Перейти к основному контенту
Здравоохранение

Альцгеймер – проблема не только медицинская, но и социальная

Доктор медицинских наук Болеслав Леонидович Лихтерман
Доктор медицинских наук Болеслав Леонидович Лихтерман RFI / Nikita Sarnikov

В Париже прошла международная конференция ассоциации по болезни Альцгеймера. О том, что проведение этой конференции в Париже имеет большое значение, говорит тот факт, что ее посетил президент страны Николя Саркози. С одним из участников конференции, Болеславом Леонидовичем Лихтерманом, беседует сотрудник нашей редакции Елена Сапгир.

Реклама

По поводу прошедшей конференции с нами согласился поговорить и поделиться впечатлениями доктор медицинских наук, научный сотрудник НИИ нейрохирургии им. Бурденко Российской Академии Медицинских Наук, научный консультант раздела науки «Медицинской газеты», Болеслав Леонидович Лихтерман.

Вход на конференцию Международной ассоциации по болезни Альцгеймера. Выставочный комплекс на Версальской заставе
Вход на конференцию Международной ассоциации по болезни Альцгеймера. Выставочный комплекс на Версальской заставе RFI / Nikita Sarnikov

RFI: Очень важно было бы услышать ваш непосредственный рассказ как участника этой конференции, которую все СМИ описывают как событие довольно значимое и, действительно, любопытное для специалистов и не только, потому что этой болезнью задеты очень большие слои населения. Для начала, скажите нам, много ли собралось участников в Париже на эту международную конференцию?

Болеслав Леонидович Лихтерман: Конференция проводится ежегодно. В этот раз было рекордное количество участников – около 5,5 тысяч человек из многих стран мира.

RFI: А как вам кажется, чем вызвано такое рекордное повышение количества участников международных мероприятий по Альцгеймеру?

Болеслав Леонидович Лихтерман: Дело в том, что болезнь Альцгеймера связана со старением населения. А в развитых странах продолжительность жизни увеличивается. И ожидается, что число больных с различными деменциями, в том числе, болезнью Альцгеймера, существенно возрастет в ближайшие годы. Поэтому этой патологией, этой болезнью занимается очень много исследователей, причем, и клиницисты, и представители фундаментальных наук. Это большая проблема не только медицинская, но и социальная, поэтому к ней привлечено внимание, а следовательно, и финансирование.

RFI: Население стареет, продолжительность жизни населения увеличивается, а увеличивается ли срок заболевания болезнью Альцгеймера? Я имею в виду, не возникает ли она раньше, не появляется ли она в более молодом возрасте, нежели это было раньше? Не влияет ли продление жизни населения на распространение болезни Альцгеймера, на ее появление?

Болеслав Леонидович Лихтерман: Нет, дело в том, что во многих странах существенно увеличилось число людей, перешагнувших 80-летний, 90-летний возраст и даже достигших 100-летнего рубежа. Например, есть такие цифры, скажем, по Соединенным Штатам, где приводится прогнозируемое число больных, поэтому, собственно, речь не о том, что она начинается раньше, а гораздо больше людей ею заболевает. Больше людей доживает до этого возраста.

Вот данные по Великобритании: в 2035 году число тех, кто старше 85 лет удвоится и достигнет 3,6 миллиона. В Америке ежедневно будет выходить на пенсию примерно 10 000 человек, и людей старше 65-ти станет 72 миллиона, то есть, каждый 5-ый американец к 2030 году будет пенсионного возраста. А известно, что, чем больше возраст, тем больше вероятность развития болезни Альцгеймера.

RFI: А какова была цель проведения данной конференции?

Болеслав Леонидович Лихтерман: Эти конференции проводятся уже много лет, не первый год. Это второй раз я на такую конференцию попадаю. Цели остаются теми же: привлечь внимание к проблеме, найти лечение. Пока, к сожалению, таких методов мы не знаем. И ранняя диагностика, потому что, прежде, чем лечить, мы должны знать, что это болезнь не какая-то другая.

RFI: А наблюдается ли прогресс именно в ранней диагностике?

Болеслав Леонидович Лихтерман: Вот этому, кстати, было посвящено на данной конференции много сессий. Речь идет не только о клинической диагностике, речь идет о том, что в 90-е годы американскими исследователями было приведено понятие «легких когнитивных расстройств». В русском переводе они почему-то стали трактоваться как «умеренные когнитивные расстройства». Тем не менее, люди, у которых нет деменции, нет выраженных нарушений ориентировки, памяти, внимания, но у них в дальнейшем – у части из них – развивается вот эта болезнь Альцгеймера. Это ее ранние симптомы.

То есть, не обязательно она разовьется, но в ряде случаев может развиться, в ряде конкретных случаев. И как раз, как диагностировать эти состояния, как предсказать заранее, разовьется эта болезнь или нет? Для этого, кроме клинических, есть психологические тесты, которые позволяют оценить уровень (нарушений – прим.ред.). Идет исследование тонких биохимических реакций, есть специальные маркеры, как правило, их исследуют в спинномозговой жидкости, в ликворе, и, кроме того, есть инструментальные методики.

Например, есть такая методика магнитно-резонансной томографии, МРТ, которая позволяет увидеть изменения соотношений объема различных структур головного мозга. В частности, как мы знаем, есть такая структура, которая называется «гиппокамп» в головном мозгу, которая отвечает, прежде всего, за память. И при нарушениях памяти можно увидеть уменьшение объема гиппокампа, уменьшение структуры.

Есть методики биохимические, когда анализируют биохимические показатели спинномозговой жидкости – сейчас уже и в крови пытаются найти этот амилоидный белок. И, с другой стороны, методики инструментальные, которые позволяют ранние диагностики.

Но дело все в том, что все эти методы пока еще находятся в экспериментальной стадии. И как раз было подчеркнуто, что мы пока не готовы экстраполировать, то есть, применять их в широкой клинической практике, поскольку все эти тесты надо стандартизировать и «валидизировать», и здесь, конечно, еще очень много работы.

Но прогресс колоссальный в этой области, потому что все новые и новые маркеры появляются, и проводятся уже клинические исследования, клинические испытания новых препаратов, где в качестве критериев эффективности выдвигаются вот эти показатели инструментальные, эти маркеры.

RFI: Обнадеживает. И последний вопрос: фактор риска. Шла ли речь во время конференции о факторе риска, и есть ли какие-то изменения – расширение или сужение – группы фактора риска?

Болеслав Леонидович Лихтерман: Да, да. Это тоже такой большой блок был сессий и пленарных докладов, и симпозиумов и постерных сессий очень много было, сообщений о факторах риска, и как и каким образом можно уменьшить шансы. Ну, факторы риска более или менее известны, причем, это факторы, которые называются модифицируемыми, то есть, их можно менять.

Возраст мы не в силах изменить, генетику тоже, а есть факторы, которые можно регулировать. Например, сосудистые факторы риска, например, повышенное артериальное давление, например, сахарный диабет, он существенно риск болезни Альцгеймера увеличивает.

Курение – тоже фактор риска развития болезни Альцгеймера. Физическая нагрузка: было показано в ряде исследований, что физическая нагрузка, ну, хотя бы полчаса в день, если это проводится регулярно, связана с тем, что риск заболеть этой болезнью уменьшен. Диета тоже имеет значение. Да, это была одна из основных тем данной конференции.

RFI: То есть то, что врачи часто называют «общей гигиеной жизни»?

Болеслав Леонидович Лихтерман: Да, общая гигиена, но здесь большое значение отводится еще таким вещам, как «когнитивные тренировки». Например, один из факторов риска – уровень образования. Считается, что если у человека низкий уровень образования, у него больше шансов заболеть, чем у человека, который имеет университетское образование. Ну, естественно, потому что его мозг более тренирован, более адаптивен, более пластичен.

Но было исследование, например, из Америки, которое доказало, что даже у людей, у которых не очень высокий уровень образования, может быть, даже нет среднего образования, но которые ведут интенсивную жизнь: интересуются окружающей средой, у которых есть хобби – у них шансы заболеть меньше. Так что, это так называемая «когнитивная тренировка» и это, кстати, один из методов коррекции и профилактики болезни Альцгеймера.

 

На вопросы RFI отвечал доктор медицинских наук, научный сотрудник НИИ нейрохирургии им. Бурденко Российской Академии Медицинских Наук, научный консультант раздела науки «Медицинской газеты», Болеслав Леонидович Лихтерман.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.