Перейти к основному контенту

Французский политолог: Россия не хочет ввязываться в большую войну

Сувениры в Дамаске, февраль 2016 г.
Сувениры в Дамаске, февраль 2016 г. REUTERS/Omar Sanadiki

Заявление Владимира Путина о выводе российских войск из Сирии стало неожиданностью для западных наблюдателей. Впрочем, по словам российского президента, базы в Тартусе и Латакии будут «функционировать в прежнем режиме», а авиаудары продолжатся. Французский военный эксперт, исследователь института Томаса Мора Жан-Сильвестр Монгренье в интервью RFI объяснил, почему Россия начала вывод войск именно сейчас, какие задачи были выполнены в Сирии и что теперь будет с режимом Башара Асада.

Реклама

Профессор Французского института геополитики Жан-Сильвестр Монгренье
Профессор Французского института геополитики Жан-Сильвестр Монгренье (©www.aaihednrn.fr)

Почему Владимир Путин объявил о выводе российских войск из Сирии именно сейчас, когда в стране установилось хрупкое перемирие?

Действительно удивительно, что это решение было принято именно сейчас. В России тяжелая экономическая ситуация, связанная с падением цен на нефть и санкциями Запада. Недавно в России снизили бюджет на оборону, впервые с момента прихода к власти Путина. Бюджет снизили на 5% и даже больше, если учитывать инфляцию.

С другой стороны, подтвердилось, что цели России в Сирии ограничены. На первом этапе были разговоры о том, что Путин воюет против группировки «Исламское государство». Если верить этим разговорам, можно было ожидать освобождения Пальмиры российскими военными. В действительности целью этой кампании было сохранить режим Асада, спасти алавитов у власти, освободить путь из Алеппо в Дамаск. Других целей Москва не ставила.

Путин подчеркнул, что цели российской армии в Сирии достигнуты. Позиции режима Асада усилились, но до сих пор хрупки. Если говорить о номинальных целях, то группировка «Исламское государство» до сих пор существует в Сирии. Какие цели тогда достигнуты?

С российской точки зрения, цель заключается в том, чтобы сохранить стратегические позиции России в регионе. Основная цель — это опорные точки в восточном Средиземноморье. Это военно-морская база Тартус и авиабаза в Латакии. Речь идет о сохранении влияния на северо-западе Сирии, на ее средиземноморском побережье. А сохранение режима на краткосрочный и среднесрочный период будут обеспечено властью алавитов и освобождением дороги из Дамаска в Алеппо.

В то же время, несмотря на официальные заявления, речь вовсе не идет о борьбе с ИГ. Нужно понимать, что угрозу режиму представляют в первую очередь те группы, которые принято называть умеренной оппозицией, Свободной армией Сирии. 75–80% российских авиаударов были направлены против этих групп — умеренных или тех, которых называют умеренными.

Я думаю, что Путин и российские власти опасаются ввязываться в более масштабную войну, с огромными рисками. И они хотят уйти от выбора между эскалацией, риском ввязаться в масштабную войну и в конце концов «выдохнуться» от этой войны, как в Афганистане, и выводом войск через несколько месяцев в более рискованных или даже унизительных обстоятельствах. Я думаю, что Путин учитывал именно это. Лучше уйти сейчас с чувством, что достигнуто главное  — сохранение режима Асада в краткосрочной или среднесрочной перспективе, — чем эвакуировать войска из Сирии через несколько месяцев в куда более сложной ситуации, с российской точки зрения.

Это решение Путина стало неожиданностью для Запада?

Не знаю, стало ли это неожиданностью, скажем, для Джона Керри, который ведет переговоры и может лучше оценивать намерения России. Но для наблюдателей это стало сюрпризом. Я, например, не ожидал, что они уйдут так скоро. Было много элементов, которые указывали на то, что Россия не может претендовать на достижение всех заявленных целей.

Нужно понимать, что речь не идет об окончательном уходе с оружием и вещами. В этом случае даже те ограниченные цели, которые поставила перед собой Россия, не были бы достигнуты. Россия продолжит наносить авиаудары и оставит за собой опорную точку в Тартусе. Но как бы то ни было, Россия демонстрирует, что дальше в этом конфликте она не пойдет. Достаточно того, что путь между Алеппо и Дамаском открыт и алавиты остаются у власти. Поэтому ввязываться в большую войну на Ближнем Востоке Россия не будет.

Как вывод российских войск повлияет на переговоры между сирийским режимом и оппозицией в Женеве?

Мне кажется, что это ослабит сирийский режим. Путин все же сказал, что не готов поддерживать Асада на любых условиях. Речь не идет о том, что он бросает Асада, но о том, что он не готов ввязываться в большую войну, чтобы отвоевать для сирийского президента всю территорию страны. Именно этого хотел бы Башар Асад. Однако есть ощущение, что Путин мыслит скорее в категориях раздела территории: когда «нужная» часть Сирии сохранена, конфликт необходимо «заморозить». Поэтому теперь на переговорах в Женеве у сирийского правительства меньше возможностей для маневра, чем несколько дней или недель назад.

selfpromo.newsletter.titleselfpromo.newsletter.text

selfpromo.app.text

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.