Перейти к основному контенту

Французский ученый: СПИД – это политическая болезнь

Красная лента — символ борьбы со СПИДом
Красная лента — символ борьбы со СПИДом ONUSIDA

СПИД – это политическая болезнь, считает президент проходящей в Париже международной конференции по борьбе с ВИЧ-инфекцией и СПИДом Жан-Франсуа Дельфресси. Этот французский ученый утверждает, что для борьбы с эпидемией нужны не столько финансовые средства, сколько политическая воля.

Реклама

RFI: В воскресенье, 23 июля, в Париже открылась самая крупная в мире научная конференция по борьбе с ВИЧ-инфекцией и СПИДом. На нее съехались около шести тысяч специалистов со всего мира. Президент Франции Эмманюэль Макрон отказался присутствовать на открытии конференции, однако заверил, что примет нескольких ученых и представителей ассоциаций у себя в Елисейском дворце. Значит ли это, что французским властям безразлична проблема СПИДа?

Жан-Франсуа Дельфресси: Я думаю, что наше новое правительство понимает, что значит эпидемия ВИЧ для мира. Ученые уже несколько лет подряд объясняют политикам все новейшие открытия в области борьбы со СПИДом. Так как в 2017 году СПИД – это не просто болезнь, это политическая болезнь.

Что вы имеете ввиду? То, что правительство Трампа снизило государственные расходы на борьбу со СПИДом?

Мы сейчас переживаем довольно критический период, когда мы знаем, что у нас есть все необходимые медицинские методы для сокращение эпидемии ВИЧ. Я не говорю, что мы научились его лечить, но мы можем сократить число больных. На сегодняшний день смертность от СПИДа значительно сократилась, причем не только в Европе, но и в южных странах. В мире насчитывается более 19 миллионов человек, которые проходят постоянную противовирусную терапию.

Другими словами, у нас есть все средства, чтобы начать массово бороться с ВИЧ. Но для этого мы нуждаемся в помощи политиков, так как в некоторых странах без политической поддержки нам не удастся побороть развитие эпидемии. Это касается некоторых стран Восточной Европы и Средней Азии. А ведь это совсем недалеко от нас. Там происходит настоящая драма.

В то же время есть страны, где политики приняли решительные меры, и им удалось значительно снизить эпидемию. Например, в Камбодже или некоторых африканских странах.

Речь идет не только о финансах. Мы не можем постоянно требовать «дайте денег!», и все. Сегодня ученые должны подойти к этой проблеме более конструктивно. Именно борьба с мировой эпидемией ВИЧ может открыть новые возможности для создания глобальной системы здравоохранения.

Каковы последние успехи медицины в борьбе с ВИЧ-инфекцией?

Сегодня впервые больные из бедных стран, в первую очередь – африканских стран, получают практически такое же лечение, как и жители экономически развитых стран. Это уникальный в истории медицины случай. Если взять, например, лечение онкологических заболеваний, то разница в лечении между бедными и богатыми странами просто фантастическая. Поэтому пример подхода к лечению СПИДа как мировой проблемы может использоваться в лечении гепатита, туберкулеза и других хронических заболеваний.

Изменилось ли отношение общества к больным СПИДом за последние 30 лет?

К сожалению, нет. Медицина продвинулась далеко вперед, но не общество. Сегодня никто в вашем окружении, среди ваших коллег не говорит, что он – ВИЧ-инфицирован. Но такие люди в окружении каждого человека скорее всего есть — они не говорят об этом, потому что боятся.

Сегодня люди не боятся признаться на работе, что больны раком. Тут есть прогресс. Но в отношении СПИДа ничего не изменилось. В этом направлении нам тоже нужно работать. Здесь тоже нужны политические решения. Сегодня ученые просят у властей не только деньги на финансирование борьбы с ВИЧ-инфекцией. Сегодня мы просим у политиков глобального видения проблемы, и в этом Франция может сыграть большую роль.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.