Перейти к основному контенту

Тайны алтаря: о фильме Франсуа Озона «По воле божьей»

Показ фильма Озона «По воле божьей» должен был стартовать в России 25 апреля
Показ фильма Озона «По воле божьей» должен был стартовать в России 25 апреля kinopoisk.ru

Знаменитый французский режиссер Франсуа Озон, все работы которого непохожи, сделал совсем уже неожиданную для себя остросоциальную, почти публицистическую картину «По воле божьей» (Grâce à Dieu).

Реклама

В четверг, 25 апреля, в России (в Москве — в десятках залов) должна была стартовать драма Франсуа Озона «По воле божьей». Фильм завоевал на февральском фестивале в Берлине второй по значению приз — Гран-при жюри. Как ни странно, это пока наивысшая награда Озона, хотя киноманы считают его самым известным и премированным из современных французских режиссеров.

Так вот в четверг же министерство культуры РФ обратилось к прокатчику фильма, компании A-One Films с просьбой перенести дату дебюта «По воле божьей» на 29 апреля. Как говорится в официальном письме прокатчика прессе, «письменного разъяснения министерства или отказа в выдаче [фильму прокатного] удостоверения не поступало».

>> Франсуа Озон записал видеообращение к российским зрителям, назвав непонятным решение о переносе премьеры его фильма в прокате РФ:

Обращение Франсуа Озона к российским зрителям

Тут странно многое. Первое. Почему министерство продолжает упорно влезать в кинопроцесс уже после того, как его полномочия завершились? Оно выдало фильму Озона прокатное удостоверение — то есть право на коммерческую демонстрацию в России? Да. Все! Министерство свободно!

Во-вторых, как можно «попросить» (а фактически строго «рекомендовать») перенести фильм в день его выхода, когда сеансы уже расписаны, а на многие из них по интернету куплены билеты? То есть на министерство кто-то спешно надавил, оно по традиции насмерть перепугалось, а на права и проблемы зрителей и кинотеатров государству начихать.

В-третьих, почему наше правительство регулярно забывает о том, что мы живем в светском государстве, и министерство культуры не может брать на себя функции несуществующего министерства по делам религий? Ведь ясно, что фильм Озона не случайно попросили перебросить именно на 29 апреля. 29-е — это после православной Пасхи. Министерство, очевидно, испугалось, что кто-то углядит в фильме критику церкви. Но там нет покушения ни на веру, ни на религию, ни на закон божий — там критикуются конкретные пакости, свойственные священникам исключительно католической церкви. Про которые, кстати, снято, о чем поговорим позже, несколько громких картин.

Суть фильма Озона в том, что благополучного французского семьянина, отца пятерых мальчиков, естественно, возмущает факт, что священник-педофил, который приставал к нему, когда тот сам был в возрасте своих старших сыновей, все еще, оказывается, работает с детьми и ведет для них рождественские мессы. Интересно, что у Озона, сделавшего массу комедий и артистических детективов, всегда в той или иной мере абсурдных, есть два безусловно мрачных фильма: «Время прощания» о молодом талантливом фотографе, который выясняет, что смертельно болен. И — этот. В обоих главные роли сыграл Мельвиль Пупо.

Герой начинает борьбу против священника. И да, вроде побеждает: священник кается перед ним во всех грехах, хотя и пытается себя оправдать. Героя принимает кардинал. Проблема в одном: за давностью лет к священнику-педофилу нельзя предъявить судебных претензий. И он по-прежнему лапает детей.

А герой-то требует своего: чтобы священник покаялся прилюдно, и его отлучили от церкви. Поэтому не сдается. Начинает разыскивать других жертв давнего насилия. И в результате находит человека, которого святоша-извращенец пытался соблазнить и испортить в годы, не столь отдаленные. Так что давность лет его уже не спасет.

Далее просто процитирую официальный пресс-релиз фильма: «Он рассказывает о реальной истории католического священника Бернара Прейна из Лиона, в 2017 году обвиненного в растлении несовершеннолетних прихожан (по его собственному признанию, их было 13, свидетели заявляли о более 70 жертв). Судебный процесс во Франции разворачивается прямо сейчас».

История психологически сложная. Так что я бы не верил тем, кто заявляет, будто в этом фильме Озона совсем нет Озона. Чушь! Озон всегда отличался психологической выверенностью.

И, конечно, это фильм Озона еще и потому, что в нем невероятное количество важных нюансов.

Режиссер Франсуа Озон дает пресс-конференцию на Берлинском кинофестивале, представляя свой фильм «По воле божьей», 8 февраля 2019.
Режиссер Франсуа Озон дает пресс-конференцию на Берлинском кинофестивале, представляя свой фильм «По воле божьей», 8 февраля 2019. REUTERS/Hannibal Hanschke

Например, когда герою фильма тот же кардинал говорит, что сейчас не самое удобное время, чтобы обвинять церковь в гомосексуализме и педофилии (и опять же любопытно: отчего наше министерство культуры сочло, что эти обвинения могут задеть и нашу церковь тоже? Наша-то — истинная, православная, хорошая!), то герой яростно возражает, что это не одно и то же: гомосексуализм — свободный выбор человеком сексуальной ориентации, а педофилия — зло, извращение и преступление.

Один из смешнейших моментов: кардинал просит героя — борца со сладострастием священников — не употреблять слово «педофил». А каким же словом его заменить, спрашивает герой. — Педосексуал (издевка Озона над политкорректностью)? Да, может быть, — соглашается кардинал.

Далее: интересны размышления, насколько трудно взрослому человеку, который завел семью, детей, укоренился в обществе, делает карьеру, признаться в том, что в детстве он испытывал сексуальные домогательства. Ведь часть соседей и сослуживцев тут же начнет относиться к нему с брезгливостью. А другие соседи — ревностные католики — не простят ему критику служителей церкви, даже перестанут ходить на традиционные пятничные игры в карты.

Комментируя свой фильм, Озон, кстати, произнес значимую фразу. Она звучит так: я сделал много фильмов о сильных женщинах (автор этих строк не раз повторял в прошлые годы, что видит тайной целью Озона снять в потрясающих ролях всех лучших, самых красивых и знаменитых актрис французского кино — всех поколений). На сей раз, сказал Озон, я решил сделать картину об уязвимости мужчин.

Еще одна деталь, говорящая о том, что Озон, при всем своем артистическом хулиганстве, социально мыслящий художник. Даже когда удается прижать к стенке церковных извращенцев, пуританское общество делает все для того, чтобы под мечом возмездия оказались отдельные люди, но никак не система.

Наконец то, о чем я уже говорил: что кинодрам о педофилии католических церковников в последние годы сделано немало. И Озон в данном случае — продолжатель традиции. Причем не случайный. Напомню о двух лентах.

В 2016-м «Оскар» за лучший фильм года получил фильм Тома Маккарти «В центре внимания» (Spotlight) о развитой внутри католической церкви системе педофилии, которая охватывала весь мир и которую католическая церковь покрывала, дабы избежать вселенского скандала.

Но куда более определяющим для картины Озона «По воле божьей» мне кажется фильм великого испанца Педро Альмодовара «Дурное воспитание», сделанный в 2004 году. По идеологии фильмы вроде бы расходятся, но их сближает кажущаяся автобиографичность. «Дурное воспитание» тоже выглядит критическим по отношению к католической церкви. Но сам Альмодовар, соглашаясь с тем, что у церкви масса проблем (и одна из них — проблема сексуальности священников и домогательств с их стороны, объяснимая существованием обета безбрачия), утверждает, что снимал картину об ином. В частности, о том, что в любовных отношениях всегда есть жертва, но кто именно жертва, не сразу поймешь.

В любом случае, уверен, что Озон смотрел «Дурное воспитание». Еще и потому, что в финале его фильма тоже все идет чуточку наперекосяк. Нет, хорошие не становятся у него плохими, а плохие хорошими, как отчасти происходит у Альмодовара, но все же оцените парадоксы финала: как из даже благородного дела нанятые для помощи люди способны чеканить монету.

selfpromo.newsletter.titleselfpromo.newsletter.text

selfpromo.app.text

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.