Перейти к основному контенту
A propos

Ретроспектива Миро в Гран-Пале: 150 шедевров

Аудио 09:22
Жоан Миро, "Женщины и птицы в ночь на 5 мая 1947г".
Жоан Миро, "Женщины и птицы в ночь на 5 мая 1947г". © Successió Miró / Adagp, Paris 2018 Photo Calder Foundation

В Большом дворце в Париже открылась исключительная по значению ретроспектива Жоана Миро. Первая за 44 года экспозиция такого масштаба позволяет увидеть, до 4 февраля 2019 года, привезенные сюда со всех концов мира 150 шедевров этого скульптора, художника, керамиста и графика из Каталонии. Выставка стала возможной, в частности, благодаря семье Жоана Миро, которого считают «ключевой фигурой сюрреализма». Именно Париж дал художнику шанс стать мастером мирового масштаба.

Реклама

«Именно Париж спас моего деда как мастера, дал ему шанс стать художником и скульптором, — объяснил в интервью RFI внук Жоана (Хуана) Миро, Жоан Пуньет Миро. — Именно здесь он нашел друзей — сюрреалистов. Здесь вместе с поэтом Филиппом Супо и писателем Андре Бретоном он начал экспериментировать с автоматическим письмом. Здесь смог освободиться от влияния классической школы в живописи и вывести творчество за рамки чистой живописи».

В Париже художник нашел свой стиль

«Именно тогда Миро нашел свой алгоритм творчества, свой беспрецедентный и опасный творческий путь, — продолжает внук художника. — В результате он стал одним из выдающихся творцов ХХ века. Одной из сильных черт Миро было полное отсутствие сомнений. Благодаря этому был создан ослепляющий красками фантастический мир».

Рассказывая RFI о выставке Миро, директор по развитию Объединения Национальных музеев Франции и Гран-Пале — Жером Нётр говорит о подготовке ретроспективы как об особенной оказанной ему чести. Годы ушли у него на переговоры о предоставлении картин и скульптур музеями, частными владельцами и семьей скульптора. Заручился он и помощью в организации выставки наилучшего куратора. Им стал Жан-Луи Прат, известный искусствовед, которого с Миро связывали дружеские отношения. Жан-Луи Прат сопровождал художника в Гран-Пале в 1974 году, когда проходила та самая последняя прижизненная ретроспектива художника. Через 44 года здесь снова можно увидеть эволюцию творчества Миро. Среди первых работ, начатых еще в Каталонии, знаменитое полотно «Ферма». Ее предоставил для выставки Нью-йоркский музей современного искусства (МоМА) . Эта картина была куплена у начинающего художника Эрнестом Хемингуэем. Писатель возил ее с собой всю жизнь. В коллекцию МоМА полотно передала дочь Хемингуэя, после его смерти. На выставке можно увидеть воочию полотна, знакомые всем по репродукциям: «Фото — это цвет моих снов» 1925 года, серию картин «Голубое» 60-х годов и самые последние произведения под лаконичным названием «Картина» (Peinture), созданные 90 летним художником, постоянно отодвигавшим границы достигнутого в творчестве.

150 шедевров

Жером Нётр: «У нас не просто 150 произведений на выставке. Это 150 шедевров. Возможно, это — все 150 шедевров Миро. В этом и состояла главная задача. Через 44 года после ретроспективы Миро, которая проходила в Гран-Палепри его жизни, показать новым поколениям творца, который играет основополагающую роль в том, чем сегодня является современное искусство. Мы не можем сегодня понять работы современных художников без обязательного знакомства с творчеством Миро (….) Жак Превер, кстати, говорил (и даже писал), что в фамилии Миро есть слово „miroir“ (зеркало). Потому что Миро, в какой-то степени — отражение истории искусства ХХ века. Он вопрощает удивительное громогласное объявление художником своей свободы. Он призывал и других художников стать радикально свободными в живописи, скульптуре и работе над керамикой. Одна из характеристик ретроспективы Миро 2018 года в том, что она показывает Миро „плюридисциплинарным“, то есть работающим в разных дисциплинах. Или, лучше сказать, творящим вне дисциплин. Я предпочитаю эту формулировку применительно к Миро, который не терпел никаких ярлыков и никаких правил. И именно эта способность работать в разных регистрах творчества и выражает наилучшим образом творческую энергию Миро».

Миро постоянно искал пути обновления в творчестве

Жером Нётр: «Он был в постоянном поиске нового опыта. Когда он приехал в Париж, он тесно общался с Пикассо. И Пабло Пикассо говорил, что можно копировать кого угодно, только не себя самого. Так вот, когда, переходя в Гран-Пале из одного зала в другой, вы видите работы Миро и видите разнообразие его творческого предложения в рамках ретроспективы (эволюцию стиля: Миро фовист, Миро сюрреалист, а позже квинтэссенцию неповторимого собственного стиля Миро), то становится понятно, что как и Пикассо, Миро знал, что не имеет смысла подражать себе самому. Поэтому был изобретателем, первопроходцем в искусстве».

Настоящее творчество не терпит ограничений. В какой-то момент Жоан Миро стал протестовать против ярлыка «сюрреалиста», рассказывает его внук Жоан Пуньет Миро.

Жоан Пуньет Миро: «Он говорил, что Пикассо „окрестили“ художником-кубистом, а Миро — сюрреалистом. Но это было не правильно, потому что с момента окончания второй мировой войны творчество этих художников интенсивно развивалось. Под их влиянием появились такие художники, как Поллок и Родко. А сам Миро подвергался влиянию японского искусства. Он бывал в Японии дважды, в 1966 и 1970 году. Под влиянием японской каллиграфии и живописи его манера сильно изменилась. И благодаря этому он смог выйти гораздо дальше за рамки сюрреализма. По этой причине он и раздражался, когда слышал, что его опять называют сюрреалистом и пытаются ограничить его творчество сюрреалистической тематикой. Ведь он стремился идти дальше, чем сюрреализм»

Постоянным правилом в творчестве Миро было только одно: «поиск нового», — напоминает внук художника.

Жоан Пуньет Миро:

«Миро говорил: я не хочу быть художником, который повторяется и не могу себе позволить быть художником предсказуемым. Он говорил, что должен ломать существующие в искусстве границы, использовать „разрушительную энергию нового созидательного жеста“, который откроет для него новый творческий период».

Интервью с внуком Миро, Жоаном Пуньетом Миро и директором по развитию Объединения Национальных музеев Франции и Гран-Пале Жеромом Нётром подготовила наша коллега из французской редакции RFI Изабель Шёню (Isabelle Chenu).

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.