Перейти к основному контенту
КАННЫ - 2010

На Каннском фестивале показан фильм С.Лозницы, представляющий Украину

Режиссер Сергей Лозница и актер его фильма "Радость моя"  Виктор Немец на пресс-конференции в Каннах.
Режиссер Сергей Лозница и актер его фильма "Радость моя" Виктор Немец на пресс-конференции в Каннах. И.Домбровская/RFI

На каннском фестивале показан фильм Сергея Лозницы «Счастье мое», который представляет Украину. Впервые полнометражный фильм украинского производства оспаривает золотую пальмовую ветвь. Первые реакции.

Реклама

ИНТЕРВЬЮ

Фильм "Счастье мое" (My Joy) отнюдь не радостный и с очень несчастливым концом. Режиссер-документалист Сергей Лозница в этом своем первом игровом фильме увлекает зрителя в путешествие по российской глубинке. Путешествие страшноватое, потому что для зрителей это прежде всего путешествие в самих себя. Главный герой фильма шофер Георгий (в его роли белорусский актер Виктор Немец) отправляется в обычный рейс на своем грузовичке.

Почему мы такие...

На пути простого одинокого шофера случаются пугающие встречи: с отмороженными ментами, способными забить человека по прихоти, злобными  селянами, изрыгающими ненависть на пришлеца, чудаковатым стариком, вспоминающим, как он расстреливал людей в затылок и нападающим с железным колом на милицейскую машину. Эта галерея почти что брейгелевских персонажей, "паноптикум печальный" наших современников – самое ужасающее в этом фильме.
Неужели в современной России жить настолько страшно? Отвечая на этот вопрос, заданный на каннской пресс-конференции кинокритиком "Новой газеты", Сергей Лозница упомянул Гойю, на чьих полотнах сон разума рождал чудовищ...

В фильме, по жанру напоминающем фильм ужасов, самое страшное – это его реалистичность, непридуманная документальность. Финал фильма напоминает печально известный инцидент с майором Евсюковым, расстрелявшим людей в московском супермаркете.

Фильм снял режиссер, учившийся в России и ныне живущий в Германии. В производстве картины участвовали фирмы из Германии, Франции, Нидерландов и Украины. Действие происходит в России, но съемки велись на Украине. Именно эту страну, Украину, представляет "Счастье мое" в каннском конкурсе. Впервые украинский полнометражный фильм оспаривает Золотую пальму. Может быть, участие в каннском фестивале привлечет внимание украинских властей к этой картине, которые смогут помочь дальнейшей судьбе фильма, сказал в Каннах украинский продюсер фильма Олег Кохан.

Первые реакции

Фильм Сергея Лозницы, бесспорно, произвел на фестивале сильное впечатление. Примечательно, что удручающий портрет российской глубинки был воспринят адекватно и кинокритиками-не россиянами: подобные характеры можно отыскать в глубокой провинции в любой стране, сказала мне французская журналистка после просмотра. Газета "Либерасьон" в статье "Ода к "Радости"" (по-французски фильм называется "Радость моя") приветствовала фильм: "Это шок. Он вызван не только темой насилия в этом фильме, насилия настолько удушающего, насколько оно кажется естественным. Но и прежде всего тем обстоятельством, что мы наконец увидели в главном конкурсе фильм, который озабочен не только кошачьими глупостями..."

Хотя некоторых критиков печатной прессы смутила "национальность" фильма: фильм украинский, значит, дело происходит на Украине: "украинское общество, разъедаемое коррупцией и произволом милиции..." Некоторые ограничились туманным определением "дело происходит на пост-советском пространстве". Формальные упреки касались конструкции картины - вкраплений историй разных героев: при чем тут история какого-то старика-попутчика, который застрелил кого-то на войне или история трех грабителей, погубивших человека за мешок муки? Непонятно, "украинский лабиринт" (заголовок статьи в еженедельнике "Пуэн").

Реакция российской прессы распределилась так, как это уже стало обычным в случае произведений, затрагивающих больные вопросы общественного сознания. Часть кинокритиков сочла фильм "очень нужным и важным" для современного общества, другая часть критиковала форму фильма или его мрачный тон, оставляющий зрителя в безысходности. Резкость выражений некоторых рецензий, вместе с тем, не оставляет сомнений: Сергей Лозница затронул болевую точку. Будем надеяться, что это обстоятельство не отразится на судьбе фильма в российском прокате, как это было в недалеком прошлом, например, с картинами Андрея Некрасова или Павла Бардина, тоже ставившими "неудобные" вопросы.

Инга Домбровская, RFI, Канны

selfpromo.newsletter.titleselfpromo.newsletter.text

selfpromo.app.text

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.