Перейти к основному контенту

Белорусские аналитики: Статкевич стал «заложником героического имиджа»

Кандидат в президенты-2010, бывший политзаключенный Николай Статкевич в ожидании пресс-конференции, Минск, 28 августа 2015.
Кандидат в президенты-2010, бывший политзаключенный Николай Статкевич в ожидании пресс-конференции, Минск, 28 августа 2015. REUTERS/Vasily Fedosenko

Кандидат в президенты-2010, бывший политзаключенный Николай Статкевич оживил вялотекущую президентскую кампанию не только своим возвращением на свободу. Политик сделал ряд громких заявлений, не слишком приятных, в том числе и для оппозиции, а также объявил о создании нового движения.

Реклама

Николай Статкевич требует переиграть всю кампанию, в которой он намерен принять участие как кандидат. Как заявил на совместной пресс-конференции в минувшую пятницу еще один экс-кандидат в президенты, бывший лидер инициативы «Говори правду!» Владимир Некляев, пока власти не возвратят Статкевичу право быть избранным руководителем страны, «никакие выборы не могут считаться законными и тем более — признанными международным сообществом». Кроме того, как заявил Некляев, «никто из представителей демократической общественности не может участвовать в этих выборах, если только он не предатель и не стал на сторону режима».

В возможную будущую коалицию также вошел глава Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, не сумевший собрать 100 000 подписей для регистрации в качестве кандидата в президенты, и сопредседатель оргкомитета по созданию партии Белорусская христианская демократия Павел Северинец. Последние говорят о том, что оппозиция будет и должна добиться непризнания выборов Западом.

Что касается Татьяны Короткевич, активистки движения «Говори правду!», единственной претендентки от оппозиции, собравшей 100 000 подписей, то в блоке Статкевича, если можно так выразиться, ее считают проектом власти, марионеткой в руках опытных игроков, нужной лишь для признания выборов Западом. Не считает союзниками Статкевич и левых, так как не хочет работать с бывшими коммунистами, ни правых из Партии БНФ, так как они поддерживают «проект Короткевич». После выходных, правда, Партия БНФ, руководствуясь заботой о репутации, объявила, что отказывает Татьяне Короткевич в дальнейшей поддержке.

О том, насколько серьезную угрозу для власти представляет активность Николая Статкевича и как его действия могут повлиять на останки белорусской оппозиции, в беседе с корреспондентом RFI размышляет политический обозреватель Александр Класковский.

Политический обозреватель Александр Класковский
Политический обозреватель Александр Класковский RFE/RL

Александр Класковский: На мой взгляд, Статкевич здесь оказался заложником своего героического имиджа. Он по определению должен был провозгласить какие-то лозунги — достаточно резкие, достаточно радикальные, иначе его сторонники просто бы не поняли: как, вот вышел человек из тюрьмы, с которым связывали надежды, что белорусская оппозиция обретет второе дыхание, станет более боевитой, а он, условно говоря, предлагает тут какие-то соглашательские лозунги. Поэтому то, что сформулировал Статкевич: открутить выборы, добиваться их делегитимации, и даже у него намеками прозвучали рассуждения о возможности площади, то есть, грубо говоря, чтобы испортить, пустить под откос процесс нормализации отношений режима с Западом — все это звучит красиво, бескомпромиссно. Однако аналитики дружно пришли к выводу, что сегодня не видно и сил, способных эту стратегию реализовывать, и само сочетание факторов — внутренних и внешних — не способствует тому, чтобы назвать эту стратегию или наброски стратегии реалистичной, поскольку сегодня и в принципе оппозиция слаба.

В той четверке, которая давала в минувшую пятницу пресс-конференцию, только два ее представителя имеют свои структуры, а зарегистрированную партию — только один Анатолий Лебедько (речь идет об Объединенной гражданской партии). То есть штыков у инициаторов этой новой возможной коалиции — немного. Вдобавок резкие заявления Статкевича и его соратников уже априори ограничивают возможность привлечения новых союзников, потому что если кого-то называют предателем, агентом или ненастоящим демократом, понятно, что этот человек со своей структурой уже в эту вероятную коалицию не пойдет. Пока что мы видим угрозу новых расколов, нового витка взаимных обвинений в оппозиции.

Власть, я думаю, особо не беспокоится. Может быть, присутствует небольшая нервозность, потому что даже если небольшая группа людей выйдет на площадь и силовикам придется жестко действовать, то, конечно, это испортит картинку выборов для властей, а власти хотят Европе, Западу на этот раз презентовать достаточно благопристойную картинку. В целом не исключено, что где-то наверху или в каких-то таких структурах, которые разрабатывают стратегию действий против оппозиции даже потирают руки: вот радикал Статкевич стал своего рода «страшилкой» и дополнительным раздражителем, дополнительным фактором, который может усилить раздрай в оппозиции.

RFI: То есть Статкевич может стать и «могильщиком» нынешней оппозиции?

Александр Класковский: Я бы не стал демонизировать Статкевича, потому что ситуация в оппозиции, ее раздробленность, продолжение кризиса и, может быть, даже деградация, распад ее в нынешнем виде — все это обусловлено целым рядом факторов, начиная от жесткого давления режима, который перемалывал два десятилетия оппозицию, инфильтровал ее своими агентами. Самое главное, состояние белорусского общества таково, что сегодня, если говорить коротко и грубовато, нет революционной ситуации, не факт, что она будет завтра. Это отдельная большая тема, но тут, как говорится, хоть тресни, хоть расшибись о стенку, но невозможно создать революцию на ровном месте, свалить этот режим, если у него еще достаточно сильная опора в инертности, частично — в запуганности масс, а частично, может быть, в конформизме и патернализме. Особенно после Украины — многим обывателям, даже большинству обывателей, наверняка, не улыбается путь Майдана. «Абы не было вайны» («Лишь бы не было войны») — вот эта белорусская максима для многих является доминантой. Эти процессы ведут к тому, что оппозиция, в основном не имея возможности изменить ситуацию в стране, весь пар выпускает в свисток, все ограничивается тем, что, цинично говоря, называют внутривидовой борьбой в оппозиции.

Пока белорусская оппозиция активно погружается в скандалы, вроде требования доказать всем, а не только Центризбиркому подлинность собранных подписей за Татьяну Короткевич, власть делает более популярные в народе шаги, пусть напрямую и не связанные с выборами. Так, сняты ограничения по времени на продажу алкоголя — раньше его не продавали с 22.00 до 6.00. Кроме того, существенно снижена наценка на продажу отечественного алкоголя в точках общественного питания.

Напомним, выборы президента Беларуси назначены на 11 октября этого года.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.