Перейти к основному контенту
Россия / Культура / Права человека

Искусство под судом

Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев
Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев © REUTERS

Обвинительным приговором закончился 12 июля в Таганском районном суде Москвы судебный процесс по делу Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева. Их обвиняли по статье 282 УК России в разжигании религиозной вражды в связи с организацией ими выставки «Запретное искусство-2006». Обвинитель на процессе просил их приговорить к 3 годам лишения свободы каждого, но судья ограничилась штрафом – 200 тыс. рублей для Самодурова (это примерно 5 тыс. евро) и 150 тыс. рублей для Ерофеева.

Реклама

Александр Подрабинек (РФИ/Москва)

В экспозиции выставки "Запретное искусство", которая проходила в 2007 году в Музее им. Сахарова, которым и заведовал тогда Юрий Самодуров, были представлены работы современных российских художников, которые в 2006 году были предложены для выставок в московских выставочных залах и не разрешены к показу художественными советами или директорами.

О том, что суд над организаторами выставки "Запретное искусство" является нарушением свободы слова, заявил Европейский культурный парламент. Преследуя Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева, власти серьезно нарушают российское и международное законодательство, говорилось в резолюции парламента, принятой на сессии в Гетеборге. Выдвинутые обвинения авторы резолюции считают совершенно необоснованными, они призвали прокуратуру России прекратить уголовное преследование Самодурова и Ерофеева.

Группа российских художников и деятелей искусства обратилась к президенту Дмитрию Медведеву с открытым письмом, в котором просит прекратить судебный процесс и снять все обвинения против организаторов выставки. «Совершенно очевидно, что, выставляя произведения российских художников, Ерофеев и Самодуров не ставили цели кого-то оскорбить. Об абсурдности этого обвинения и всего организованного процесса не раз писала российская и зарубежная пресса, а в защиту обвиняемых выступали видные деятели искусства и науки. Обвинительный приговор станет приговором всему российскому современному искусству и еще одним шагом к введению в явной или скрытой форме культурной цензуры", - говорится в обращении. Его подписали художники Илья и Эмилия Кабаковы, Оскар Рабин, Олег Целков, Виталий Комар, Александр Меламид, Эрик Булатов и другие.

В защиту подсудимых выступил даже министр культуры России Александр Авдеев. Организаторы выставки "Запретное искусство-2006" Андрей Ерофеев и Юрий Самодуров не должны быть осуждены по уголовному делу о разжигании религиозной розни, заявил министр. "Общественная оценка выставки должна быть морально-этической, а не судебной", - считает Александр Авдеев. По его мнению, «Самодуров и Ерофеев не перешли "красной черты" закона». «Это был неумный эпатаж, и, на мой взгляд, Уголовный кодекс применять нельзя. Такие попытки у нас всегда проваливались, и потом за них было неудобно», - заявил министр.

Известный галерист Марат Гельман объявил, что намерен повторить в своей московской галерее выставку «Запретное искусство-2006», если суд признает Андрея Ерофеева и Юрия Самодурова виновными в разжигании религиозной розни. По его словам, выставка откроется на следующий день после вынесения приговора, если он не будет оправдательным.

Юрия Самодурова в 2005 году уже признавали виновным в разжигании национальной и религиозной розни. Предметом судебного разбирательства послужила тогда выставка "Осторожно, религия!", в 2003 году разгромленная членами Общественного комитета "За нравственное возрождение Отечества". Тогда Самодурова и сотрудницу Центра имени Сахарова Людмилу Василовскую приговорили к штрафам в 100 тысяч рублей.

На последнее судебное заседание по делу о выставке «Запретное искусство-2006» пришли примерно двести человек, из которых в маленький и душный зал суда пустили только человек тридцать – в основном журналистов.

Два с половиной часа читала судья свой диковинный приговор, в котором самыми часто повторяемыми словами были «оскорбление чувств православных» и «страдания зрителей», увидевших картины на выставке. Впечатление полного абсурда не покидало меня в течение этих двух с половиной часов. Описания того, как свидетели обвинения узнавали о выставке из радиопередач, приходили смотреть экспозицию, а затем, оскорбившись до глубины души увиденным, торопились в милицию писать заявления, вызывало чувство неловкости за суд, который, казалось бы, должен был выслушивать веские аргументы и принимать во внимание серьезные обвинения.

Ничего этого не было. Судья монотонным голосом зачитывала десятки страниц приговора, их которых было совершенно невозможно понять, кто и в чем виноват: художники, написавшие эти картины; организаторы выставки или пресса, рассказавшая читателям, слушателям и зрителям об экспозиции в музее Сахарова.

Тем не менее, приговор оказался мягче того, который все ожидали. Вероятно, суд вынес политически взвешенное решение, удовлетворив как ревнителей православия и державности самим фактом вынесения обвинительно приговора, так потрафив и либеральной публике относительно мягкой мерой наказания.

Я спросил у одного из приговоренных, бывшего заведующего отделом новейших течений Третьяковской галереи Андрея Ерофеева, можно ли считать победой такой приговор.

Я удовлетворен приговором в том, что касается меня лично, моей судьбы и моей семьи – моей жены, моих четырех детей. Но конечно, это сползание общества нашего в определенное болезненное состояние, когда мы друг друга поздравляем: слава Богу, что это штраф, а не тюрьма. Поздравляем с тем, что нас – устроителей выставки, художников – здесь наказали, обвинили и что власть не нашла аргументов, мужества и воли, чтобы противостоять ультраправым националистическим группировкам, всей этой чудовищной и дикой массовке, всей этой азиатчине, которая вылезла наружу. Все-таки наши монархи находили возможность ей противостоять несколько веков, по крайней мере. А здесь вот этот «популизм» (даже не знаю, как это назвать) свидетельствует о слабости, нерешительности, об отсутствии внутреннего убеждения в том, что путь модернизации… Это же, собственно говоря, об этом разговор. С одной стороны, Россия, которая хочет быть частью мирового сообщества. С другой стороны, Россия, которую тащат в фундаменталистское, монархическое государство, похожее на Иран. Вот основной конфликт этого разросшегося до символической формы процесса. Идет сползание…Первый процесс над Самодуровым – тогда люди не считали, что это победа – штраф. Никто не говорил, что это победа. Наоборот, это было воспринято как чрезвычайно важный «звонок», «наезд». Сегодня вы меня уже поздравляете – у меня даже цветок в руках, что вот как здорово, как замечательно, что я не сел в тюрьму.

Резюмируя итоги суда, Юрий Самодуров сказал, что путь клерикализации общества совершенно бесперспективен для нашей страны. К зданию суда сегодня пришло множество сторонников подсудимых. Как бы не казался ужасным сам факт вынесения обвинительного приговора, все были рады, что Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев остались на свободе. Они собираются обжаловать приговор в вышестоящей судебной инстанции.

Александр Подрабинек, для Русской службы RFI, Москва.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.