Перейти к основному контенту

Поделиться птицами: белорусы и литовцы провели уникальный эксперимент

Птенцы вертлявой камышевки перед отправкой из Беларуси в Литву
Птенцы вертлявой камышевки перед отправкой из Беларуси в Литву RFI/ Г.Шарипкин

Исчезающую в Европе вертлявую камышевку возвращают в прежние места обитания. Транслокация, или переселение, впервые в мире опробована на дальних мигрантах, каковыми являются эти маленькие жильцы болот. Успех проекта дает шанс если не возродить, то хотя бы увеличить нынешнюю европейскую популяцию глобально угрожаемого вида.

Реклама

Поделиться птицами: белорусы и литовцы провели уникальный эксперимент

Сейчас вся мировая популяция вертлявой камышевки (настолько неприметна, что даже с названием споры — встречается и вариант камышовка) не превышает 25 000 птиц. За ХХ век популяция сократилась на 95% — из-за осушения почти всех низинных болот в Западной и Центральной Европе. В Беларуси же остался стабильный фрагмент ареала — почти половина всех вертлявых камышевок мира. Также еще остались популяции в Польше, Украине и Литве.

Автор идеи переселения птиц в места, где популяция под угрозой, — белорусский ученый Александр Козулин, заведующий сектором международного сотрудничества НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам, научный координатор проекта ПРООН-ГЭФ «Ветландс».

Александр Козулин:  «В мире осталось очень мало территорий, на которых она обитает. И прежний ареал, который был непрерывным, когда болота непрерывно располагались, стал прерывистым, произошла фрагментация ареала из-за осушения болот. Сейчас затруднен обмен особями между группировками. Разработана стратегия сохранения вида. Нужно восстановить непрерывную связь местообитаний».

Белорусский ученый Александр Козулин, автор идеи транслокации вертлявой камышевки
Белорусский ученый Александр Козулин, автор идеи транслокации вертлявой камышевки RFI/ Г.Шарипкин

В основе уникального метода лежит эффект импринтинга — птенец запоминает местность, где провел начало жизни, как свою родину, рассказывает корреспонденту RFI Александр Козулин.

Александр Козулин:  «Но мы не знали в принципе — возможно (ли) это искусственное заселение, и никто об этом не знал. Метод основывается на том, что птицы запоминают территорию будущего гнездования в возрасте от 30 до 50 дней — это установлено опытным путем. И если взять птенца с болота Званец и завезти на Жувинтас за 500 километров отсюда, и он там пробудет период с 30 до 50 дней и оттуда улетит на зимовку в Африку, то он уже обязательно вернется не к нам сюда, а туда — в Жувинтас. Как это все происходит — запоминание этого места — никто не знает. Птенцы летят отдельно от взрослых особей. У взрослых особей — повторная кладка, а подросшие птенцы уже начинают миграцию. Никакого научения нет, какая дорога, как в Африку лететь и обратно — все это уже каким-то образом на уровне инстинкта заложено у них в генах».

Птенцы вертлявой камышевки на воле в Жувинтасе
Птенцы вертлявой камышевки на воле в Жувинтасе RFI/ Г.Шарипкин

Жимантас Морквенас, руководитель проекта по сохранению вертлявой камышевки в Литве и директор общественной организации «Балтийский экологический форум», поясняет значение эксперимента.

Жимантас Морквенас:  «С вертлявой камышевкой такую транслокацию делаем первые в мире. Сам проект начался в 2016 году. И транслокация является только одним мероприятием. Само переселение — это второй раз, вторая и последняя порция. У нас не является главной целью восстановить популяцию в Жувинтасе, самая главная цель — это разработать метод, увидеть — работает он или нет, оптимизировать его и иметь этот метод в кармане для того, что если понадобится, тогда уже можно — это уже большой шаг во всей стратегии охраны вертлявой камышевки в мире».

Тестовую попытку транслокации совершили в 2018 году, весна этого года доказала свою эффективность — 11 птиц вернулись в литовский Жувинтас. Рассказывает Виталий Якович, орнитолог, эксперт проекта ЕС «Life: Вертлявая камышевка».

Виталий Якович:  «20% вернулось, думали, что если хотя бы один вернется, то это уже какой-то положительный результат. А тут время прилета пришло, звонят, говорят — два, потом — четыре, потом — шесть, потом — девять. Конечно, для нас это радость, естественно. Вся технология этого процесса известна, но результат все-таки был несколько под сомнением. Потому что, во-первых, не такое большое количество птиц, а смертность у них очень высокая, информации по этому поводу практически нет. Тем более, дальние мигранты. Это первое в мире такое мероприятие — и вот так удачно все получилось».

Белорусский орнитолог Виталий Якович
Белорусский орнитолог Виталий Якович RFI/ Г.Шарипкин

По словам Жимантаса Морквенаса, транслокация — дополнительный шанс для сохранения вида.

Жимантас Морквенас:  «Прежде всего надо сказать, что вертлявая камышевка была обычным видом европейских лугов и болот. Сейчас она в 200 раз более редкая, чем африканский слон, например. Это значит, что это глобально угрожаемый вид. Это самая редкая певчая птица из воробьиных в континентальной Европе, которая реально может исчезнуть с лица планеты. Она сейчас гнездится только в четырех странах мира — это Украина, Беларусь, Литва и Польша. В Беларуси самая большая популяция. В Литве маленькая популяция — 172 самца мы насчитали, но мы можем уже радоваться, что, похоже, стабилизировали популяцию».

Операция этого года началась в июне, для транслокации отобрали 50 птенцов вертлявой камышевки — примерно столько же и специалистов в белорусско-литовской команде.

Вольеры-авиарии для птенцов в Жувинтасе
Вольеры-авиарии для птенцов в Жувинтасе RFI/ Г.Шарипкин

Александр Козулин:  «Нашли гнезда, ждали, пока они подрастут до 7–8 дней, чтобы брали корм, не боялись человека, но уже были достаточно независимы, чтобы терморегуляция была у них нормальная. Берем, здесь докармливаем. Когда насобираем группу, приезжают литовские коллеги, забирают. Мы готовим, конечно, документы — огромную кучу, чтоб перевезти их через границу. Каждый птенец приравнивается к одному зубру — документов на него такая же стопка собирается».

Птенцы постоянно требовали внимания в виде корма — в день 50 маленьких камышевок поглощали около 3000 насекомых, которых заготавливали в режиме нон-стоп. Рассказывает биолог Михаил Максименко.

Михаил Максименко:  «Заготавливаешь заранее, складываешь в пакетики — и в холодильник. Олег Александрович (коллега ученого — RFI) встает в четыре часа, в полпятого начинает кормить и заканчивает где-то в полдесятого-десять. Пока круг прошел — уже первый орет: „Жрать хочу!“»

Еда для птенцов вертлявой камышевки
Еда для птенцов вертлявой камышевки RFI/ Г.Шарипкин

В литовском Жувинтасе режим питания организовывал Виталий Якович, месяц проживший на болоте рядом с авиариями — специальными вольерами, куда поместили перевезенных птенцов.

Виталий Якович:  «Требуется много — и не только в количестве, но и в качестве. Нельзя кормить каким-то одним типом или группой кормовых насекомых. Использовалось абсолютно все. Плюс еще самые разнообразные витамины, плюс минеральные вещества, плюс отдельно кальций, плюс витамин D3, весь комплекс, абсолютно весь. Плюс еще и на солнце обязательно выставлять, потому что тот же витамин D3 — идеальный вариант, когда он не столько входит в корм, а сколько синтезируется за счет ультрафиолета. Все это было собрано воедино, думаю, поэтому и такой результат».

После месяца в вольерах все 50 птенцов были выпущены на волю. По словам Жимантаса Морквенаса, птицы уже адаптировались к условиям болота, хотя некоторое время возвращались в авиарии. Сейчас осталось дождаться весны — чтобы увидеть, сколько окольцованных птиц вернется на новую родину. Одно из главных транзитных мест на пути в Мали — Франция. «Больше всего встречаем колец французских орнитологов. Но тут тоже не все просто, на миграции камышевкам тоже нужны тростниковые болота — во Франции в результате человеческой деятельности их площадь сокращается», — сказал Жимантас Морквенас.

Жимантас Морквенас, руководитель проекта по сохранению вертлявой камышевки в Литве и директор общественной организации «Балтийский экологический форум»
Жимантас Морквенас, руководитель проекта по сохранению вертлявой камышевки в Литве и директор общественной организации «Балтийский экологический форум» RFI/ Г.Шарипкин

Жимантас Морквенас:  «Почему это важно. Мой сын — это самый лучший пример, он сам мне сказал, что ему важна камышевка. Я верю, что мы одалживаем природу у наших детей. Я думаю, это очень важно, чтобы биоразнообразие, эти все виды остались для наших детей. Я думаю, что это такая глубинная ценность — почему мы это делаем».

А вот что думает о важности спасения камышевки, о которой в Беларуси и не особо знали до середины 90-х, Виталий Якович.

Виталий Якович:  «Она очень легкоуязвима. Она живет только в определенных, достаточно узких рамках. Малейшее нарушение этих рамок приводит к ее исчезновению. Человек, когда начинает о таких вещах думать, уже начинает немножко думать в том числе и о тех процессах, которые идут у него самого, у человечества. Эта маленькая птичка открывает какую-то перспективу для, может быть, иного мышления, которое не завязано на узкие рамки, скажем, в бытовом, в хозяйственном, техническом, политическом, экономическом смысле — неважно. Понимаете, она тоже интересна. Вот этот интерес, может быть, как-то подтолкнет или, может быть, скорректирует в том числе и мышление людей, наших людей в том числе — не хлебом единым сыт человек. Она не одна такая, может быть, через нее и к другим тоже интерес проснется».

Вертлявая камышевка исчезает в том числе из-за зарастания болот — люди перестали держать скот, появляется кустарник, биотоп меняется. Если на белорусские болота в рамках проекта «Ветландс» поставляется специальная техника для очистки угодий, то литовцы дополнительно «привлекли к работам» коров английской породы герефорд. Герефорды очищают берега озер от зарослей осоки и других растений, которые домашний скот в пищу не употребляет, что идет на пользу и другим видам птиц, гнездящихся в Жувинтасе. Кроме того, за самостоятельную очистку земли от кустарника (а некоторые участки резервата после реституции одновременно принадлежат и местным фермерам) государство выплачивает собственникам от 300 до более чем 1000 евро.

Корова породы герефорд, «работающая» в заказнике Жувинтас
Корова породы герефорд, «работающая» в заказнике Жувинтас RFI/ Г.Шарипкин

За ходом транслокации наблюдали немецкие специалисты — возможно, опыт белорусов и литовцев будет использован и в Германии, птенцов, скорее всего, возьмут в Польше.

Мероприятия по управлению популяциями вертлявой камышевки реализуются в синергии проектами ЕС «Life: Вертлявая камышевка» и ПРООН-ГЭФ «Ветландс». Транслокация — один из результатов совместной деятельности проекта «Ветландс» и проекта «Создание сети ключевых местообитаний для обеспечения долгосрочного благоприятного охранного статуса вертлявой камышевки в Литве», финансируемого ЕС. RFI уже рассказывало о других «подопечных» проекта «Ветландс» — европейском зубре и широкопалом раке.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.