Перейти к основному контенту
Сочи 2014

Режис Жанте: «Олимпиада – это попытка сделать российскую политику на Кавказе легитимной»

Французский журналист и автор книги «Путин и Кавказ» Режис Жанте
Французский журналист и автор книги «Путин и Кавказ» Режис Жанте

В преддверии сочинской Олимпиады французский корреспондент в Тбилиси Режис Жанте (Régis Genté) написал новую книгу, «Путин и Кавказ» («Poutine et le Caucase»), которая в январе 2014 года вышла в издательстве Buchet Chastel.

Реклама

RFI: Вашу книгу вы начинаете с утверждения, что «Кавказ для Владимира Путина – это место проявления силы и величия России». Что именно вы имеете в виду?

Режис Жанте: В книге «От первого лица» – это книга интервью с президентом, вышедшая в 2000 году, которую, кстати, профинансировал Березовский для того, чтобы Путина узнали в России, – Путин говорит, что его историческая миссия заключается в том, чтобы положить конец развалу СССР. Развал СССР для Путина должен был где-то кончиться. Символически он прекращается в Чечне.

Дело не в том, что Кавказ важнее чего-то другого. С экономической точки зрения, это ничто: там нет ни нефти, ни газа. Но это важно, потому что именно там в его собственных глазах он останавливает развал Советского Союза.

Это также касается и международных вопросов. Я имею в виду войну с Грузией в 2008 году. Кавказ в этом случае служит ступенькой для того, чтобы вновь выдвинуть Россию на первый план. Ведь речь шла не о деле между Путиным и Саакашвили, а о деле между путинской Россией и Западом.

В этом смысле, Олимпийские игры в Сочи, по-вашему, также являются частью той важной роли, которую Россия собирается играть на международной арене?

Безусловно. Во-первых, потому что Олимпийские игры (и это касается не только России) для любого государства, особенно для развивающегося, являются возможностью предстать великой нацией, способной организовать мероприятие планетарного масштаба.

Книга Режиса Жанте "Путин и Кавказ"
Книга Режиса Жанте "Путин и Кавказ"

Но, мне кажется, у Кавказа есть одна очень важная особенность. Приход Владимира Путина к власти связан с Кавказом. Сомнения, имеющие отношения к тому, как он оказался в Кремле, связаны с Кавказом. Вспомним о терактах 1999 года, в особенности о шестом теракте в Рязани. Жертвами первых пяти стали 300 человек. По поводу шестого, теракта в Рязани, есть огромные сомнения. Более того, есть элементы доказательств, что к нему могло быть причастно ФСБ. То есть, чеченский вопрос был использован для того, чтобы начать войну в республике.

Другими словами, пытаясь привлечь в Сочи весь мир и политических лидеров со всего мира, Владимир Путин пытается сделать свою политику на Кавказе легитимной.

В вашей книге вы объясняете, что эта политика вписывается в историческую перспективу длиной в 150 лет. Первая глава ее как раз посвящена черкесскому народу и Красной Поляне как символу кавказских войн.

Потому что этот символ является крайне важным и одновременно случайным. Сочи уже четырежды был кандидатом на проведение Олимпийских игр. В последний раз, в 2007 году, МОК выбрал кандидатуру Сочи на проведение Олимпиады в 2014 году.
2014 год – это год, который Россия считает годом 150-летия своей победы на Кавказе.

В 1858 году знаменитый имам Шамиль попал в плен. Восточная часть Кавказа, которую мы сегодня называем российской, перешла к Российской империи. Остался запад, где жили черкесские племена. 21 мая 1864 года, после долгих битв, царские войска одержали окончательную победу над черкесами.

Эта победа была одержана в Красной Поляне. Именно здесь она будет сегодня символически отмечена. Ведь половина олимпийских соревнований пройдет там.

Вы ездили в Адыгею и общались с местными черкесами. Что они думают об этих Играх?

Черкесы называют случившиеся геноцидом, так как жертвами этих боев стали сотни тысяч людей. В понимании каждого черкеса Красная Поляна, во всяком случае, всех тех, с кем я общался, – очень важное место.

Тот факт, что это происходит в Красной Поляне, и при этом никто не говорит о том, что случилось там 150 лет назад, очень их заботит. Некоторые из них говорили мне: «представьте себе, в день церемонии открытия Олимпийских игр никто не вспомнит ни о нас, ни о нашей трагедии, но там будет выступать хор кубанских казаков, которые были союзниками колонизаторов».

А как относятся к сочинской Олимпиаде в Грузии, где вы живете?

Это довольно сложный вопрос, ведь, с одной стороны, есть власть, а с другой, народ. Что касается населения, не уверен, что оно следит за этим с особым интересом. Память о войне 2008 года все еще очень жива. Для многих грузин, Россия – просто агрессор, страна, оккупировавшая 20% их территории.

Были споры о том, нужно ли ехать в Сочи или нет, но население достаточно пассивно отреагировало на эти дискуссии.

Новое правительство решило сгладить углы в отношениях с Россией и не бойкотировать игры. Поэтому в Сочи будет несколько грузинских спортсменов. Впрочем, это было довольно тяжелое решение, которое яростно оспаривала новая оппозиция из лагеря Саакашвили.

Накануне Олимпиады многие французские издания вышли с Владимиром Путиным (часто с обнаженным торсом) на обложке. Как вы, будучи западным обозревателем, живущим на Кавказе, объясняете себе некоторую зачарованность французских СМИ российским президентом?

Обложка французского еженедельного издания L'Express
Обложка французского еженедельного издания L'Express

Признаюсь, я несколько удивлен. Если бы я был главным редактором, то вряд ли стал бы делать слишком хвалебные заголовки. Конечно, наша журналистская работа заключается и в том, чтобы быть взвешенными, признавать, что Путин поднял Россию на ноги, пусть даже частично и благодаря росту цен на нефть.

Наблюдая за происходящим с Кавказа, отмечаешь, что его политика во многом была неудачной. Например, увеличение числа боевиков-исламистов произошло уже после его прихода к власти. Сегодняшний Дагестан находится практически в состоянии гражданской войны. Только в прошлом году на Северном Кавказе погибли 500 человек!

Кроме того, Владимир Путин, будучи очень сильным политическим лидером, оказывается невероятно слабым в некоторых вещах. Какое место отводится в России «не славянам», кавказцам? Практически каждые три-четыре месяца там происходят серьезные, насильственные столкновения между русскими и кавказцами, убийства.

Путин не в состоянии урегулировать этот вопрос. Он несколько шизофреничен: с одной стороны, он поощряет националистов, следующих лозунгу «Россия для русских», с другой, постоянно напоминает о том, что «мы – многонациональное государство». Такое ощущение, что он не способен сделать выбор.

Для вас как для западного наблюдателя рост ксенофобских настроений в России искусственно подогревается? Или это, вообще, проблема сегодняшней Европы? Ведь, если посмотреть, то же самое происходит и во Франции и в других западноевропейских странах.

Я не знаю, подогревается ли это искусственным образом, но я уверен в одном: сильная российская власть не способна или не хочет урегулировать этот вопрос. Каждый раз, когда кавказец убивает русского, как это произошло в Бирюлево в октябре прошлого года, Владимир Путин, впрочем, как и весь российский политический класс, в том числе либералы из «Яблоко», вступают в борьбу, возлагают цветы на могилы убитых.

Но часто случается так, что убивают кавказцев или выходцев из Центральной Азии. В этом случае, мы не видим никакого медийного пыла, никаких выступлений против этих преступлений, жертвами которых также могут быть граждане Российской Федерации.

Я не знаю, можно ли говорить о манипуляциях, но создается ощущение, что власть не хочет противостоять этому, а, наоборот, участвует в притеснении кавказцев. Разумеется, это очень опасно.

Можно ли сравнить ситуацию России с Кавказом с ситуацией Франции с Алжиром?

Сравнивать всегда очень сложно. В отличие от Алжира, Кавказ является естественным продолжением территории России, но вот уже 200 лет его жители не хотят с этим мириться.

Я не знаю, можно ли сравнивать эту ситуацию. Если сравнивать интеграцию алжирцев во Франции и кавказцев в России, в России она есть, в том числе, и на высшем уровне. В эпоху президентства Дмитрия Медведева было множество банкиров, выходцев из Дагестана. Например, Билалов – до того, как он был, осмелюсь сказать, изгнан Путиным из-за Олимпийских игр. То есть, возможность интеграции существует.

Является ли Кавказ в каком-то смысле отражением того, что происходит в России? То, что мы сейчас наблюдаем в Чечне, можно назвать карикатурным отражением российской реальности. Если бы в России все было хорошо и прозрачно, может быть, и на Кавказе тоже было легче жить?

Вы правы. Люди, с которыми я общался на месте, тоже считают, что Чечня – это такая Россия в миниатюре со своим царем и своими олигархами. Разумеется, разнятся обычаи и традиции, но ведь и кавказцы также были воспитаны в российских и советских традициях. Они не любят войны, они живут в ритме этого общества. Так что, да, я думаю, что большая демократичность Москвы сделала бы Кавказ тоже более демократичным.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.