Перейти к основному контенту

Greenpeace оценил проект нового соглашения по климату на СОР21

Oтветственный по кампании «В защиту климата» организации Greenpeace Патрик Бонан.
Oтветственный по кампании «В защиту климата» организации Greenpeace Патрик Бонан. (twitter)

Прошла неделя с момента открытия Парижской конференции по климату. В четверг участники переговоров впервые представили проект заключительной декларации. Изменения в этот проект будут вноситься ежедневно, работа продолжается и выходные – так как с понедельника на конференцию приедут министры стран-участниц, которые и должны подписать итоговый текст декларации. Что содержится в проекте нового соглашения по климату? Достаточно ли он амбициозен? Как продвигаются переговоры между делегациями? Об этом RFI рассказал Патрик Бонан, представляющий на конференции всемирно известную экологическую организацию Гринпис (Greenpeace).

Реклама

RFI: Добрый день, Патрик. После того как был обнародован первый проект декларации, глава вашей организации заявил, что переговоры на Парижской конференции проходят слишком медленно. А как в вашей организации оценили сам проект?

Как вы уже говорили, это – постоянная проблема во всех переговорах по климату, которые ведутся в рамках ООН. Переговоры продвигаются слишком медленно относительно той ситуации абсолютной срочности в которой мы находимся. Нам нужны большие шаги вперед, чтобы предпринять меры по снижению темпов глобального потепления. За эти дни переговоров на СОР 21 удалось упростить текст договора, сократить его. Но в тексте остается еще очень много нерешенных вопросов. В том виде как сейчас, этот текст нельзя отправлять на подпись министрам, которые приедут на конференцию на следующей неделе. Остается еще много работы. Надо, чтобы министры стран-участниц конференции отправили очень четкие директивы переговорщикам, чтобы произошел настоящий прорыв. Иначе нам не достичь того исторического согласия, о котором говорят организаторы Парижской конференции.

Если посмотреть на содержание текста договора, то видна лишь одна составляющая, по которой странам удалось достичь реального прогресса. Это снижение объема выбросов парниковых газов. Странам удалось выработать такую формулировку, в которой обозначены цели на долгосрочный период. Но и здесь не хватает главного: отсутствует требование к стопроцентному переходу к возобновляемым источникам энергии к 2050 году. Это требование было выдвинуто самыми уязвимыми в климатическом плане странами, которые уже начали страдать от последствий глобального потепления. Было бы хорошо, чтобы министры, которые приедут на конференцию на следующей неделе, увидели это требование в тексте договора и подписали его. Это позволило бы избежать нам катастрофических последствий.

Что же касается вопросов финансирования бедных развивающихся стран для того, чтобы они смогли перейти к чистым видам энергии, то в этой области переговоры не сдвинулись с мета. То же самое происходит в области юридического признания того, что некоторые страны уже стали жертвами глобального потепления вследствие деятельности человека, причем, деятельности экономически более развитых стран. Эти страны несут экономические потери и переживают социальные потрясения вследствие глобального потепления. Надо, чтобы в итоговом тексте договора это было зафиксировано, участники конференции должны прийти наконец к согласию.
Еще раз повторюсь: нужны четкие политические директивы, нужна вовлеченность политиков, министров, чтобы разблокировать переговоры. Чтобы на будущей неделе мы имели ясный и четкий текст, а пока в нем остается еще слишком много нерешенных вопросов.

Что же тогда конкретно должно быть в тексте, чтобы все страны согласились его подписать?

Когда на следующей неделе на конференцию приедут министры, то не будет одной формулировки, которая устроила бы всех. Будет предложено несколько вариантов, среди которых министры должны найти разумный компромисс. Так как именно так происходит в ООН: среди стран должен быть консенсус. Но в то же время, если посмотреть на то, что говорят ученые, что они предлагают сделать для снижения темпов глобального потепления, то конечная цель должна быть такая: постепенный переход к возобновляемым источникам энергии, чтобы к 2050 году добиться 100% использованию этих источников энергии. На это у нас осталось 35 лет. Это требование выдвигают около 100 стран из существующих 195. В Париже не удастся достичь этой цели. Участники конференции уже сделали свои конкретные предложения по сокращению выбросов парниковых газов в каждой из стран. И эти цифры не поменяются, они так и будут зафиксированы в итоговом документе. Согласно этим цифрам, средняя температура на планете должна повыситься примерно на 3 градуса. Этого недостаточно. Поэтому на Парижской конференции должен быть выработан механизм, позволяющий в дальнейшем пересматривать обязательства стран.

Какие страны больше всего блокируют переговоры, а какие превзошли ваши ожидания? Были ли на конференции приятные сюрпризы?

Если сравнивать с прошлым, то Канада в этом году полностью поменяла свое отношение. Ее больше не называют страной-блокатором переговоров. Теперь Канада принимает самое активное участие в переговорах. Но другие нефтедобывающие страны, прежде всего, члены ОПЕК, и в первую очередь – Саудовская Аравия всячески мешают прогрессу в переговорах. Эти страны понимают, что именно они окажутся в поле зрения, когда министры будут обсуждать вопрос о переходе на возобновляемые источники энергии. Это понятно, ведь вся их экономика основана на добыче нефти.

Но кроме этого, вызывает удивление позиция Европейского союза. Как мне кажется, Евросоюз должен играть роль лидера в такого типа конференциях. Но Евросоюз еще не способен, если так можно выразиться, «подняться над схваткой» и сыграть роль того, кто способен мобилизовать и направлять страны.

Тем не менее, на этой конференции очень видна позитивная роль стран, которые уже начали переживать последствия глобального потепления. Эти 43 страны выступили в первый день конференции с совместной декларацией. В ней они заявили, что конечной целью человечества должно стать ограничение глобального потепления 1,5 градусами Цельсия. Но еще кроме этого они предложили конкретные действия по реализации этой цели. Они заявили, что необходимо к 2050 году добиться полной «декарбонизации» экономики. То есть, полного отказа от употребления ископаемых видов энергии. В этом смысле эти 43 страны значительно продвинули переговоры в направлении того, что от нас требуют ученые – ограничение глобального потепления полутора-двумя градусами. Иначе этим странам просто не выжить.

Взгляды многих участников конференции обращены в сторону Китая и США, которые, как мы знаем, являются наибольшими, если так можно выразиться, загрязнителями атмосферы. 40% выбросов парниковых газов приходится именно на эти две страны. Какова роль Китая и США на этой конференции?

Когда мы слышим заявления месье Обамы, в которых он говорит о самых уязвимых странах, несущих потери от глобального потепления, мы относимся к этому положительно. К этому можно добавить его слова о том, какие последствия глобального потепления переживают США, в частности, на Аляске. Можно говорить о том, что в сознании американского руководства произошли позитивные изменения. Но посмотрим, как слова будут подкрепляться делами. Пока Штаты отказываются платить, как один из главных загрязнителей атмосферы, компенсации пострадавшим от глобального потепления странам.

Позиция Китая стала намного конструктивнее той, что была несколько лет назад. На эту конференцию Китай приехал с конкретными предложениями по ограничению использования угля. Впервые за последние годы использования угля в Китае началось уменьшается. А в 2017 правительство обещало квоты. Еще один важнейший поворот: Китай согласился оказывать финансовую помощь развивающимся странам. Он выделил 3 миллиарда долларов. Именно Китай показывает нам пример того, что на конференции продвинуться дальше, чем ожидалось. Что все, в принципе, возможно.

У микрофона РФИ был Патрик Бонан, ответственный по кампании «В защиту климата» организации Гринпис.
 

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.