Перейти к основному контенту
V Республика

Мясной скандал и Femen в Нотр-Дам

REUTERS/Charles Platiau

V Республика - новая программа RFI о французах и их нравах. На этой неделе говорим о конине в лазаньях, почему мы едим то, что сорок лет назад не давали даже котам, а также о выходке Femen в Нотр-Дам-де-Пари и реакции на нее французской общественности.

Реклама

Дмитрий Гусев: Всем доброго вечера. На этой неделе французов, хотя, впрочем, не только их, особенно волновало содержимое их тарелок.

Анна Строганова: Да. На прошлой неделе во Франции разгорелся страшный скандал – в замороженных говяжьих лазаньях обнаружили... конину.

На самом деле, чтобы быть точным, «мясной скандал» начался в Великобритании и приобрел общеевропейский характер.

Итак, британцы обнаружили конину в готовых замороженных блюдах – итальянских лазаньях, продаваемых под маркой пищевого концерна «Findus». Официально присутствие конины в говяжьих лазаньях было не указано.

В ходе скандала выяснилось, что мясо поступило из Румынии, прошло через руки голландского и кипрского трейдеров, прежде чем оказалось у французского оптового поставщика – фирмы «Spanghero». Изготовлением блюд занималась фирма «Comigel» для пищевого концерна «Findus».

Д.Г.: Фирма «Spanghero» заявила, что во всем виноват румынский производитель. Официальный Бухарест отверг все обвинения. В Голландии начали расследование. Французские министры провели экстренное заседание, президент Олланд Франсуа Олланд подверг критике очевидные «нарушения» и «недопустимые действия» участников мясного рынка, а французские супермаркеты стали изымать из продажи не только лазанью марки Findus, но и продукцию других марок, а у предприятия «Spanghero», в конце концов, отобрали лицензию.

А.С.: Надо сказать, что все французские участники скандала не переставали кричать о своей порядочности и добросовестности: все как один повторяли, что соблюдали все установленные правила и не имели никакого понятия о присутствии конины в говядине.

На тему того, что никто ничего ничего не заметил была отличная карикатура в газете «Либерасьон»: перед говяжьей тушей стоит повар и с изумлением смотрит на то, что скрывается внутри. А оттуда во все стороны разбегаются всевозможные животные, от крыс до кошек.

Чем-то напоминает чебуреки, которыми нас так любили пугать в детстве.

Д.Г.: Чебуреки чебуреками, но этот скандал (который, кстати, уже успели окрестить и Horsegate и Chevalgate), как правильно заметила одна французская журналистка страшен не столько тем, что вместо говядины в несчастных лазаньях оказалась конина, а в том, что, во-первых, мы увидели какой путь прошло это мясо, прежде чем, оказаться в наших тарелках. Во-вторых - и это самое страшное - на этом тернистом пути это мясо почему-то не было никем проконтролировано: вся цепь продавцов и поставщиков мяса, а также производителей лазаньи не позаботилась о контроле, и теперь каждый скидывает вину на соседа. А в третьих, благодаря этому скандалу, мы в очередной раз убедились: какую гадость мы едим.

А.С.: Да, благодаря мясному скандалу, мы услышали разных экспертов, в один голос заявивших: какая в общем-то разница - говядина или конина, если ни говядины, ни конины там нет, а есть так называемая «мясная масса», состоящая из мясных отходов – жира, мышц, костей и коллагена.

Как прокомментировал изданию Rue89 ветеринар Константин Соллогуб, эта мясная масса является самым настоящим «дерьмом». По его словам, 40 лет назад даже нельзя было представить, что этим можно кормить кошек, такие мясные отходы шли прямиком в помойку.

Почему так вышло, что сегодня мы едим то, что 40 лет назад не ели даже коты, обсудим с нашим кулинарным критиком Гелией Певзнер.Почему мы едим мясные отходы под видом лазаньи и задаем себе вопрос: конина? говядина? И так ли это важно?

Гелия Певзнер: Почему мы едим - это философский вопрос.Причины можно искать очень далеко. Лучше, наверное, задуматься, что с этим делать? Потому что, во-первых, не было сделано никаких анализов на пути этого мяса. То есть, мы абсолютно не знаем, что едим. Второй вопрос, который я себе задаю: откуда взялось такое количество - 750 тысяч тонн оказалось в мясе - откуда эти лошади? Потому что во Франции, действительно, выращивают лошадей на убой, это мясо стоит дороже, чем говядина.

Почему это мясо было выгодно нам продать? Сколько оно стоило изначально, пройдя через всех этих трейдеров? Все это пришло из Румынии, причем, за всем этим можно следить, как за таким детективным романом. Фантастическим. Идеальной виновной фигурой является голландский трейдер - его уже ловили на том, что он конину продавал как говядину.

Его пытались даже осудить, но не удалось доказать, что предприятие, которое этим занималось, принадлежит именно ему. Потому что у него, кроме почтового ящика, никакого адреса нет, а есть какой-то акционер этой фирмы где-то на Кипре, который, кстати, владеет акциями в каких-то российских компаниях. Совершенно непонятно, кто это и что это.

Но его фирма, которая продавала эту конину, на чем он попался, называется голландским именем «лошадь» наоборот. Просто какое-то издевательство над потребителем. И, казалось бы, уже точно - он, и вдруг, среди счетов, обнаруженных на предприятии «Spanghero», которые были арестованы, обнаружены счета на конину. То есть, они ее получали не как говядину, а как конину. Похоже, виновны, все-таки, они.

Д.Г.: Французские власти даже доказали, что этот французский поставщик «Spanghero» был в курсе, что они продавали именно конину, а не говядину.

Гелия Певзнер: Когда начался этот скандал, и была известна только марка «Findus», я позвонила одному знакомому эксперту в агропромышленности, и он сказал: - Если «Findus» позволяет себе продавать конину, конечно, невозможно было этого не заметить. Любой человек, любая домохозяйка может отличить конину от говядины. Если «Findus» себе это позволяет, значит, вся отрасль себе это позволяет. Потому что конкуренты так следят за конкурентами, что кто-то один не может себе этого позволить. На него донесут конкуренты. Значит, они все в этом. Это то, что мы сейчас обнаруживаем.

Д.Г.: Донесут или сами подмешают конину в говядину? (смеется)

Гелия Певзнер: Ну, вот разве что (смеется). Это то, что мы сейчас обнаруживаем. Это уже во многих странах - в Австрии продавали кому-то, кто производил пиццы, в Швейцарии еще кому-то, в Ирландии это было в бургерах, которые подавались в больницах. Конина шла в детские столовые в школах.

А.С.: А смысл в чем, если это стоит гораздо дороже? Получается, это отходы от конины?

Гелия Певзнер: Может быть, да. До этого следствие еще не дошло. Но я думаю, что будет еще масса, мягко говоря, «приятных сюрпризов», потому что в скелетах этих лошадей уже обнаружены противовоспалительные лекарства, которые даются против каких-то мускульных болей. А вот это лекарство уже делает мясо непригодным для потребления в пищу, будь это конина или говядина. И если выяснится, что в этих лазаньях было еще и это антивоспалительное лекарство, тут проблема переходит на совершенно другой уровень. Потому что начинается уголовное дело: людей накормили тем, что не должно было попасть в их пищу.

А.С.: Получается, что единственный выход из этой ситуации - это прекратить есть замороженную гадость?

Гелия Певзнер: Совершенно верно. Потому что по закону в Европейском Союзе, если вы покупаете мясо, на нем обязательно указана страна происхождения. Этот закон не касается приготовленных блюд. То есть, как только вы купили не мясо, а приготовленную лазанью, туда может пойту уже все, что угодно. Поэтому готовить надо дома.

А.С.: В пятницу ЕС одобрил план борьбы с «мясным скандалом», который будет заключаться в ряде тестов ДНК в готовых блюдах, которые содержат говядину. В специальном коммюнике Еврокомиссия сообщила, что намеревается провести около 2250 таких тестов в течение месяца. Причем, тестирование должно пройти в каждой из 27 стран-членов ЕС.

Д.Г.: Во второй части нашей программы будем говорить об очередной скандальной акции Femen во Франции. Активистки украинского движения разделись в соборе Парижской Богоматери. Таким образом, FEMEN «попрощались» с Папой Римским Бенедиктом XVI.

А.С.: Восемь феминисток, украинка Инна Шевченко и семь француженок, прошли с толпой туристов внутрь собора, там скинули верхнюю одежду и в полуобнажённом виде выкрикивали лозунги против Папы Римского. Они, в частности, кричали «Pope no more», и били в колокола деревянными палками. На их спинах и на груди были надписи: «No homophobe», «Crise de la foi», «Bye bye Benoît!».

Спустя несколько минут охрана храма вывела активисток на улицу. Но они остались стоять на площади перед собором еще минут десять, выкрикивая «In gay we trust !», ou «Dégage homophobe». Как объяснили в движении, своей акцией Femen хотели поздравить «весь передовой мир» с уходом «фашиста» и «гомофоба» Бенедикта XVI.

Д.Г.: Акция Femen за эту неделю успела превратиться в дело государственной важности. На нее отреагировали и министр внутренних дел Франции Манюэль Вальс и мэр Парижа Бертран Деланоэ.

А.С.: Отреагировали, разумеется, с возмущением. Глава МВД назвал акцию «бессмыссленной провокацией» и выразил свою поддержку верующим, которых это могло задеть. «Если светский характер государства позволяет каждому своободно верить или не верить, принципы республики одновременно гарантируют всем верующим возможность достойно и при взаимном уважении практиковать свою религию», - заявил министр.

Д.Г.: Акцию Femen также осудил мэр Парижа Бертран Деланоэ. Он сказал, что ему грустно от того, что подобные жесты «в карикатурном виде представляют прекрасную борьбу за равноправие» и, к тому же, «напрасно шокируют множество верующих».

А.С.: Не понравилась выходка Femen и бывшему кандидату в президенты от партии зеленых и евродепутату Эве Жоли. Она назвала акцию в Нотр-Дам-де-Пари «неуместной». «Голая грудь на улице и так не очень мне нравится, еще меньше это нравится мне в Нотр-Дам. Это неуважение к верующим». Эва Жоли, которая напомним, ранее (также как и Бертран Деланоэ) поддерживала Pussy Riot, заявила, что это слишком насильственные методы для того, чтобы высказываться против отсутствия женщин в католической церкви.

Д.Г.: Настоятель собора Парижской Богоматери монсеньор Патрик Жакен заявил, что представители собора подали две жалобы в комиссариат IV округа Парижа за «осквернение места культа», а также за «нанесение побоев и ран» двум охранникам церкви, у одного из которых вывихнуто плечо.

А.С.: После акции в соборе, девушки были доставлены в тот самый комиссариат IV округа, где у них формально были проверены документы, после чего их отпустили, хотя за то, что они сделали, согласно французскому законодательству, их могли оставить под стражей.

Д.Г.: Тот факт, что девушек отпутили, удивил адвоката архиепископства Парижского Лорана Девольве, который подал жалобу. А сам настоятель монсеньор Патрик Жакен привел аргументы, которые многим из наших слушателей, вероятно, покажутся знакомыми: «Если бы это произошло в мечети, думаете ли вы, что в манере их задержания было бы столько же непринужденности», - заявил священник. «Заметьте, кстати, что они никогда не нападают на мечети. И не зря: там бы их просто повесили».

А.С.: Да, очень напоминает слова одного российского политика по поводу ситуации с Pussy Riot. Но мне кажется не очень правильным сравнивать две эти ситуации, хотя, конечно, сравнение напрашивается само собой. Монсеньор не поминает предыдущие акции Femen, не просит депортировать Шевченко на Украину (хотя такие призывы в связи с случившимся я читала в некоторых французских блогах), а также влепить девушкам двушечку, он лишь возмущается тем, что полиция реагирует, по его мнению, избирательно. Его также возмутил тот факт, что после того, как охранники вывели девушек из собора, они смогли оставаться на площади перед Нотр-Дам «в голом виде» и скандировать свои лозунги. «Полиция не поспешила вмешаться, хотя комиссариат находится рядом», - заявил Монсеньор Патрик Жакен. Так что сравнение с Pussy Riot кажется весьма поверхностным. Пока полемика в блогах не утихает, некоторые призывают к тому, чтобы FEMEN прекратили свое существование во Франции, напомним, украинское движение открыло свою штаб-квартиру в Париже осенью этого года, после чего провело несколько скнадальных акций, но акция в Нотр-Дам на сегодня является, пожалуй, самой провокационной. Тем не менее, вряд ли их посадят в тюрьму.

Д.Г.: Посмотрим результаты действий адвокатов собора Парижской Богоматери, хотя даже по первым действиям французских властей можно говорить, скорее, о политическом общественном осуждении, нежели о каких-то серьезных уголовных санкциях, когда вся государственная машина наваливается на нескольких несчастных возмутителях общественного спокойствия.

 

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.