Перейти к основному контенту

Le Monde: «Новые политические чистки» в российском государстве

Самые громкие аресты не могут пройти без одобрения Путина, но остальные случаи объясняются «подковерной» борьбой.
Самые громкие аресты не могут пройти без одобрения Путина, но остальные случаи объясняются «подковерной» борьбой. REUTERS/Sergei Karpukhin

Газета Le Monde в пятницу, 2 августа, публикует статью своего корреспондента в Москве Бенуа Виткина, который пишет о так называемой «борьбе с коррупцией» и арестах государственных чиновников среднего и высшего звена.

Реклама

Только за первые три недели июля в России были проведены обыски в региональной администрации Воронежа, в правительстве Якутии, администрации Санкт-Петербурга, Центробанка, было арестовано три высокопоставленных чиновника Дагестана, шесть членов ФСБ, представитель президента на Урале, вице-президент совета администрации пенсионного фонда, министр финансов Астраханской области. Список можно продолжать.

Как указывается в докладе, подготовленном этой весной фондом «Либеральная миссия», количество обвинений против регионального и центрального руководящего звена России растет в геометрической прогрессии. Так, между 2001 и 2005 годами всего три члена правительства или Госдумы были арестованы и им были предъявлены обвинения. В 2008 году их было уже 35. Начиная с 2014 года ежегодно арестовывается около 2% от общего числа высших российских руководителей. Другая тенденция – приговоры по коррупционным делам становятся все более и более суровыми.

При этом не надо говорить о начале массовых репрессий, как это делают некоторые обозреватели. Это не политические репрессии против оппозиции, не рейдерские захваты частных предприятий путем уголовного обвинения. Это другое. В большинстве случаев государственных чиновников обвиняют в коррупции и представляют это на государственном телевидении как борьбу власти с этим истинно российским злом.

По словам Кирилла Рогова, одного из соавторов доклада, главная цель таких арестов – «держать в напряжении политическую элиту, вызвать у нее ощущение „легкого террора”, чтобы гарантировать ее лояльность и стабильность политической системы». «Если раньше одного обещания богатства хватало для поддержания единства элиты, то теперь приходится добавлять страх», – добавляет он.

Действительно, аресты крупных государственных чиновников в последние годы – это фактор стабильности путинской системы, пишет газета. Что же касается представления коррупционных дел для массовой публики на центральном телевидении, многие понимают, что эти «селективные аресты» никак не затрагивают саму систему, так как они слишком селективны.

Российские политические аналитики пытаются искать смысл не столько в том, почему арестовывают государственных чиновников, столько в том, кто их «заказывает». Противостояние на самой верхушке выдает интенсивную борьбу за власть в перспективе ухода Путина с поста президента в 2024 году, пишет корреспондент газеты Le Monde. «Это еще не борьба за преемника, но ее подготовка. Каждая группа желает обозначить свою территорию», – подтверждает его слова один из российских предпринимателей, близких к Кремлю.

В этой борьбе всех против всех очень трудно найти настоящих заказчиков. Самые громкие аресты не могут пройти без одобрения Путина, но остальные случаи объясняются другой, «подковерной» борьбой. И если ФСБ играет в этой борьбе главную роль, то, тем не менее, внутри самой этой влиятельной имеются свои противоречия и кланы, пишет газета.

Можно спорить об эффективности этой стратегии «легкого террора». Одни говорят, что в период экономического роста лояльность элиты к власти обеспечивается ростом доходов. В период снижения экономической активности Кремлю необходимы другие рычаги воздействия. И эти рычаги Кремль видит в репрессиях. Другие аналитики, наоборот, говорят о том, что система находится в парализованном состоянии, где не все приказы выполняются и любая инициатива наказуема. В завершении статьи Бенуа Виткин цитирует слова одного госчиновника регионального уровня: «Чтобы остаться (у власти – RFI), лучше всего ничего не делать — ни плохого, ни хорошего».

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.