Перейти к основному контенту

Во Франции две тысячи памятников требуют срочного спасения

Замок Треварез в Бретани
Замок Треварез в Бретани wikipedia.org

Франция — первое туристическое направление в мире, а архитектурные памятники — его витрина. Эмманюэль Макрон в первые дни после своего избрания поручил составить список архитектурного наследия, требующего скорейшего спасения. Список готов, первые сто памятников получат финансирование на реставрацию в 2018 году. О том, что в него входит, рассказывает на этой неделе журнал Le Point.

Реклама

Мосты и голубятни, аббатства и монастыри, фонтаны и мельницы, театры и синагоги, замки и церкви, фабрики, крепостные стены, арсеналы, оранжереи — более двух тысячи памятников требуют во Франции немедленного спасения. К такому выводу пришел Стефан Берн, известный телеведущий, которому Эмманюэль Макрон поручил составление списков архитектурного наследия в опасности. Этот список пополняется каждый день, пишет на этой неделе журнал Le Point. И рисует карту Франции, состоящую хоть и из живописных, но руин.

Датировка памятников, которые нуждаются в срочной реставрации, поражает своим охватом. В список входят как башни XI века, так и дворцы XIX, античные термы и ангары для дирижаблей. В досье, которому посвящен номер журнала, говорится о том, что гибнущие памятники большей частью расположены в сельской местности или в небольших городах, муниципалитет которых не имеет средств на их поддержание. Указания на существование этого неизвестного в столице богатства прислали сами хозяева — местные власти или частные лица. На некоторых конвертах, полученных министерством культуры, в качестве адресата значилось «Господин Наследие». Такое прозвище телеведущий Стефан Берн получил с тех пор, как президент поручил ему составить «черные списки» наследия. Самый срочный список состоит из 250 названий, которые Le Point публикует в текущем номере, с указанием выделенного каждому зданию финансирования. Среди них — 15 особо значимых культурных объектов.

В 2018 году финансирование получат более ста памятников. 20 миллионов евро были получены благодаря тиражу лото, выпущенному специально с этой целью. «Тем не менее этой суммы, конечно, не достаточно, — утверждает на страницах журнала директор Фонда наследия Селия Веро. — Однако этот первоначальный вклад создает определенный импульс, и мы рассчитываем, что к особенно затратным проектам подключатся частные спонсоры». Стефан Берн, отвечая на вопросы Le Point, в свою очередь подчеркивает малые логистические затраты всего мероприятия: «Я отказался от офиса и ассистентов и сам оплачивал все мои поездки по Франции».

При этом выбор президента, который решил сделать «Господином Наследие» именно Стефана Берна, многим показался неожиданным. Он не является ни профессиональным историком, ни государственным чиновником. Правда, его передачи, пользующиеся широкой известностью, во многом посвящены культурному наследию, однако при этом Стефан Берн считается летописцем аристократических семей и прямо заявляет о своих роялистских воззрениях.

Глава издания La Tribune de l’art Дидье Рикнер, в свою очередь, утверждает, что назначение Берна является признанием «провала государственной культурной политики, ведь все это, в принципе, входит в задачи министерства культуры». На протяжении последних 15 лет наследие является бедной родственницей бюджета на культуру, подчеркивает Le Point, — в стране с таким богатым архитектурным наследием, как во Франции, на него уходит 9% отпущенных средств. Цитируя Стефана Берна, журнал ищет корни проблемы и находит их в самой политике спасения наследия: она построена на крупных реставрационных проектах без дальнейшего постоянного поддержания памятников в хорошем состоянии. Франция — главное туристическое направление в мире, памятники являются ее витриной, их поддержание требует, в частности, фискальных мер. А реставрационные работы, в свою очередь, могли бы способствовать созданию рабочих мест.

Испанский опыт

Парадоры — так называются испанские отели дворцового типа, созданные в бывших королевских резиденциях, монастырях и замках. Чтобы привлечь в страну туристов, в 1920-е годы эти заброшенные здания были превращены в отельерную сеть, собственником которой является государство. В общей сложности отели принимают около миллиона человек в год и пользуются льготами, часто вызывающими недовольство частного сектора. Тем не менее эта политика позволила спасти здания от разрушения. О том, что Франция должна была бы последовать испанскому опыту, задумывался еще Франсуа Миттеран. Предварительный проект доказывал финансовую выгоду подобной инициативы, тем не менее в настоящее время только одно здание во Франции перестраивается в отель дворцового типа: конюшни замка Фонтенбло.

Среди других способов получения финансирования — «лото наследия», тираж которого был проведен в сентябре 2018 года, в Дни наследия. Билеты лото, на которых были изображены гибнущие здания, продавались успешно, а вырученная сумма (20 миллионов евро) была передана в Фонд наследия.

Кроме того, примером для французских реставраторов является действующая с 1895 года всемирная частная благотворительная организация, спасающая наследие. National Trust (NT) существует за счет пожертвований. 4,3 миллиона его членов-дарителей получают возможность бесплатно посещать охраняемые памятники. NT уже удалось спасти крупнейшие памятники мировой культуры и истории, от Стоунхенджа до имения Исаака Ньютона, а число его добровольных дарителей достигает 45 000.

selfpromo.newsletter.titleselfpromo.newsletter.text

selfpromo.app.text

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.