Перейти к основному контенту
Париж вчера и сегодня

EXPOFRANCE 2025 и Всемирные выставки Парижа

Аудио 10:39
18 марта 2015 года Франсуа Олланд, будучи в Милане на дне «Франция на Всемирной выставке Милан 2015», поддержал кандидатуру Франции для организации Expo 2025
18 марта 2015 года Франсуа Олланд, будучи в Милане на дне «Франция на Всемирной выставке Милан 2015», поддержал кандидатуру Франции для организации Expo 2025 REUTERS/Philippe Wojazer

Франция начала кампанию по выдвижению кандидатуры страны на проведение Всемирной выставки 2025 года. Будущая выставка 2025 года носит название EXPOFRANCE 2025, что несколько отличает её от всех предыдущих выставок, но, тем не менее, оставляет в ряду старой традиции.

Реклама

Организаторы всячески подчёркивают преемственность будущей выставки со всеми, которые проводила Франция в предыдущие столетия. Первенство в этом отношении принадлежит не Франции, а Англии. Первой всемирной выставкой принято считать выставку 1851 года в Лондоне, которая проходила в ставшем знаменитом потом Хрустальном дворце (Crystal Palace) в лондонском Гайд-парке. Своё название «хрустальный» он получил, поскольку был построен из железа и стекла – материалов по тому времени самых современных и революционных с технической и архитектурной точек зрения. Впоследствии дворец был перенесен в другое место (Sydenham Hill), а 30 ноября 1936 Хрустальный Дворец сгорел и после этого не восстанавливался.

Во Франции мысль о проведении выставок возникла ещё при Первой республике. Первая из них была проведена на Марсовом поле 19 сентября 1798 года. Тогда молодая французская республика активно искала новые немонархические формы, которые могли бы заменить собой прежние традиции Старого режима. При Старом режиме аналогичной формой обмена новыми идеями, формой демонстрации своих достижений во всех областях была ярмарка. Поскольку всё монархическое безжалостно отбрасывалось, то следовало отбросить и форму ярмарки. Так её место в обществе заняла Выставка. Правда, и ярмарка также не исчезла полностью, а ввернулась на своё законное историческое место.

Первая выставка имела такой большой успех, что она стала проводиться регулярно. До 1849 года их было проведено целых десять. В тот период один из активных её участников и организаторов — Буше де Перт — предложил сделать выставку международной (универсальной), открыв доступ к ней промышленникам из Англии и Германии, но его инициатива не получила поддержки. В те годы французские промышленники опасались товаров из Англии, которые составляли французским товарам сильную конкуренцию.

Так и получилось, что первой французской универсальной выставкой стала выставка 1855 года, которая копировала английскую выставку. К тому же в то время свою роль сыграл политический контекст. Англия и Франция вступили в союз в борьбе против России, стремившейся получить контроль над Константинополем и проливами Босфор и Даранелла. Тогда шла Крымская кампания. Выставка в Париже стала одной из форм демонстрации прочности этого политического и военного союза. Плюс выставку посетила сама королева Виктория, а для Наполеона III это обстоятельство было очень лестным и с личной точки зрения, и с точки зрения укрепления его политического статуса императора в глазах Европы.

Собственно, выставочная сфера также была в кавычках «поделена» между участниками. Англия представлялась как совершенство с технической точки зрения, Франция на первое место выдвигала качество своей продукции плюс лидерство с точки зрения культуры и искусства. Символом выставки стала аллегорическая скульптура под названием «Франция коронует промышленность и искусство». В ней принимали участие 10 500 французских предприятий и 9 500 предприятий из других стран мира. В итоге насчитали 5 миллионов посетителей, что было, тем не менее, на миллион меньше, чем в Хрустальном дворце в Лондоне.

Из 26 всемирных (международных) выставок, которые проводились в мире за всю их историю, шесть были проведены во Франции. Самой успешной была, безусловно, выставка 1900 года (рекорд её посещаемости побила только Осака в 1973 году), а самой неудачной, если не сказать провалившейся, была выставка 1937 года. Тогда забастовали рабочие коммунисты, которые обслуживали выставку. Они работали только в павильоне СССР. Остальные павильоны оказались попросту заброшенными. На выставку было потрачено 1 443 миллиона франков. Принесла же она ничтожный доход в 150 миллионов. Это был полный провал. Удар оказался настолько сильным, что потом Франция уже и не пыталась взять на себя роль организатора всемирной выставки. В 1989 слабую попытку предпринял Франсуа Миттеран, однако он встретил такой решительный отпор, что был вынужден отказаться от своих планов. Особенно решительное и сильное сопротивление оказал тогдашний мэр Парижа Жак Ширак.

Скепсис и недоверие к проведению столь обширных и очень дорогостоящих мероприятий как всемирная выставка разделают очень многие во Франции (А.Ферро называл их «мегаломания»  страны). Как бы то ни было, но новый проект возник, будет существовать и, скорее всего, увенчается успехом по многим причинам, даже несмотря на то, что сейчас в период кризиса и он кажется нереальным.

Планы по проведению всемирной выставки 2025 оказываются в русле, по меньшей мере, двух проектов, которые постепенно вызревают в урбанистической концепции развития Парижа и геополитической реформы Франции в целом.

Первый – это планы создания так называемого Большого Парижа. Очень активную деятельность в этом направлении развил предыдущий президент Франции Николя Саркози. Надо сказать, что логика развития города неизбежно идет по пути расширения, увеличения его жизненного пространства. Все также прекрасно понимают, что эти центробежные урбанистические силы неизбежно вступают в противоречие с центростремительными силами обособления отдельных районов. И все также понимают, что разрешить это противоречие чрезвычайно сложно. Вопрос заключается в том, чтобы рационально следовать этим неизбежным процессам и по возможности ими управлять. По этой причине планы Большого Парижа вновь вернулись в поле зрения правительства при президенте-социалисте Франсуа Олланде, но уже с меньшей «мегаломанией», которая была присуща его предшественнику. Будущая выставка должна показать одновременно и всё, что уже сделано в направлении Большого Парижа, и нарисовать перспективу на будущее. Это неизбежность урбанистического процесса, перед которым люди вынуждены оправдываться.

Второе – недавняя реформа регионов. Напомним, что карта Франции была слегка перекроена и регионы были укрупнены. На будущей выставке они получат возможность показать своё новое лицо, новый образ, новый статус (или, как сейчас принято говорить, – новую идентичность).

Эти два фактора отразились в общей концепции будущей всемирной выставки. Она, как объясняют её создатели, представляет собой три круга: Париж, его пригороды и регионы. Отметим, что иностранные представители или будущие участники выставки в этой концепции не фигурируют. Им отводится скорее роль наблюдателей и тех, кто в будущем либо будет критиковать сделанное к тому времени, либо одобрит и воспримет опыт. Кроме того, для создания Большого Парижа Франции нужно привлечение капитала (этого также не следует упускать из виду), а выставка такого масштаба – очень хорошая возможность. Можно было бы даже сказать, что ЭКСПО 2025, скорее, концептуально напоминает ВДНХ, ведь и название она носит соответствующее – не Всемирная выставка, а выставка под названием EXPOFRANCE 2025.

Будущие организаторы будущей всемирной выставки 2025 года апеллируют не к первой французской выставке, а ко второй, которая была проведена в 1867 году – на самом пике Второй империи.

В этом заключается третий важный элемент концепции будущей выставки. Дело в том, что в качестве наиболее яркого образа они выбрали образ центрального (одного из) павильона выставки 1867 года, который назывался Palais Omnibus – там были представлены самые лучшие на то время промышленной достижения и изобретения, а также рестораны и кафе, представляющие различные страны мира. Само слово Omnibus означает нечто совместное, предназначенное для всех. Это отражение концепции общеевропейского развития, которая не могла остаться в стороне для инициаторов проведения будущей всемирной выставки, какими бы ни были её жанровые особенности по сравнению с предыдущими.

Всемирные выставки оставили очень глубокий и значительный след в истории Парижа и в его архитектуре. Они очевидны. Это и Эйфелева башня – символ Парижа. Сколько её ругали и критиковали ещё до того, как она была построена, а она – символ города. Ключевые здания вокруг и вблизи Елисейских полей – Трокадеро и прилегающие к нему павильоны, Гран пале и Пети пале – это тоже наследие всемирных выставок. И мы уже не говорим о том, какую просто потрясающую роль выставки сыграли для развития изобразительного искусства в Париже, не говорим о такой мелочи, как многочисленные мастерские художников. Дело в том, что очень многие знаменитые мастерские (в том числе и знаменитый Улей на Монпарнасе) были построены из материала, использованного на выставках. Из этого «бросового» материала было построено в Париже очень многое.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.