Перейти к основному контенту

Люз («Шарли Эбдо»): Я так и не смог прийти в себя после трагедии

13 января 2015 года. Люз представляет обложку первого номера, вышедшего после теракта
13 января 2015 года. Люз представляет обложку первого номера, вышедшего после теракта AFP PHOTO / MARTIN BUREAU

Художник рассказывает, почему он вынужден покинуть газету, для которой стал символом.

Реклама

«Либерасьон» выносит на обложку интервью с художником «Шарли Эбдо» Ренаром Люзье, более известным как Люз. Художник, который после теракта рисовал почти все обложки газеты (в том числе самую первую, на которой пророк Мухаммед оплакивал убитых журналистов), рассказывает, почему решил покинуть редакцию.
Желание покинуть «Шарли», говорит Люз, появилось у него прошлой осенью, еще до теракта.

В первые месяцы после трагедии он не мог оставить редакцию, которой просто не хватало художников, а сейчас решил, что время настало и что он может уйти. Точнее, что он больше не может работать в «Шарли Эбдо».

«Это очень личный выбор, — говорит художник, и рассказывает, что просто не находит вдохновения в том, чтобы по-прежнему рисовать на злобу дня. В течение последних месяцев, признается Люз, он ловил себя на мысли, что использует старые ходы и сюжеты.

«Я мог бы конечно, как собака Павлова», продолжать рисовать в таком ключе и дальше, говорит художник, но это не имеет смысла с точки зрения творчества.
К тому же, признается Люз, он так и не смог оправиться от январской трагедии. «Проводить бессонные ночи, вызывая погибших, спрашивая себя, что на моем месте делали бы Шарб, Кабю, Оноре или Тинюс — это невыносимо», — говорит он.

А еще, признается художник, ему трудно находиться в роли символа. После теракта, напоминает он, «мое имя используют, чтобы проиллюстрировать любой сюжет» — Шарли, терроризм, проблему общественной безопасности — «и я уже не знаю, какой Люз настоящий — тот что появился на свет 7 января 1972 года или тот, что родился для всей Франции после теракта, 7 января 2015 года».Когда ты внутри редакции, говорит Люз, тебя преследует тысяча вещей — и среди них боль, страдание и ярость.

«Я потерял счет времени», «для меня теперь каждая неделя тянется десять месяцев», — говорит Люз и признается, что за все время, прошедшее после теракта, лишь однажды почувствовал прилив вдохновения, сидя перед чистым листом бумаги.

Это случилось, когда он начал свой дневник комиксов, в котором рассказал о том, как ему жилось в первые месяцы после теракта. Дневник выходит в свет уже завтра, он называется «Катарсис».

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.