Перейти к основному контенту

Как Эстония пережила российские санкции

После введения российского эмбарго эстонский производитель молочной продукции Epiim потерял свой основной рынок сбыта
После введения российского эмбарго эстонский производитель молочной продукции Epiim потерял свой основной рынок сбыта RFI / Marc Etcheverry

Страны Балтии больше всех пострадали от российского эмбарго, введенного три года назад в ответ на европейские санкции в связи с украинским кризисом. Ограничительные меры ударили в основном по сельскохозяйственному сектору. Как Эстония переориентируется на новые рынки, узнал специальный корреспондент RFI Марк Эчеверри.

Реклама

7 августа 2014 года новость о российском эмбарго застала врасплох компанию Epiim, которая перерабатывает 100 000 тонн молока в год. «Мы потеряли наш основной рынок сбыта за один день», — говорит генеральный директор компании Яанус Муракас. В этот день Москва решила запретить ввоз фруктов, овощей, мяса, рыбы и молочных продуктов из стран ЕС, США, Канады, Австралии и Норвегии. Такой ответ российские власти дали на западные санкции, принятые в связи с украинским конфликтом.

Литва, Латвия и Эстония, оказавшиеся в наиболее уязвимой ситуации, пострадали больше всех. Хоть экономику в целом восстановить удалось, однако некоторые сектора до сих пор не могут оправиться. Так, согласно официальной статистике, доходы от экспорта молочной продукции в прошлом году по сравнению с 2014 годом упали на треть.

Однако Таави Канд, глава коммерческого департамента министерства сельского хозяйства, объясняет, что помимо эмбарго нужно брать в счет и другие факторы, например, отмену молочных квот.

Исторически так сложилось, что после распада Советского Союза эстонские производители молочной продукции сохраняли или же продолжали развивать связи с российскими партнерами. Оптимизм вселял экономический рост в начале 2010 года.

Сегодня Яанус Муракас доволен тем, что в свое время не положил все яйца в одну корзину. Компания Epiim экспортировала не больше трети своей продукции в Россию. «Мы опасались, что что-то может пойти не так. Некоторые наши коллеги 80% своего товара экспортировали на российский рынок. Теперь они обанкротились», — говорит генеральный директор компании.

В конце 2014 года ЕС принял ряд мер с целью компенсировать потери производителей молочной продукции в странах Балтии. К примеру, Брюссель выделил 28 млн евро исключительной помощи. Яанус Муракас винит эстонское правительство в недальновидности. По его словам, власти не позаботились о том, чтобы подписать на правительственном уровне двусторонние договоры с крупными импортерами молочной продукции, такими как Китай, Вьетнам, Алжир и Мексика.

В министерстве сельского хозяйства с этой критикой не могут не согласиться. Однако всю вину сваливать на правительство тоже неправильно, говорит чиновник из министерства Таави Канд. «Эстонские компания не особо интересовались другими рынками сбыта, их вполне удовлетворяла торговля с Россией. Теперь мы, конечно же, можем утверждать, что был высокий риск, но тогда никому до этого не было дела», — говорит чиновник.

Теперь продукция из стран Балтии все больше интересует азиатские рынки. Переговоры с Токио прошли очень быстро и успешно. С начала этого года Япония закупает молочный порошок и сыр. С Китаем все оказалось сложнее. Четыре года понадобилось, чтобы убедить китайцев в соответствии норм гигиены их строгим требованиям. Не обошлось и без вмешательства политики. «До российского эмбарго наши отношения с Пекином уже не были очень теплыми — Далай-лама приезжал в Эстонию несколько раз», — говорит бывший министр сельского хозяйства, а ныне эстонский депутат Ивари Падар.

По мнению Таави Канда, азиатский рынок все же оказался не таким уж многообещающим. Хоть он и открыт для эстонских компаний, но пока что экспорт молочной продукции не превышает несколько тонн. Таллин надеется теперь на открытие рынков Алжира, Мексики, Индонезии и Малайзии.

В ожидании лучших времен компания Epiim все же сохранила некое присутствие на российском рынке, благодаря принятому десять лет назад решению открыть в Санкт-Петербурге дистрибьюторскую компанию. Правда, из-за эмбарго сыр на российский рынок она поставляет не эстонский, а белорусский. Срок ограничительных мер подходит к концу в этом году, но он может быть продлен.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.