Перейти к основному контенту
Интервью

Валери Нивлон: «Истории жизни, рассказанные выходцами из ГУЛАГА – это их подарок нам»

Валери Нивлон и Карл Модзелевски во время презентации проекта "Европейская память о ГУЛАГе" в Варшаве.
Валери Нивлон и Карл Модзелевски во время презентации проекта "Европейская память о ГУЛАГе" в Варшаве. © RFI Communication

Инициатор и один из авторов проекта «Европейская память о Гулаге» журналистка РФИ Валери Нивлон рассказала нашей редакции о своей работе.

Реклама

В советскую эпоху почти миллион граждан стран, входящих сегодня в Европейский Союз, были депортированы в ГУЛАГ или сосланы на спецпоселение в Сибирь и Среднюю Азию. RFI совместно с Центром исследований России, Кавказа и Центральной Европы (CERCEC, EHESS и CNRS) представляет первый аудиоархив воспоминаний европейцев о ГУЛАГе.

В архиве представлены интервью с бывшими ссыльными, многие из которых впервые рассказывают о пережитом в лагерях.

Инициатор и один из авторов проекта «Европейская память о Гулаге» журналистка РФИ Валери Нивлон рассказала нашей редакции о своей работе.

РФИ: Валери Нивлон, вы - один из авторов проекта «Европа в Гулаге», вместе с Аленом Блюмом, профессором Национального центра научных исследований (CNRS). На осуществление этого проекта ушло 3 года. Расскажите, как Вам пришла такая идея, рассказать о европейцах в Гулаге, собрать целый аудиоархив и затем – открыть виртуальный музей?

Валери Нивлон: Проект аудиоархивов «Европейская память о Гулаге» родился при моей встрече, встрече с историком Аленом Блюмом, директором Центра исследований России, Кавказа и Центральной Европы (CERCEC, Centre d’études du monde russe, caucasien et centre-eurоpeen).

Он возвращался из Сибири, где познакомился с одной старушкой, которая после своего освобождения из Гулага осталась жить в сибирской деревне. Она рассказала свою историю Алену Блюму. Когда я услышала в его пересказе всю историю жизни этой бабушки, то, как радиожурналист, я сразу подумала, что необходимо сохранить память о людях, о выживших после Гулага, потому что последние из них скоро могут исчезнуть. Тем более, что Ален Блюм уточнил, что эта бабушка была попала в Гулаг из Европы.

В то время как мы создаем общую Европу, Европу 27-ми стран, которые стараются проводить общую политику, очень важно отметить, что мы, европейцы, имеем также общую европейскую память.

Что поражает в рассказах европейцев, сосланных в Гулаг, - это их общий опыт, общие переживания. Собрать свидетельства выходцев из Гулага по всей Европе, выполнить научный проект совместно с Международным французским радио РФИ – это и есть сохранение нашей общей европейской памяти. Это уникальный проект, новаторский проект. Никогда еще сбор свидетельств не проводился в таком масштабе.

До этого, конечно, собирались воспоминания о Гулаге в отдельных странах, но новое в нашем проекте – то, что выходцы из разных стран, сосланные в Сибирь или Казахстан, отсидев в лагерях, вернулись к себе на родину, или живут теперь совсем в других странах, у них всех общий лагерный опыт Гулага. Дадим им слово! Тем более, что некоторые из них говорят об этом впервые в своей жизни.

РФИ: Сколько работников РФИ участвовали в проекте?

Валери Нивлон: Выполнять проект нам помогали сразу несколько служб РФИ. В первую очередь, техническая служба. Она предоставила в наше распоряжение студии РФИ, технические навыки наших сотрудников, звукоинженеров и звукооператоров. Работники нашей технической службы сопровождали ученых в некоторые командировки в Сибирь. Нужно было подобрать технику для записи, обеспечить качество звука. Наша служба звуковых архивов, фонотека РФИ уделила немалое время тому, чтобы собрать все звуки в отдельный архив, и эта работа еще ведется.

Наша служба внешних связей, так как РФИ – эксклюзивный партнер этого проекта, – способствовала распространению информации. Ну и, конечно, журналисты рубрики, которую я веду на РФИ, «Мир на марше» (La marche du monde), и журналисты, ведущие эфир, помогали этому проекту, готовя репортажи на тему европейской памяти о Гулаге. Хочу отметить и участие журналистов наших языковых редакций, которые заинтересовались проектом и сделали о нём материалы для интернета или своих передач.

РФИ впервые участвует в проекте по созданию звуковых архивов. Но, тем не менее, ранее РФИ уже издавало диски со своими музыкальными записями, в частности, «Звуковая история Африки». Недавно вышел диск песен в честь 50-летия независимости африканских стран. Как мне кажется, на РФИ уже давно поняли, что звуковые архивы – это богатый источник информации и наша общая память. Это касается отношений Франции и Африки, это также касается (так как мы – международное радио) Европы и мира в целом.

РФИ: Валери Нивлон, в ходе реализации проекта «Европейская память о Гулаге» вы сами много путешествовали, встречались с людьми, отсидевшими в лагерях. Что вас лично больше всего поразило при этих встречах?

Валери Нивлон: Прежде всего, меня поразило то, что все люди, которые рассказывали мне о своей жизни, никогда не говорили мне о своей ненависти к русским. Когда они оказывались в далеких сибирских деревнях и не могли оттуда выехать, даже после того как они отсидели несколько лет в Гулаге, – никогда они не чувствовали ненависти или желания отомстить. Почему? Потому что они разделили, в своей повседневной жизни, общее страдания с русскими, с местным населением, которое жило не лучше них самих.

Второе, что меня поразило, это общий опыт, который вынесли все европейцы, отсидевшие в Гулаге. Конечно, это опыт страха, холода, насилия и голода. И именно об этом думаешь, когда встречаешься с людьми. Но меня поразил их опыт жизнелюбия. С нами говорили выжившие.

А чтобы выжить, надо жить. А жить – это значит смеяться, радоваться, иногда петь, танцевать. Когда ребенок, оказавшийся в Гулаге, открывает для себя природу, которую раньше не видел, он восхищается ею. Например, в лесу, когда ребенок видит странное белое дерево с черными пятнами - это береза. Это воспоминания о волках и о первом страхе встретить дикого зверя. Это еще и воспоминания о музыке, об эстонцах, которые танцевали по вечерам. Гулаг – это интернациональное место, где встретились и познакомились многие европейцы. Для многих детей, которые были депортированы в Гулаг, все эти воспоминания были очень сильными.

Опыт Гулага – тяжелый опыт, но одновременно в нем есть и радостные моменты. И именно эти моменты радости имеют особенную ценность, а для них они были просто бесценными. Поэтому люди, которых я встретила, – это люди с редким жизнелюбием, с редким аппетитом к жизни. Меня очень тронули все их рассказы, и я за это им всем очень благодарна.

РФИ: Что бы вы хотели сказать молодым европейцам, которые ничего не знают о Гулаге, но которые, может быть, только слышали это слово?

Валери Нивлон: Я бы хотела сказать нашим слушателям, посетителям нашего сайта и всем, интересующимся историей Гулага, что все это - наша история, история наших семей и история Европы в целом. Мы все можем найти что-то свое в этой истории.

Мы представляли наш проект в разных городах Европы, мы были в Польше. А 11 марта – официальное открытие нашего виртуального музея. Март – это месяц смерти Сталина.

И каждый раз, когда мы представляли наш проект широкой публике, кто-то из зрителей поднимался в зале и говорил: «я много лет не мог понять историю своей семьи, а теперь я понимаю, что это был большой семейный секрет, что мои бабушка и дедушка были сосланы в Гулаг, что то, о чем вы говорите, это тоже история их жизни». До сих пор многие не решаются об этом говорить.

Было падение Берлинской стены. После того как страны Восточной Европы получили независимость, во многих из них история Гулага использовалась в политических целях. Мы же говорим о Гулаге не из политических соображений. Это наука, это история. И человек в ней – на центральном месте.

Истории жизни, рассказанные самими свидетелями – это их подарок нам. Они нам дарят свою историю, а мы должны научиться их слушать.

 

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.