Перейти к основному контенту
Pussy Riot

Мария Алехина: «Закон Магнитского – наиболее эффективный инструмент»

Мария Алехина и Надежда Толоконникова на "Дожде"
Мария Алехина и Надежда Толоконникова на "Дожде" tvrain.ru

27 декабря участницы панк-группы Pussy Riot, авторы правозащитного проекта «Зона права» в ходе пресс-конференции в Москве на ТК Дождь ответили на вопрос RFI об уместности и эффективности международных санкций в отношении российских чиновников. По словам девушек, закон Магнитского и расширение списков – «положительная тенденция».

Реклама

Елена Серветтаз: Международное Французское Радио RFI. Мы очень тщательно следили за процессом. Надя дала нам вчера большое интервью, большое спасибо. Дело в том, что я очень долгое время писала по коррупции и правам человека в России и, естественно, я не могла обойти вопрос, который обсуждается и в России, и в США – это вопрос о законе Магнитского. Насколько девушки считают этот инструмент эффективным – закон, который запрещает коррумпированным чиновникам и людям, которые нарушали права человека, въезжать на территорию Соединенных Штатов? А сейчас идет обсуждение закона в Европе. В какой-то момент ваши адвокаты говорили о том, что когда появятся списки Магнитского, они будут подавать кандидатуры некоторых людей, которые приняли участие в неправосудном процессе, в эти списки. Насколько вы, Надя и Маша, считаете, что этот инструмент может вам помочь? И что вы по этому поводу думаете?

Надежда Толоконникова: Мы считаем, что такой инструмент является наиболее эффективным. То есть, мы положительно относимся к принятию закона Магнитского. Мы считаем, что наша власть чувствительна только к внешнеполитическому стимулированию…

Мария Алехина: Не только. Внутренне тоже. Если люди будут выходить на улицу. Но в тот момент, когда они готовы выходить на улицу, мы хотели бы, чтобы акт Магнитского действовал. И, что касается расширения списка, то мы считаем это положительной тенденцией. Здесь очень важно расставить какие-то акценты. Акт Магнитского – это не нарушение каких-то полномочий, ограничение полномочий этих самых чиновников. Это обычный запрет на въезд. И ни в коем случае нельзя это понимать так, как это подает центральное телевидение в контексте антизападной риторики.

Надежда Толоконникова: Я полагаю, что это очень позитивный жест, поскольку то, что характеризует вообще деятельность чиновников в современной России – это, как правило, безнаказанность. Особенно в тот момент, когда он выполняет указания сверху. Он может, действительно, получить «по шапке», но в тот момент, когда он просто неправильно это указание понял. Но если это указание считано им верно, то, скорее всего, он получит повышение, как получил повышение наш следователь Ранченков. И поскольку мы не можем никак преодолеть эту безнаказанность внутри наших государственных структур, то мы полагаем, что некоторые внешние меры будут иметь важное психологическое воздействие на чиновников. Кроме того, то, чего боятся больше всего российские бюрократы – это открытость и огласка. Очевидно, что если вы попадете в акт Магнитского, то это не только запрет на въезд в другую страну, но также это и некоторая утрата репутации и некоторое осуждение, которое может помочь человеку изменить свои приоритеты.

 

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.