Перейти к основному контенту

«Европа не окажется во власти популистов»: эксперты о выборах в Европарламент

Лидер партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен
Лидер партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен Bertrand GUAY / AFP

Крайне правые и экологисты одерживают историческую победу, а две основные фракции — «Европейская народная партия» (PPE) и «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» (S&D) — теряют большинство в Европарламенте. По оценкам аналитиков, именно так выглядят главные итоги выборов, которые завершились накануне. Маттео Сальвини в воскресенье вечером даже заявил о том, что победа крайне правых — знак «изменения Европы». О том, действительно ли новые тенденции поменяли Европарламент, в эфире RFI рассказали преподаватель парижского института политических исследований Sciences-Po Патрик Мартен-Женье и директор Центра исследования радикальных политических движений (l’Observatoire des radicalités politiques) Жан-Ив Камю.

Реклама

RFI: Накануне Маттео Сальвини заявил, что итоги голосования свидетельствуют о «новом европейском ренессансе». Действительно ли вчера на выборах в Европарламент победили популисты?

Патрик Мартен-Женье: Конечно, нет. Маттео Сальвини выдает желаемое за действительное. Крайне правые показали значительный результат в Италии и Франции, но волна популистов и националистов прошла не по всей Европе. И хотя крайне правые, вероятно, усилят свой вес в Европарламенте, они будут изолированы и не смогут набрать большинство. Во время голосований по законам или назначения нового главы Еврокомиссии они будут находиться в меньшинстве.

Во всей Европе, кроме Франции и Италии, крайне правые сильно не улучшили свои позиции. В Австрии они находятся на третьем месте на фоне скандала с вице-канцлером.

В итоге Европа не окажется во власти националистов и популистов, а крайне правые будут в меньшинстве. Впрочем, это не значит, что у них не будет возможности влиять на политику. Сейчас в Европарламенте евроскептики и популисты разделены по трем политическим группам: от консерваторов и евроскептиков из партии «Брекзита» до Марин Ле Пен.

Но важно то, что движение популистов и националистов может сформировать третью политическую силу в Европарламенте. То есть когда депутаты должны будут проголосовать за законы, которые касаются вопросов иммиграции, крайне правые, возможно, будут объединяться с правыми — к примеру, Европейской народной партией (PPE). И тогда границы между правыми и крайне правыми будут неминуемо размываться.

Жан-Ив Камю: Популистам не удалось «захлестнуть» Европарламент — их будет, безусловно, меньше, чем думали некоторые партии. В частности, «Альтернатива для Германии» набирает меньше голосов, чем на выборах в Бундестаг, хотя их результат все равно лучше, чем на выборах в Европарламент в 2014 году. И это важное психологическое поражение.

Громкую победу одержала и партия Виктора Орбана, которую недавно исключили из крупнейшей фракции Европарламента — «Европейской народной партии». После оглашения результатов премьер-министр Венгрии заявил, что в ближайшие пять лет будет «работать с теми, кто хочет остановить иммиграцию». Это то, что объединяет европейских популистов?

Жан-Ив Камю: Да, это их общая идея. Но Виктор Орбан искренне видит себя скорее не популистом, а христианским демократом. Он думает, что олицетворяет истинные ценности христианской демократии. По его мнению, те, кто «продали себя» мультикультурному обществу — в частности, папа римский Франциск, — эти ценности предали.

Цель Виктора Орбана — придерживаться этой стратегии и не присоединяться к «классическим» крайне правым. В то же время он должен найти себе союзников среди других христианских демократов, в том числе и в «Европейской народной партии».

У Виктора Орбана очень жесткая позиция по вопросам иммиграции и идентичности. Основные разногласия между ним и другими христианскими демократами — именно в вопросах идентичности. Накануне Орбан сказал о «христианских корнях» Европы и отметил, что хочет видеть ее именно такой.

Другим итогом вчерашних выборов стал высокий результат экологистов и партий «зеленых». Во Франции лидер списка партии «Европа-Экология-Зеленые» Янник Жадо заявил даже о «европейской зеленой волне». Действительно ли можно говорить о такой тенденции?

Патрик Мартен-Женье: Нельзя сказать, что в Европейском парламенте наблюдается «зеленая волна», но экологисты заметно улучшили свои позиции. В Германии они становятся второй политической силой, уступив лишь партии Ангелы Меркель.

Во Франции результат «зеленых» тоже можно назвать сюрпризом. В последнее время мы стали замечать, что экология и защита окружающей среды стали настоящими приоритетами для общества. Несколько месяцев назад депутаты Европарламента одобрили запрет одноразового пластика с 2021 года, а на прошлой неделе Эмманюэль Макрон создал «Совет по экологической защите».

Одной из причин такого роста популярности «зеленых» стало растущее недоверие к партиям, находящимся у власти. При этом избиратели не хотят голосовать за крайне правых и популистов. В итоге они сказали себе, что «зеленые» и экологисты обеспокоены важными проблемами. Так что голосование за них можно назвать прагматичным.

Если экологисты и либералы смогут сблизиться и работать вместе, то они обретут важный политический вес, ведь в новом созыве Европарламента две ведущие фракции лишились доминирующей позиции. Это будет самым важным итогом выборов в Европарламент, и я думаю, этого добивался в том числе и Эмманюэль Макрон.

selfpromo.newsletter.titleselfpromo.newsletter.text

selfpromo.app.text

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.