Перейти к основному контенту
Россия / милиция

Суд над милицией

Илья Яшин в коридоре Тверского суда г. Москвы
Илья Яшин в коридоре Тверского суда г. Москвы Александр Подрабинек

Тверской суд Москвы признал законным решение об аресте на 5 суток одного из активистов движения «Солидарность» Ильи Яшина на митинге на Триумфальной площади 31 декабря 2010 года. Таким образом, апелляция Яшина осталась не удовлетворена, несмотря на удивительно откровенные показания сержанта милиции Артёма Чарухина во время процесса.

Реклама

Репортаж Александра Подрабинека "Суд над милицией"

Даже очень хорошо отлаженная система может дать сбой, что уж говорить о такой малоэффективной, громоздкой и устаревшей правоохранительной системе как российская милиция. В течение двух последних лет из раза в раз каждое 31 число месяца московская милиция задерживала демонстрантов на Триумфальной площади, не слишком беспокоясь о законности задержаний и судебном продолжении дел. В худшем случае суды возвращали плохо оформленные дела обратно в милицию и ими больше никто не занимался. Обычно же суды выносили свои решения на основании милицейских рапортов, не утруждая себя проверкой представленных доказательств.

Оформление на демонстрантов административных дел по статьям о несанкционированных уличных акциях и неподчинении требованиям представителя власти стало делом настолько обыденным, что дело решили поставить на поток. В самом деле, если все протоколы фальсифицируются одинаково, независимо от того, кто, когда и что делал, то зачем каждый раз сочинять все заново. Оптимизация милицейского труда привела к тому, что протокол о задержании конкретного лица принял единую форму, был занесен в милицейские компьютеры и распечатывался по мере необходимости. В пустые места надо было вставить только фамилию задержанного, дату и место события. Все остальное – характер правонарушения, действия милиции и противодействие демонстранта - было уже изложено раз и навсегда.

Система дала сбой после московского митинга на Триумфальной площади 31 декабря прошлого года. Член федерального политсовета «Солидарности» Илья Яшин, получив из рук судьи Ольги Боровковой пять суток ареста, отсидел их, вышел и подал апелляцию. 4 февраля ее рассматривала судья Тверского районного суда г. Москвы Светлана Ухналева. Ничто не предвещало милиционерам беды, да и не случилось бы ее, если бы не роковое стечение обстоятельств - участие в одном судебном процессе въедливого оппозиционера Ильи Яшина и очень туго соображающего сержанта милиции Артема Чарухина.

Фальсификации и подтасовки тоже требуют некоторой сообразительности, особенно в суде, где надо отвечать на неприятные вопросы играющего в правосудие судьи и коварные вопросы ищущего справедливости апеллянта и его адвоката. И тут сержант Чарухин не выдержал. Запутавшись в собственных ответах, он на все плюнул и решил говорить правду. Возможно, сыграло свою роль и то, что в коридоре суда, перед началом процесса, Яшин зачитал сержанту библейскую заповедь «Не лжесвидетельствуй» и статью из Уголовного кодекса об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Как бы то ни было, сержант Чарухин рассказал суду все как есть: что задерживал Яшина не он, а двое ОМОНовцев; что рапорты на Яшина он со своим напарником Кондрашовым писал под диктовку старшего лейтенанта Попсуева; что теперь его, наверное, выгонят из милиции, но он не слишком жалеет, потому что и так собирался оттуда уходить. Впавшая в транс судья Ухналева спрашивала мятежного сержанта, сознает ли он, что своим рапортом на Яшина способствовал его пятисуточному аресту. На что Чарухин отвечал, что ведь теперь-то он говорит правду.

Реакция милицейского начальства не заставила себя долго ждать. Заместитель начальника московской милиции полковник Виктор Бирюков заявил, что все сослуживцы Чарухина от его показаний в полном недоумении и что за свое поведение в суде Чарухин из органов внутренних дел уволен. Начальник ГУВД Москвы генерал Колокольцев назначил в отношении Чарухина служебную проверку.

Однако просто уволить милиционера было бы слишком просто и в глазах общественности – проигрышно. Милиция решила взять реванш. На сайте ГУВД Москвы появился рапорт Чарухина на имя начальника УВД Центрального административного округа полковника Паукова, в котором «раскаявшийся» в своих показаниях сержант пишет, что он поддался давлению, которое оказывали на него перед судом Яшин и его адвокат. В рапорте сержанта Чарухина говорится: «4 февраля я явился в суд, сел перед залом суда в предбаннике, где находился И. Яшин, его адвокат и друг. Яшин стал спрашивать у меня, например, верю ли я в бога. И процитировал отрывок о «не лжесвидетельствуй» из Библии, потом взял у адвоката кодекс и вслух прочитал, какие обстоятельства могут быть, если я буду говорить неправду, и какие сроки задержания меня ждут». Не ограничившись рапортом, Чарухин дал интервью пресс-службе ГУВД, как он уверял впоследствии, исключительно по собственной инициативе.

Судебное заседание продолжилось 10 февраля. Напарник Чарухина сержант Кондрашов отвечал иногда невпопад, но бойко. Яшина, как он объяснил судье, задержали за то, что он стоял на площади и никуда с нее не уходил, как это велела милиция. На вопрос судьи, чем объясняется абсолютное сходство протоколов о задержании, составленных им и Чарухиным, Кондрашов с трогательной милицейской наивностью объяснил, что протоколы были распечатаны из компьютера и они только вставили туда фамилии задержанных.

Участковый инспектор Басманного УВД старший лейтенант Попсуев, который в присутствии самого же Яшина и диктовал сержантам протокол о задержании, от своего участия в этом категорически отказался. На вопросы, уличающие его в фальсификации доказательств, он отвечал, что ничего не знает и ничего не помнит. Жаловался, что на него оказывалось давление, и пояснил суду, что Яшин написал ему в социальной сети «В Контакте», чтобы он набрался мужества и говорил в суде только правду.

Совету Яшина инспектор Попсуев не внял, и защита ходатайствовала о приобщении к делу аудиозаписи, из которой слышно как Попсуев диктует сержантам протокол задержания. Судья Ухналева ходатайство отклонила, сославшись на то, что невозможно проверить подлинность копирования файла с оригинала.

Но главным событием дня стал повторный допрос свидетеля Чарухина. Он направил в суд заявление о желании вновь дать показания, поскольку прежние были неправильными. Защита протестовала, поскольку свидетель уже был допрошен в суде и ознакомлен с материалами дела, уж не говоря о том, что по многим свидетельствам милицейское начальство оказывало на него давление. Судья возражения защиты игнорировала, как, впрочем, и все заявленные защитой ходатайства.

Повторный допрос свидетеля Чарухина достоин отдельного описания, но не умещается в рамки репортажа. Если на Страшном суде милиционера Чарухина призовут к ответу за лжесвидетельство, то этот грех ему, вероятно, проститься за те мучения, которые он испытал в Тверском суде Москвы, отвечая на вопросы Ильи Яшина. Сначала он пытался давать показания, зачитывая их из принесенной с собой ученической тетрадки, но судья, после вмешательства адвоката Яшина, ему это запретила. Сержант попеременно то бледнел, то краснел, и пару раз, не зная, что отвечать, пустил слезу. Он старался врать складно, отстаивая официальную милицейскую версию, но у него это плохо выходило. Он то и дело срывался на правду, и не потому, что не хотел лгать, а потому, что лгать складно у него не получалось. Он не мог вспомнить, что говорил пять минут назад.

Свою необыкновенную речь он начал с того, что в прошлый раз у него не было юридического образования, он не был подготовлен к суду, и на него было оказано воздействие – моральное и психическое. «В состоянии аффекта я наговорил сам на себя, и не только на себя», - признался суду Чарухин. Тихим голосом он поведал суду, что в прошлый раз Яшин «угрожал мне ответственностью за лжесвидетельство и читал исповедь. У меня было шоковое состояние, я не знал, что говорить и как вести себя в суде». На просьбу объяснить свои первоначальные показания, Чарухин ответил так: «Мне задавали вопросы очень обширного ракурса, на которые можно было ответить по-разному». Опровергая свои собственные слова на суде 4 февраля о том, что сам он Яшина не задерживал, Чарухин, на сей раз, заявил, что ему «пришлось применить прием, выводя Яшина из толпы спиной вперед в автобус».

И все равно Чарухин сбился. Он думал над ответами иной раз по две-три минуты, так что даже судья попросила его ничего не придумывать, а говорить как есть. В какой-то момент мучительные поиски правильного ответа ни к чему не привели, и окончательно запутавшись, Чарухин подтвердил, что во время задержания Яшина он стоял около автобуса, метрах в пятидесяти от места задержания. То есть, нечаянно подтвердил показания, сделанные им в прошлый раз.

По существу апелляционный процесс по жалобе Яшина превратился в суд над московской милицией, обвиняемой Яшиным в фальсификации доказательств и злоупотреблениях служебным положением. Вина их была очевидна, но на решении судьи это не сказалось. В 10 часов вечера судья удалилась для вынесения вердикта, оглашение которого она отложила на следующий день. Утром 11 февраля она его огласила – апелляционная жалоба отклонена.

Остается добавить, что судья Светлана Ухналева фигурирует в «деле Магницкого» и списке российских чиновников, которым собираются запретить въезд в страны Евросоюза и США. Решение апелляционного суда никого в России не удивило. Судебная система уже давно воспринимается здесь как пародия на правосудие.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.