Перейти к основному контенту

Леонид Радзиховский об обвале науки, псевдодиссидентах и крымском капкане

Политолог и публицист Леонид Радзиховский.
Политолог и публицист Леонид Радзиховский. youtube.com

Что может случиться с демиургом российской политики? В чем был неправ Александр Пушкин, говоря о «российском бунте — бессмысленном и беспощадном»? Реально ли из России «утекают мозги»? Почему российский бюджет является «бюджетом военного времени в монархии»? Что вероятнее — отдать Крым или отдать Кремль? На эти и иные темы рассуждает политолог и публицист Леонид Радзиховский.

Реклама

Леонид Радзиховский об обвале науки, псевдодиссидентах и крымском капкане

Самое эмоциональное событие недели в России произошло в Нижнем Новгороде. Девочку-аутистку с няней выгнали из публичного кафе в парке. Хозяин заведения решил, что девочка отпугивает посетителей и потребовал от охранников вывести ее. Случай мог остаться незамеченным, если бы девочка не оказалась сестрой супермодели и актрисы Натальи Водяновой. После огласки и поднятого в прессе шума Следственный комитет России объявил о возбуждении уголовного дела, а директор парка — о закрытии кафе. Сама Наталья, возглавляющая благотворительный фонд «Обнаженные сердца», в своем блоге воодушевленно пишет о волне сочувствия: «Случилось буквально как в сказке, когда что-то плохое и отталкивающее неожиданно дает рождение чему-то прекрасному».

Но жесткость реакции на событие вынуждает ее написать дальше: «Давайте не менять одну нетолерантность на другую. Все должно быть как в правовых рамках, так и просто в человеческих. Защищая людей с особенностями, мы не можем скатываться к нападению на их обидчиков и, тем более, к оскорблениям или призывам к сведению счетов».

Суровость российских законов, как известно, искупается необязательностью их исполнения — и это вторая история, связанная с отбыванием наказания Евгенией Васильевой по делу «Оборонсервиса». Лицо, похожее не нее, видели на улице в центре Москвы. Взяв запредельно долгую паузу, Федеральная служба исполнения наказаний, наконец, официально заявила, что Васильева не пользуется какими-либо льготами в колонии, где отбывает наказание. Но сомнения у журналистов и читателей остались — в избирательное правосудие поверить легче, чем в неподкупное.

А с сегодняшним экспертом программы — политологом и публицистом Леонидом Радзиховским мы говорим о том, кто определяет российскую политику в этот, пожалуй, самый застойный период летних отпусков.

Леонид Радзиховский: В российской политике есть демиург. Если он почувствует себя психологически крайне дискомфортно, если его оценка и самоощущение вступят в явное противоречие с реальностью, то он начнет делать неадекватные ходы, потому что долго пребывать в состоянии полузадушенности, я думаю, не для него. Эти неадекватные ходы могут раскачать ситуацию. Других субъектов политики в России нет. Так называемые народные массы отсутствуют, это просто совершенно аморфная сумма нулей: недовольных, может быть, потерявших веру в Путина. Тем не менее, никакой энергетики в них нет. Политических партий нет. Элит никаких нет. Элиты заняты тем, что борются или за право быть ближе к Путину, или за возможность быстрее удрать, вывести деньги и смыться. Никаких наполеоновских планов, как я понимаю, у них нет. Соответственно, политическая реальность России определяется одним человеком. А вот если этот человек начнет совсем уж сильно чудить, совсем неадекватно, тогда могут с горя проснуться в безнадежной ситуации и ближние элиты. Пока этим не пахнет.

RFI: Народные выступления, действительно, ли возможны, на ваш взгляд, даже имея в виду возможное серьезное ухудшение экономического положения?

Вы знаете, я в народные выступления абсолютно не верю по той простой причине, что их, для начала, некому организовать. Все-таки еще Ленин говорил, что пролетарское сознание надо вносить в массы, что никакие экономические трудности сами по себе не порождают революционного сознания. Так и тут. Ну, плохо людям, они недовольны. Даже представим себе, что ответ «Да, нам плохо, но зато мы не прогнемся перед американцами» перестал работать, перестал людей удовлетворять, и они внутренне говорят: «Да идите вы с вашими американцами куда подальше. Реально цены растут, жрать все труднее и труднее. За квартиру платить нечем, а вы мне про американцев травите. Да пошли вы все в задницу». Но сколько бы они это друг другу не говорили, это никак не интегрируется ни в какие политические действия, потому что интеграла нет. Это бесконечно малые величины, но их некому и нечем интегрировать. В спонтанные выступления снизу я абсолютно не верю, потому что, во-первых, Россия — не та страна, нет такой традиции. Пушкин когда-то сказал про русский бунт, бессмысленный и беспощадный, — одна из самых лживых фраз в русской истории. Можно подумать, что в Европе жакерия или еще что-то было очень осмысленным и щадящим. Бессмысленная и беспощадная в России власть. А бунт, тот самый Пугачевский бунт, который так напугал Александра Сергеевича, они бывают в России раз в 300 лет, если их никто не организовывает. И то, бунт организовал Пугачев, не сами пошли. Пугачева что-то никакого, слава тебе Господи, на горизонте не видно.

Об утечке мозгов хотел бы вас спросить. Насколько, как вы считаете, это существенно, и надолго ли останется у людей из среднего класса и выше возможность свободно уезжать из страны?

Мы все видим утечку языков: журналисты, политики по-быстрому делают из себя мучеников режима, по-быстрому объясняют, что их преследуют, что их жизнь в опасности, и валят, валят и валят. Но с мозгами у этих людей, по-моему, напряженно. Поэтому утечкой мозгов я бы это не решил назвать. Если под мозгами понимают ученых, то, мне кажется, у них хватило мозгов уехать, кто хотел. Естественно, что каждый год кто-то заканчивает институты, много способных ребят. Они, естественно, уезжают, потому что науку сейчас опять посадили на абсолютно голодный паек. Кстати, должен обратить внимание, что бюджет России просто преступный — такое откровенное государственное преступление: 10% федерального бюджета на армию, 7% на МВД, 1%, извините за выражение, на министерство императорского война под названием «Управление дел Президента» и 3% на образование. Вы меня извините, это бюджет военного времени, причем военного времени в монархии. Ни в одной — не только в европейской, но и в азиатской — стране ничего похожего нет. Такого нет, кстати, и в большинстве стран СНГ. Там, естественно, на образование тратят больше, чем на армию. Другое дело, что это впрок не идет — у них нет ни научных традиций, ни институтов. Но они хотя бы стараются. В России же стараются угробить, сознательно гробят остатки этой несчастной науки, этого несчастного образования. Но ученые не такие идиоты, конечно, они валят отсюда. Я думаю, что сейчас процесс необратимый. Кстати, мелочь, но любопытно: в этом году на Всемирной математической олимпиаде, где Россия никогда традиционно не получала ниже третьего места, российская команда получила восьмое место. Само по себе не имеет никакого значения, но все-таки любопытно — такой редкий для России провал, хотя, вообще, восьмое место — очень почетное, там почти 200 стран участвуют. Но что-что, а школьное математическое образование в России всегда было лучше всех в мире. Поэтому, если речь идет о науке, то, конечно, обвал идет страшный, и утечка, я думаю, уже необратимая. А если речь идет о бегстве болтунов, псевдодиссидентов, которые просто зарабатывают себе кусок хлеба на Западе, ну, они бегут, кричат, шумят — что они еще могут? Понять их можно, тем более что делать им тут, действительно, нечего. Но к обмельчанию интеллектуально-культурного слоя России это отношения не имеет. Этот слой уже настолько обмельчал, что он светится. От того, что уедет еще десяток радиоболтунов вроде меня, абсолютно ничего не изменится.

Самое последнее: если в России изменится что-то в последнее время, будет это в лучшую или в худшую сторону?

Для меня, как человека немолодого и физически не слишком здорового, любая перемена — к худшему. Мне бы досидеть, как есть. С точки зрения того, как я понимаю государственные интересы, государственные перспективы России, безусловно, Путин должен уйти как можно скорее, потому что тут надо разделять: общий системный кризис России тянется много десятилетий. Но вот эта острая фаза, которая сейчас происходит, она, конечно, в огромной степени вызвана двумя трагическими ошибками лично Путина. Первая трагическая ошибка — что он в 2008 году не ушел, а стал премьером, устроил какой-то глупый спектакль, фактически остался пожизненным президентом. Это была страшная личная и государственная ошибка. Если бы он ушел в 2008 году, он ушел бы как самый успешный правитель России не только 20-го века, но, может быть, и века 19-го. Он остался и доказал экспериментально, что пожизненное правление — это катастрофа. Вторая, еще более трагическая ошибка, которая прямо вытекала из первой, — это, конечно, безумное решение об аннексии Крыма. Этого делать было категорически нельзя. Он просто не понял, что творит. Надо сказать, что в России никто почти не понял. Я, например, не понял. Мне казалось, что это какая-то мелочь — договоримся, ну, подумаешь, шалость, как-то разрулится. В конце концов, все понимают, что жители Крыма хотят жить в России, что к Украине этот Крым чисто формально, да и вообще — что такое Украина? Я страшно ошибся, конечно, потому что Путин сделал роковую ошибку отнюдь не с Украиной и не с Крымом, а с тем, что он грубо, формально растоптал международное право. В России значение этой ошибки никто не понимал, потому что на право у нас традиционно плюют как внутри страны, так и вне ее. А на Западе нет. По западным правилам он совершил фатальную ошибку, а фатальная она потому, что сдать назад он не может. Путин вообще никогда не сдает назад, в принципе. Но в данной ситуации отдать Крым он не может. Скорее, он Кремль отдаст. Вот он и попал в безнадежный капкан, поэтому единственный выход из ситуации — это в обозримом будущем уход Путина. После этого придется, конечно, отдавать Крым или, по крайне мере, начинать переговоры, устраивать какой-то другой референдум. Может быть, этот Крым перейдет в разряд независимых государств типа Абхазии… Короче говоря, до тех пор, пока результаты аннексии остались в России, никаких политических отношений с ней Запад иметь не будет. Она сама себя поставила в положение практического изгоя, и с каждым годом эта ситуация будет нарастать. А замены Запада для нас нет. Ни Китай, ни Индия не могут заменить для нас западные инвестиции, ни западные технологии, ни западную политическую силу, ничего. Да они и не хотят это делать, им Россия не нужна. Поэтому, с точки зрения глобальных интересов страны, конечно, уход Путина, который породит и смуту, и, возможно, какие-то насильственные действия, и, возможно, какой-то хаос, — это все равно неизбежная и необходимая вещь, потому что в этом крымском капкане страна двигаться не может, а Путин выйти из этого капкана тоже не может.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачайте приложение RFI и следите за международными новостями

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.