Перейти к основному контенту

Каннский «Макбет» с австралийским акцентом

Марион Котийяр и Майкл Фассбендер в "Макбете"
Марион Котийяр и Майкл Фассбендер в "Макбете"

В Каннах завершается 68-й кинофестиваль. Последним в конкурсе был показан фильм австралийского режиссера Джастина Керцеля «Макбет». Некоторые аспекты нового прочтения трагедии Шекспира озадачили публику.

Реклама

Попытка экранизации «Макбета» после того как это делали крупнейшие режиссеры (от Орсона Уэллса и Куросавы до Р.Поланского) – это само по себе свершение. Тем более когда режиссер предлагает новые элементы прочтения архитепической истории и ставит ее в новый контекст, как австралиец Джастин Керцель, представивший в Каннах «своего» «Макбета» с Майклом Фассбендером и Марийон Котийяр в главных ролях.

Фильм получил скорее теплый прием: британская пресса пишет о «значимой» версии «Макбета»: Джастин Керцель вывел Макбета из замкнутого мира придворных интриг – фильм начинается впечатляющей батальной сценой, где воины рубятся на мечах, мы видим снятые в рапиде перерезанные горла... Речь идет, надо полагать, о битве с норвежцами, которая только упоминается в начале пьесы. Внятная жесткость этой кровавой сцены не случайна. Макбет был воином и страдал чем-то наподобие пост-травматического синдрома, сказал на пресс-конференции в Каннах исполнитель заглавной роли М. Фассбендер. Три ведьмы, которых он видит в начале пьесы, это галлюцинации, схожие с теми галлюцинациями, которые бывают у солдат, возвращающихся из Ирака или Афганистана, добавил он.

Какова же в таком случае роль леди Макбет?

Французские критики высоко оценили игру актеров, и, конечно же, в первую очередь Марион Котийяр. Как и у Шекспира, она вполне макиавеллична и толкает мужа на цареубийство.

В целом, действительно, фильм сделан добротно, и даже кинематографически умно, хотя на протяжении всего сеанса зрителя не покидает ощущение некоторых странностей.

Макбет в боевой раскраске
Макбет в боевой раскраске DR

Замечательные пейзажи шотландских Highlands, замечательные костюмы... К счастью, режиссер не показывает средневековых шотландцев в кильтах, как это сделал его соотечественник Мел Гибсон в «Храбром сердце». Шотландцы тогда кильты еще не носили. Казалось бы, после того же «Храброго сердца» историки объяснили, что нет данных о том, что средневековые шотландцы вымазывали лица краской перед боем. Тем не менее, в «Макбете» они это делают.

Но, возможно, главной ошибкой режиссера было решение снимать фильм на так сказать «шотландской версии» английского языка: в течение всей картины мы видим, как актеры из Ирландии, Австралии, Великобритании пытаются с большим или меньшим успехом иммитировать шотландский акцент. Одна лишь Марийон Котийяр с ее вполне естественным легким французским акцентом от попыток иммитировать шотландский говор отказалась и говорит в фильме на классической версии BBC English.

Это создает несколько странное впечатление также и потому, что существует еще и так называемый «шекспировский английский», та версия английского языка, на которой говорили актеры при жизни великого драматурга. И классическими считаются как раз постановки пьес Шекспира в «оригинальном произношении», так, по крайней мере, делается в театре «Глобус», где, естественно, «Гамлета» с датским акцентом не ставят.

Тем не менее, фильм наверняка будет интересен молодой аудитории именно своей иллюстративностью, наполнением камерной драмы некими историческми элементами, пусть и не всегда точными.

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.