Перейти к основному контенту

Отношения Беларуси и России вошли в «пограничное» состояние

3 февраля президент Беларуси Александр Лукашенко провел пресс-конференцию, во время которой затронул тему границы с Россией.
3 февраля президент Беларуси Александр Лукашенко провел пресс-конференцию, во время которой затронул тему границы с Россией. REUTERS/Nikolai Petrov

Российско-белорусская граница пока еще не совсем на замке, но установление Москвой пограничной зоны говорит, по мнению экспертов, о вступлении взаимоотношений Кремля и Минска в фазу серьезного обострения.

Реклама

Отношения Беларуси и России вошли в «пограничное» состояние

О решении России установить пограничные зоны на территории Псковской, Смоленской и Брянской областей стало известно 1 февраля, хотя соответствующие документы были приняты российской стороной 29 декабря 2016 года. В понедельник, 6 февраля, они вступают в силу.

Погрануправлениям ФСБ в Псковской, Смоленской и Брянской областях приказано установить места и время для въезда транспортных средств и прохода лиц в пограничную зону, а также установить на въездах в погранзону предупреждающие знаки.

В официальном комментарии МИД Беларуси указывается, что решение о погранзоне принято без предварительного уведомления белорусской стороны, при этом в белорусском внешнеполитическом ведомстве призывают «не драматизировать ситуацию». Вместе с тем, как подчеркивается в сообщении, «у многих складывается впечатление, что эти действия ведут к восстановлению полноценного контроля на белорусско-российской границе, отмененного более двадцати лет назад», что «идет вразрез целому ряду существующих договоренностей, предусматривающих базовый принцип открытости границ между Республикой Беларусь и Российской Федерацией».

Корреспондент RFI получил комментарии о возможном появлении границы между Беларусью и Россией на минских улицах. Мнения самые разные, есть и своеобразное одобрение действий Кремля с некорректными высказываниями в адрес граждан России.

Молодая женщина: Наверное, не очень (отношусь), потому что у меня родственники в России, затрудняет, наверное. Мы же дружим, зачем нам это надо? Жириновский сказал, что вообще мы должны уже стать частью России, так как хотим газ по российским ценам.

Семейная пара: Я в Беларуси не хочу терактов — я против эмигрантов. Контроль нужен, собственно говоря, контроль нужен. И более того, нам своих людей трудоустроить нечем, рабочих мест не создается. Вот дети выпускаются, у меня сейчас дочка заканчивает институт — а куда она пойдет работать? Куда? Как устроиться? Рабочих мест нет. А приедет этот эмигрант — ему и квартиру, и рабочее место, и льготы, и все. А своим — ни хрена!

Молодая женщина: Я вот тоже об этом думала, кстати, много. Я не понимаю. У меня вопрос: зачем? У меня там родственники, я сама оттуда, если я поеду в гости к какому-нибудь родственнику, что мне там надо будет (из документов)? Говорят, что это бесплатно все, то есть паспорт иметь, как обычно… Но если меня это не коснется, я с проблемами не столкнусь, то, знаете, думаю, что это ничего. Переживем, мы и не такое сейчас на данный момент переживаем, тут у нас гораздо похуже проблемы есть.

Пенсионерка: Нам-то (границу) не надо, России — надо. Россия защищается. Не от нас, конечно. Такая обстановка в мире…

Студент: Не знаю… Жили так всегда, поэтому, думаю, что не стоит ломать старые стереотипы.

3 февраля Александр Лукашенко встречался с представителями экспертного сообщества и журналистами. Во время рекордного, почти 8-часового разговора в адрес России прозвучало немало жестких высказываний, тема границы также упоминалась. Глава белорусского государства считает, что в ФСБ России «одним росчерком пера поставили крест на международных договоренностях», пограничную зону он назвал «чисто политическим выпадом» и предупредил, что действия России могут вылиться в серьезный конфликт.

Пока ФСБ России уверяет, что никаких сложностей при пересечении границы у белорусов не возникнет. Координатор проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников убежден, что процесс завершится установлением полноценной границы между двумя странами.

Андрей Поротников: «Надо понимать, что запущен очень сложный и дорогой процесс, остановить который будет очень непросто. Запущен российской стороной. Этот процесс закономерно должен привести к установлению полноформатного таможенно-пограничного контроля на белорусско-российской границе. Не только на основных транспортных магистралях, но, условно говоря, в поле и в лесу. Полномасштабный пограничный режим. Никаких танков не будет, никаких пушек не будет, но проблема в том, что современное белорусское государство переживает очень острый кризис. Этот кризис не может быть разрешен в рамках существующей системы, и Москва этим пользуется, фактически ограничивая или отказываясь, снимая с себя обязательства по поддержанию социально-экономической стабильности в Беларуси для того, чтобы в будущем, благодаря абсолютному доминированию на информационном поле, когда кризис в Беларуси усугубится, очень популярно и доходчиво разъяснить белорусскому избирателю, кто виноват в этом кризисе и что надо делать. Делать надо очень просто — надо укрепить отношения с Россией, естественно, на российских условиях. Цель — даже не свалить режим и уж тем более не оккупировать Беларусь, цель — ослабить Александра Лукашенко настолько, чтобы он пошел на соглашение с Москвой на московских условиях. Условия очень жесткие, если сравнивать их с каким-то прецедентом, то, в принципе, нам предлагают юго-осетинский вариант: абсолютная марионеточная, подконтрольная политическая система, правда, международно признанная, что дает России еще один голос в международных организациях».

Евгений Прейгерман, директор по исследованиям дискуссионно-аналитического сообщества «Либеральный клуб», отмечает, что Россия своими действиями приступила к «игре на повышение».

Евгений Прейгерман: «Это просто явно демонстративный ответ, не то, что даже недовольство, а действие в ответ на введение (Беларусью) в том числе и безвизового режима. В этой игре на повышение начинают подвязываться многие вопросы. Пока явно нет здесь ситуации с этими фейковыми новостями, что игра на повышение приведет к разрыву каких-то там отношений (с Россией) — ни в коем случае, сумасшедших в Минске нет. Но еще вот одна особенность игры на повышение в этот раз, что отличает ситуацию от предыдущих, заключается в том, что, судя по всему, в России началась кампания по снижению некоего статуса Лукашенко как неприкасаемого. Неприкасаемого в плане того, что он всегда играл на публичном статусе, имея неких союзников во власти (российской), но все больше апеллируя к общественному мнению. Мне кажется, то, что мы видим, что происходит в последнее время, тоже направлено на деконструкцию этого образа».

Политолог Андрей Казакевич считает, что решение о погранзоне — признак перехода и без того непростых отношений Москвы и Минска в фазу обострения.

Андрей Казакевич: «Я это оцениваю все-таки уже как острую стадию процессов, которые накипали с 2014 года, просто достаточно долгое время России было не до этого. Она была недовольна, что Беларусь пытается занимать свою позицию в регионе или на международной арене, но при этом не имела возможности как-то влиять на Беларусь, потому что была Украина, был Крым, были санкции. Но сейчас для России приходит стадия уже большей уверенности, большей стабилизации, даже успехов на внешнеполитической арене. Мне кажется, просто стали доходить руки (до Беларуси), чтобы попытаться Беларусь более четко, более основательно втянуть в свою орбиту. Беларусь пыталась играть на противовесе и развивала этот западный вектор. Основным итогом может быть то, что все-таки она будет вынуждена ограничить свое движение на Запад и все-таки остаться привязанной к России, в том числе и в военной сфере. Это, наверное, наиболее вероятный сценарий».

Политолог уверен, что в Москве разработан и более жесткий план в отношении белорусского руководителя, но, скорее всего, он пока не будет использован.

Андрей Казакевич: «Скорее всего, игра будет именно в этом диапазоне, чтобы вернуть Беларусь в состояние, которое было, скажем, в 2011 или 2012 году. Оно более комфортное для России, оно позволяет более влиять на Беларусь, иметь какую-то поддержку с ее стороны. Десакрализация Лукашенко — это все-таки еще один механизм давления на него, возможность влиять на его политику. Десакрализация в России автоматически означает десакрализацию Лукашенко и в глазах значительной части белорусского общества, которое живет в российском информационном пространстве, а это не менее 20% населения. Соответственно, антилукашенковская мобилизация этих людей может стать реальной угрозой Лукашенко. И на этом можно играть, этим можно давить, чтобы все-таки добиваться от Лукашенко решений, которые были бы в соответствии с желаниями России».

Между тем, после резких заявлений Александра Лукашенко в адрес Москвы в центре Минска состоялся необычный пока для белорусов пикет в поддержку «братского народа РФ». Шесть человек с российским триколором вышли на площадь Независимости под лозунгами «Русские и белорусы — это один народ», «Мы — братья», «Жили, живем и будем жить вместе». Участники пикета не были задержаны, более того, в милиции Минска агентству БелаПАН заявили, что не располагают информацией о прошедшей акции.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.