Перейти к основному контенту
Россия

Политические прогнозы для власти экспертов «Гайдаровского форума»

http://www.gaidarforum.ru

Самое интересное и самое рискованное в политике – это давать прогнозы.Это сделали российские эксперты на Гайдаровском форуме. 

Реклама

На «Гайдаровском форуме» политической ситуации в России внимания было уделено ровно столько, сколько например, регулированию алкогольного рынка. Все чиновники правительства, начиная с премьера Дмитрия Медведева, говорили о великих достижениях и планах сделать еще больше и лучше.

Либеральные экономисты обсуждали проблемы бюджета или социальной сферы, чаще всего обходя темы политического блокирования реформ или чудовищной среды, в которой тонут любые разумные начинания, и где отлично приживаются новые запреты и ограничения.

Лишь на прошедшей в узком кругу при модерации Леонида Гозмана дискуссии речь пошла о том, чего же дальше ожидать от самодержавия правящего Россией президента Владимира Путина.

Руководитель Центра политических технологий Игорь Бунин уверен политика Кремля будет еще боле реакционной и эмоциональной.

http://www.gaidarforum.ru

Игорь Бунин: Власть реагирует практически на все: на Алексееву, на Познера, на Гудкова. И она стремится реагировать как можно быстрее. Например, закон об НКО – обязательно к 12 июня. Снятие Гудкова – обязательно до сентябрьских митингов. Закон по поводу ребенка – обязательно до Нового Года.

С каждым законом и с каждым шагом власть становится все более и более реакционной. Если ты ступил на этот путь, на нем очень тяжело остановиться. Тебя подстегивают и снизу, и сбоку – со всех сторон.

Какие могут быть ограничители? По-видимому, сам процесс происходит следующим образом: какая-то информация поступает от силовиков (кто-то сказал, что «вы, Владимир Владимирович, - земляной червяк»), сразу после этого начинается на это некая реакция самого Владимира Владимировича.

С другой стороны, никто не может сказать, что этого раздора не было, «земляного червяка» не существовало, и можно, например, сирот даже отпустить в Америку. После этого вообще, поскольку система персонально-авторитаристская, она действует по простому принципу: раз решение принято на самом верху, оно спускается вниз, и нет ни одного противовеса, который мог бы этот процесс остановить.

Если кто-то пытается возражать, предлагать другое решение, его, в крайнем случае, вызывают «кое-куда» и объясняют, что у его племянника есть маленькое дело, в котором не всегда «чисто», и вы, наверное, хотите, чтобы ваш племянник остался на свободе. После этого идет прямое голосование и принимается все.

Система персоналистская, авторитарная, эмоциональная, очень легко реагирующая на любые раздражители. Сам Владимир Владимирович очень не любит никакого сопротивления, никаких возражений, особенно, если возражения идут от людей, не совсем «правильных». Когда Дмитрий Анатольевич сказал, что этот сиротский закон, может быть, не надо принимать, то это еще более усилило желание его принять.

У него есть ощущение, как и тогда, когда принимался гимн, что он и народ одинаково понимают процессы, поэтому он прав, а остальные – неправы. Как может у него сломаться этот момент? Как он сломался в декабре. При очень сильном сопротивлении и при ощущении, что это мы идем не туда, он может поменять эту парадигму. Это, скорее, модель такого 2003 года, когда надо было немножко вести переговоры с регионами.

Радикальных изменений в поведении власти не ожидает Дмитрий Орешкин.

http://www.gaidarforum.ru

Дмитрий Орешкин: Власть определилась в ценностных ориентациях своих. Они, в основном, направлены на восстановление советской системы. То есть, я ожидаю худшей ситуации со средствами массовой информации, атак на интернет. Я ожидаю попыток завинчивать гайки в дальнейшем. С другой стороны, есть во власти люди, которые, по крайней мере теоретически, настроены на другую систему ценностей – скорее, на инновационную.

То есть, будет очень интересная ситуация впервые в истории: у нас одновременно происходят реформы и контрреформы. Контрреформы будут реальные, а реформы будут имитационные. Просто потому, что сила у тех, кто контролирует контрреформаторское крыло. Будем понемножку сползать вниз с точки зрения продвинутой части населения, с точки зрения москвичей. С точки зрения социальной, географической периферии это будет называться «стабильность».

Политолог Алексей Макаркин предсказал, что кабинет Дмитрия Медведева переживет 2013 год.

http://www.gaidarforum.ru

Алексей Макаркин: Теоретически, конечно, может смениться правительство. Но президент вряд ли бы этого очень хотел, потому что вряд ли в этом году правительство сможет окончательно исполнить свою функцию, то есть провести все непопулярные решения, чтобы вслед за этим быть отправленным в отставку, и чтобы на это правительство возложили ответственность за все происходящее в России.

Вряд ли глава правительства уйдет в отставку сам – он не похож на политика, принимающего такие решения. Поэтому, скорее всего, он будет держаться до конца, рассчитывая на свою следующую президентскую избирательную кампанию в 2018 году. Но проблема в том, что кроме теперешнего премьер-министра, на это уже никто, по-моему, и не рассчитывает.

Стабилизация режима наступила, но есть и фактор непредсказуемости, - считает обозреватель «Новой газеты» Андрей Колесников.

http://www.gaidarforum.ru

Андрей Колесников: Скорее всего, будет инерционное движение. Развитием то, что происходит, назвать нельзя. Это будет одноканальное движение в одну сторону – власть уже не будет сворачивать ни на путь реформ, ни на путь рациональной какой-то политики. Потому что та политика, которая проводится, абсолютно рациональна и зависит только от одной фигуры.

Вот эта постреволюционная стабилизация, которую можно было бы назвать стабильностью на языке нынешней элиты, вошла в стадию контрреформы. Стадия контрреформы тоже не может длиться до бесконечности. Что может вторгнуться в это инерционное развитие? Это возможная фрагментация элит, дальнейшие попытки поисков самими элитами альтернативной Путину фигуры.

Есть еще один фактор в этом инерционном развитии, который мы должны учитывать – это степень непредсказуемости событий. Никто не мог предсказать в середине 2011 года, что будет в декабре 2011 года. Никто не мог предсказать в декабре 2011 года, какие законы начнет принимать Путин в июне, в июле, в августе 2012 года.

Депутат ГД от Справедливой России Илья Пономарев подчеркивает, что даже в рамках нынешней системы альтернатива Путину имеется.

DR

Илья Пономарев: Если брать альтернативу в рамках сохранения действующей системы, то, очевидно, альтернатива – Дмитрий Анатольевич Медведев. Он уже доказал, что он в состоянии быть президентом и ничего не делать, никому не мешать. В этой ситуации это очевидная альтернатива, которая устраивает всех.

Другое – он доказал, что президентом Российской Федерации может быть любой человек, любой исполнит эту функцию ничуть не хуже Дмитрия Анатольевича Медведева при условии, что дальше все будет выстроено правильно. То есть, если сама система будет к этому располагать.

Я, вообще, сторонник парламентской республики, поэтому надеюсь, что мы перейдем к ситуации, когда у нас президент не будет играть никакой роли. Но, опять-таки, Дмитрий Анатольевич показал, что это возможно в России, хотя до сих пор считалось, что должен быть сильный авторитарный лидер.

Аналитик Института Гайдара Кирилл Рогов рассчитывает на перемены в России.

http://www.gaidarforum.ru

Кирилл Рогов: Некоторая эскалация, которая будет происходить на полюсах, приведет к тому, что уже через год мы увидим некоторые качественные изменения. Это не значит, что власть падет, что мы будем жить в другой стране, но некоторые качественные сдвиги, которых мы сегодня не представляли, не видим воочию, уже придут к нам так же знакомыми, как та реальность, в которой мы сегодня живем по сравнению с тем, что мы видели полтора года назад.

Напротив, политолог и писатель Денис Драгунский опасается неожиданной как внутренней, и особенной внешней дестабилизации.

http://www.gaidarforum.ru/

Денис Драгунский: Эта инфляция, которая угрожающие сейчас принимает размеры, которая может развинтиться к лету, плюс к тому, что стабилизатором нашего режима, во многом, является режим Ислама Абдуганиевича Каримова в Узбекистане – если Каримов умрет или его свергнут, тогда в течение двух-трех месяцев от нашей страны просто не останется ничего. Я не удивлюсь, если народ будет все злее, а правительство будет еще злее – вот эта штука когда-то сорвет гайки. Не исключено, что это будет этой осенью. Я лишь молю, чтобы этого не было этой зимой.

Ведущий социолог «Левада-центра» Алексей Левинсон опасается усиления фундаментализма и обострения актуальных сегодня для общества проблем армии и миграции.

http://www.gaidarforum.ru

Алексей Левинсон: Нас ожидает постепенное «сгущение туч», повышение спертости воздуха и адаптация публики к режиму ограниченной свободы. Проблемы, которые обострятся, и я думаю, обострятся даже в течение года, это проблемы призыва в армию и дальше – проблема оттока мозгов, образованных молодых людей. И наряду с этим – обострение проблемы импорта дешевой рабочей силы.

Депутат Госдумы Илья Пономарев уверен, что на эти реальные угрозы Кремль не может отреагировать адекватно, так как мы будем иметь дело с неадекватной властью.

Илья Пономарев: Власть, я думаю, будет пребывать все в том же сошедшем с ума состоянии, то есть, еще более истерическом, но не изменится никак.

Ведущий социолог «Левада-центра» Алексей Левинсон ожидает, что власть сделает выбор между безумием и разумом

Алексей Левинсон: Главной угрозой является превращение закручивания гаек из тактики власти в стратегию. Превращение фундаменталистского курса из политического жеста в политическую линию. Может быть, это произойдет, может быть, - нет.

Если это произойдет, то тогда это действительно будет нести стране две угрозы: фундаменталистское военно-промышленное лобби, приобретя большую военно-политическую власть, чем сейчас, быстро приведет страну к ряду тупиков в экономике, политике, духовной сфере и т.д.

И вот тогда у правящей группировки – той, которая будет на тот момент правящей – возникнет соблазн, а можно сказать – единственное решение, которое им придет в голову, - начать войну. Заявляю: предпосылок, чтобы так думать, много. Не для предпосылок для войны, а предпосылок для мечты о войне. Если это произойдет, любая война, где бы, на каком направлении она ни началась, будет для страны событием, которое лишит ее перспективы на много лет.

Другой возможный путь, когда этот процесс фундаменталистского шабаша приобретает собственную логику и инерцию и выходит из-под контроля всех участников, тогда мы имеем ситуацию «холодной» гражданской войны с риском в любом месте ее перехода в «горячую» фазу. Это тоже для страны будет очень тяжелый вариант.

Чего бы я ожидал от власти? Нынешняя власть, как всякая российская власть, собрав политический навар от тех шагов, условно говоря, влево, которые сделала в последнее время, «сменит ногу» и будет собирать навар с шагов вправо. Вправо, в общем, приведет к такому как бы центризму. Это будет, своего рода, стабилизация на какие-то там несколько лет.

Политолог Игорь Бунин придерживается традиционной концепции: перемены России может принести только социально-экономический кризис.

Игорь Бунин: Раздражение в обществе будет усиливаться, власть будет действовать реактивно, как она действовала в течение этого года, общество будет злее, эмоциональнее и поляризированнее, чем в этом году. Ничего великого не произойдет. Пока экономическая ситуация резко не изменится, пока не начнется рецессия, не начнется кризис, все это будет происходить умеренно и постепенно.

Депутат Илья Пономарев отметил, что сейчас система крайне неустойчива.

Илья Пономарев: Я программист по образованию, у нас есть такая пословица, что если бы строители так строили свои дома, как программисты пишут свои программы, то случайно залетевший дятел разрушит цивилизацию. Вот у нас сейчас случайно залетевший дятел легко может сломать всю российскую государственность. Это очень печально.

* * * * *

Таковы виды на российскую власть, которую аналитикам по ее сегодняшним шагам приходится подозревать в планах дальнейшего ужесточения режима.

У меня создалось впечатление, что воспоминания о регулируемом обществе ГДР или миф об успехах политической системы Китая доминируют в сознании Владимира Путина, обусловливая заказ на новые и новые попытки упредить те или иные действия оппозиции, лишить тех, кто пытается реализовать требования современной городской среды, всякой возможности влиять на принятие решений.

Крышка кипящего котла методично завинчивается. Пар выпускают даже в свисток крайне нерегулярно.
 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.