Перейти к основному контенту
Грузия за неделю

Встреча российских и грузинских дипломатов в Праге стала неожиданно плодотворной

Зураб Абашидзе (архив)
Зураб Абашидзе (архив) Reuters/David Mdzinarishvili

Очередное рандеву грузинских и российских дипломатов в Праге оказалось неожиданно плодотворным; Южная Осетия освободила трёх грузинских журналистов, задержанных за незаконный переход границы; грузинская и абхазская стороны начали диалог по острейшей теме культурного наследия и музейных ценностей; парламент принял закон против дискриминации, призванный, в первую очередь, защитить сексуальные меньшинства, права которых часто нарушались в стране; министр внутренних дел отказался придти в парламент на заседание оппозиционной фракции, не желая отвечать на острые вопросы о его высказываниях по теме повторения в Грузии «украинского сценария». Эти темы были наиболее актуальными в Грузии на прошлой неделе.

Реклама

Встречи в Праге между заместителем министра иностранных дел России Григорием Карасиным и спецпредставителем премьер-министра Грузии Зурабом Абашидзе, до последнего времени считались рутинным событием. Некоторые эксперты даже называли их «встречей ради встреч», намекая на то, что в ходе «пражского чаепития» стороны даже не обсуждают фундаментальные проблемы возвращения беженцев и статуса бывших грузинских автономий – Абхазии и Южной Осетии.

Но последние переговоры доказали, что в ходе подобных встреч можно решить очень важные проблемы. Например, Карасин и Абашидзе договорились об освобождении из российской тюрьмы гражданина Грузии, осуждённого за шпионаж в пользу Тбилиси. Ранее грузинская сторона, по амнистии, освободила всех российских граждан, осуждённых по тому же обвинению.

Кроме того, заместитель министра иностранных дел РФ обещал, что Москва не будет осуществлять давление на Тбилиси в преддверии подписания договора об «евроасоциации». То есть, поставки грузинской продукции – вина и «Боржоми» - на российский рынок будут продолжены.

Наконец, именно благодаря вмешательству МИД России, удалось быстро освободить трёх журналистов телекомпании ТВ - 3, задержанных российскими пограничниками на грузино-югоосетинской границе. Журналисты снимали знак, предупреждающий о недопустимости пересечения границы, но подошли к нему слишком близко – не учтя, что указатель стоит не на самой границе, а в глубине территории Южной Осетии.

В соответствии с российско-югоосетинским соглашением об охране госграницы, российские пограничники передали нарушителей границы югоосетинским властям, но они вскоре освободили журналистов по просьбе Москвы, чтобы не накалять обстановку.

Одновременно стало известно, что представители Грузии и Абхазии достигли некой устной договорённости о создании совместной комиссии по культурному наследию. Правда, стороны пока по разному трактуют это устное соглашение: заместитель госминистра по примирению и гражданскому равноправию, Кетеван Цихелашвили утверждает: речь идёт о грузинских церквях на территории Абхазии. Грузинские историки и искусствоведы неоднократно обвиняли абхазскую и российскую стороны в изменении облика этих церквей. Но Абхазия считает их наследием абхазской средневековой культуры и категорически отказывается вести диалог по этому поводу. В свою очередь, представители абхазских властей уточнили, что на самом деле речь может идти лишь о возвращении культурных ценностей, вывезенных из Абхазии в Тбилиси в советский период.

Известный историк, Георгий Анчабадзе сказал в интервью RFI, что проблема требует вдумчивого и осторожного подхода с обеих сторон:

— «Разумеется, как абхазское, так и грузинское общества к этому пока не готовы. Причём, грузинское общество даже не знает о существовании проблем в этой сфере. В частности, о требованиях, которые ставит абхазская сторона относительно некоторых артефактов. С другой стороны, ведь надо было начать рано или поздно разговаривать на этот счёт. Если процесс будет развиваться параллельно поискам выхода из политического тупика, это поможет успеху обеих процессов. Если, конечно, подход ко всем проблемам будет комплексным».

Георгий а какие именно вопросы ставит абхазская сторона в данном контексте?

— Насколько я знаю, речь идёт о музейных ценностях, которые когда-то хранились на территории Абхазии, но в советское время были перенесены в центральные грузинские музеи. Но это не новый вопрос: абхазская сторона требовала возвращения этих ценностей ещё в советское время – в 1978 году, когда в Абхазии произошло обострение ситуации. Но грузинская сторона считает, что речь идёт о грузинских ценностях. Тут всё взаимосвязано и эти вопросы сталкиваются с противоречиями этнических проектов. В том числе в сфере истории и культуры. Как мы знаем, история - одна из «взрывоопасных тем» грузино-абхазских отношений. Однако если стороны примут политические решения, то и в этом вопросе следует искать модель, устраивающую обе стороны. Это нелегко, но надо работать – считает учёный.

На прошлой неделе, в парламенте развернулись бурные дебаты во время обсуждения закона о недопустимости дискриминации меньшинств. Конечно, не случайно законодатели начали обсуждать этот закон за несколько недель до подписания соглашения об ассоциации с ЕС. Ведь защита меньшинств – фундаментальная ценность Европейского Союза. Причём в Тбилиси все понимают: наиболее спорная сторона обсуждаемого законопроекта – защита права сексуальных меньшинств на свободу самовыражения. С этим правом многие в Грузии не могут согласиться. В прошлом году, когда представители ЛГБТ-сообщества попытались провести парад в центре столицы, их попытка вылилась в погром, устроенный религиозными фанатиками: десятки тысяч людей гонялись за дюжиной активистов неправительственных организаций. Причём, в первых рядах шли иерархи Грузинской православной церкви, а полиции тогда не удалось не только обеспечить безопасное проведение санкционированного шествия, но и спасти участников акции от избиения.

Противников закона о недопустимости любых форм дискриминации условно можно разделить на две категории: первая (и наиболее многочисленная) выступает с позиций религиозного фундаментализма и любые либеральные доводы для неё неприемлемы. Но есть умеренные критики. Они озвучивают аргументацию, хорошо известную по аналогичным дискуссиям в других странах. RFI побеседовало с одним из них: лидером политической партии «Грузинское собрание» Джонди Багатурия.

Джонди, каково ваше отношение к закону, принятому в первом чтении?

— Это закон против дискриминации любых меньшинств. Я не говорю, что он как-то грозит нашим традициям. Но если закон всё-таки будет окончательно принят в таком виде, то, например, сексуальные меньшинства получат право работать, в том числе, в детских садах воспитателями. А я считаю, что некоторые сферы следует оберегать от такой пропаганды. Сексуальные меньшинства должны быть защищены, никто не должен выгонять их с работы, или из автобуса, они должны пользоваться всеми правами, которыми пользуются другие меньшинства. Но такие сферы, как дошкольное воспитание, детские сады, школы, армия, пенитенциарная система, полиция, – должны быть более контролируемы».

А если представители ЛГБТ-сообщества и в нынешнем году попытаются организовать парад на проспекте Руставели, какова будет ваша позиция по этому поводу?

- Мы против парада ЛГБТ, потому что парад – лучший способ пропаганды. А пропаганда – это навязывание какой-то идеологии. Мы считаем, что государство вправе это контролировать. Никто, конечно, не должен ущемлять права другого человека, но все должны знать: его свобода заканчивается там, где начинается чужой нос – заявил Джонди Багатурия.

Один из лидеров правящей коалиции «Грузинская мечта», диссидент советской эпохи, Леван Бердзенишвили сказал в беседе со мной, что в этом случае грузинские законодатели проявили себя с лучшей стороны.

Леван, на прошлой неделе в парламенте состоялось очень интересное обсуждение «закона против дискриминации». Почему, на ваш взгляд, в Грузии это вызывает столь бурные споры. Найден ли modus vivendi? Какой вы вообще нашли выход с учётом прошлогодних событий, а также реакции церкви?

- Несмотря на бурную дискуссию, мы всё-таки нашли выход и приняли этот закон в первом чтении абсолютным большинством голосов. Некоторые отказались участвовать в голосовании, но никто не был против. Так что, парламент сумел найти общий язык. «За» голосовали как представители большинства, так и меньшинства. Очень впечатляюще выступила представитель парламентского большинства от «свободных демократов» Нино Гогуадзе. Это выступление встретили общими аплодисментами. Такое произошло впервые в нашем парламенте, чтобы докладчику в одинаковой степени аплодировали представители как меньшинства, так и большинства. То есть, вопрос в парламенте, по большому счёту, решён.

А что касается общества, то да, всегда будут споры. Есть люди, которые считают: нельзя принимать такие законы. Кое-кто даже пригрозил предать нас анафеме. Но, на мой взгляд, в рабочем процессе, мы, всё-таки, сделали именно то, что и должны были сделать. И закон принят в первом чтении. Посмотрим, как пройдут второе и третье чтения. Я думаю, закон всё-таки пройдёт. Все понимают: этот закон нужен не для того, чтобы сблизить нас с Европой, но и для того, чтобы мы сами были нормальными людьми. То есть, это делается не в пользу Европы, а в пользу собственных граждан.

В прошлом году в Тбилиси произошли столкновения: радикалы устроили погром представителей ЛГБТ сообщества при попытке проведения парада на центральном проспекте. Создаётся впечатление, что в Грузии эта тема считается чуть ли не центральной для определения «европейской или «кавказской» идентичности. Вы согласны с таким противопоставлением?

— Это вопрос образования. В Грузии, именно в образовательном плане, нет достаточного понимания. Поэтому, мы не должны решать вопрос одним махом. За один год, конечно, терпимости никто не научится. Но ведь Грузия не единственная страна, где есть такая проблема. Однако, наш парламент сейчас показал себя с лучшей стороны. Надеюсь, в этом году никаких столкновений не будет и медленно, но верно, мы пойдём в сторону большего понимания друг друга – уверен депутат.

Гораздо меньше взаимопонимания парламентское большинство и оппозиция демонстрирует по другим, не менее принципиальным вопросам: соратники Михаила Саакашвили по бывшей правящей партии «Единое национальное движение» попытались вызвать на заседание своей фракции министра внутренних дел Александра Чикаидзе, чтобы тот ответил на вопросы о своём нашумевшем заявлении относительно подготовки в Грузии новой революции по примеру украинского «Майдана». Однако министр отказался придти в парламент, сославшись на занятость.

Оппозиционеры бурно протестуют, обвиняя власти в неуважении, но, по мнению экспертов, высказывания главы МВД по «грузинскому майдану» были столь резкими, что обсуждение во фракции могло вылиться в обструкцию и даже оскорбления (как не раз бывало по другим поводам и с другими министрами), а это могло негативно сказаться на авторитете 29-летнего министра внутренних дел.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.