов продолжать политику торга с Россией

Что касается надежды белорусов — упрощения визового режима с Евросоюзом, то о его заморозке в результате всех последних событий активисты процесса не хотят и думать. Во всяком случае, как считает координатор общественной коалиции «В Беларусь и Европу - БЕЗ ВИЗЫ!» Алесь Герасименко, политические движения белорусского руководства не должны повлиять на конечный результат — снижение стоимости визы в Европу с 60-и до 35 евро, выдача виз на срок более года и прочие бонусы.

Алесь Герасименко: Но мы знаем точно, что среди европейских стран есть немало сторонников, очень сильных и горячих сторонников упрощения визового режима с Беларусью. Это, в первую очередь, Польша, Литва, Латвия, другие страны Центральной Европы, которые лоббируют этот вопрос. Это видно, в том числе, по деятельности Европейского парламента и депутатов, которые представляют вышеперечисленные страны. То есть у нас в этом смысле есть друзья в Европейском Союзе — и нам это приятно знать. Как известно, Европейский союз вывел этот вопрос из политической плоскости, теперь это для них — вопрос, не связанный со всеми другими политическими вопросами, которые существуют между Беларусью и ЕС. Это та сфера, в которой мы очень просто можем улучшить свои отношения с Европейским союзом, не жертвуя, фактически, ничем.

Очередной раунд белорусско-европейских переговоров по упрощению визового режима пройдет до конца марта.

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.