Перейти к основному контенту

И все равно — Гленн Клоуз! Про «Оскар»–2019

«Оскар» за лучшую мужскую роль вручили Рами Малеку, сыгравшему в «Богемской рапсодии» Фредди Меркьюри
«Оскар» за лучшую мужскую роль вручили Рами Малеку, сыгравшему в «Богемской рапсодии» Фредди Меркьюри Matt Petit /A.M.P.A.S./Handout via REUTERS

Нынешний «Оскар» в определенном смысле — революционный. Впервые на арене — никого. Ни ведущего, ни ведущей. Ни шуточек, ни камушков в чей-то огород. Многие радостно вздохнули, но я, например, вспоминаю Вупи Голдберг в качестве ведущей и думаю, что если бы все были хоть чуть-чуть похожи на нее по остроумию, чувству такта и тотальной уместности — вздохи получились бы печальными. А так-то — ну и бог с ним. Все равно красиво. Особенно красивой была ведущая ABC на красной дорожке — беременная на последнем, кажется, месяце, в смелом блестящем платье, счастливая и бойкая. Ее появление в эпицентре мирового кино — пример того, как переносить феминизм из дурацких деклараций в жизнь. Лучше не придумаешь.

Реклама

И все равно — Гленн Клоуз! Про «Оскар»–2019

Спорить с теми, кто считает главный «Оскар» фильму Питера Фаррелли «Зеленая книга» данью политкорректности, — позвольте даже не вступать в дискуссию. «Ах как надоело! Ах как вы нас измучили своим преклонением перед расовыми проблемами! Ах как вы вредите настоящему кино со своими политкорректными заморочками!» — эти шаблонные страдания по настоящему кино слышатся каждый раз, когда побеждает фильм о людях с другим цветом кожи, о сексменьшинствах или вообще о чем-то, что выламывается из представлений о «правильном» мире. Хочется только заметить, что искусство — как раз о том, что выламывается. Правильный мир искусству не интересен.

Что же касается победы «Зеленой книги» — речь в ней вовсе не о расовой проблеме. Это история человека, которого в детстве плохо воспитали, а потом он рос и мужал среди людей со своими узенькими представлениями о «правильном» мире. Пока не оказался в другом мире, где вершителем красоты и гармонии оказался не просто чуждый ему, но прямо противоположный его жизненным принципам и привычкам человек. Для героя это становится потрясением, и откуда ни возьмись появляются залежавшиеся душевные ресурсы, которые обычно и ведут человека по жизненным ухабам. Постепенное перерождение итальянского гопника сыграно Вигго Мортенсеном до того подробно, до того виртуозно, что уход статуэтки к другому кажется недоразумением.

«Оскар» за лучшую мужскую роль Рами Малеку, сыгравшему в «Богемской рапсодии» Фредди Меркьюри, думается, больше награда Меркьюри, чем Малеку — так голосующие расписались в своей любви к рано ушедшему любимцу. И плюс к тому, как мне кажется, это своего рода утешительный приз самой «Рапсодии». Ее и в фаворитах-то держали только из-за протагониста, стараясь забыть, что фильм больше похож на экранизацию статьи из «Википедии» о Меркьюри и группе «Queen».

Конечно, среди номинантов на главного «Оскара» был один, кто заслужил безоговорочно и на сто процентов, даже, можно сказать, безоговорочнее, чем «Зеленая книга», к которой все-таки есть претензии. А к «Роме» Альфонсо Куарона претензий нет — это кино, конечно, больше для синефилов, ибо долгое, бессловесное, построенное на нюансах, настроении, ощущениях, воспоминаниях, умелой игре с черно-белым изображением. Не мейнстримное кино. Но — выдающееся. Впервые в главную номинацию попал не англоязычный фильм, чему многие удивились. Но, как оказалось, регламент допускает такое. Просто понятно было, что американские киноакадемики за иностранное кино в главной номинации голосовать не будут. Привычка — великое дело. Хотя, конечно, создать прецедент и дать иноязычному, да еще мексиканскому, фильму главного «Оскара» было бы смело и интересно.

Но справедливости ради: Куарон не ушел обиженным. Три внушительных приза обогатили его и без того не бедный арсенал наград — «Оскар» за режиссуру, «Оскар» за операторскую работу (ему лично — он впервые отважился взять в руки камеру) и «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке.

Оливия Колман, победившая в номинации «лучшая женская роль», обойдя Гленн Клоуз, сыграла на сцене со статуэткой в руке роль ничуть не хуже, чем в «Фаворитке». Она так расчувствовалась и так отрепетированно сбивчиво благодарила мироздание, что мироздание устало ее слушать.

Лидером по количеству наград стала «Богемская рапсодия», снабженная четырьмя статуэтками. В этом году вообще какой-то антирекорд по количеству статуэток, четыре — это наибольшее количество. Даже смешно. Собственно, это свидетельство лишь того, что к «Оскару» подобрались мягко, лениво, без рывков и однозначных лидеров. Ну что поделаешь — бывает и так.

А героем (точнее — героиней) дня, по-моему, стала Гленн Клоуз. Она так уверенно шла к «Оскару», что прозвучавшее со сцены имя Оливии Колман стало для нее сильнейшим ударом. Наблюдать за тем, как она справилась с седьмой неудачей на «Оскаре», да еще будучи явной фавориткой — ради таких моментов и стоит смотреть все эти церемонии.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.