Перейти к основному контенту

Капито, Хуэнито? Вот и не упрощай!

Стихотворение Жака Превера "Sans faute" (без ошибок)
Стихотворение Жака Превера "Sans faute" (без ошибок)

В номере «Франкфуртер Альгемайне» за 21 апреля 2016 года две статьи об очередных (по)пытках реформы правописания. Одна — во Франции, где всю эту мерзость поддерживают некоторые носители интернетного франглийского. Другая — в Германии, где представители «образования-лайт» в начальной рекомендуют деткам писать сперва «какслышыца такыпишыца», в дальнейшем надеясь переучить, чтоб знали «какправельна».

Реклама

Мне нравится выражение «срам божий». Но испытывать срам божий самому так ужасно. Со мной это случалось, к сожалению, не раз.

Особенно в конце 1980-х гг., когда казалось, что мы, друзья-товарищи по включенному наблюдению за поздним совком, так много понимаем. И вот тебя знакомят с Элен Каррер д'Анкосс, французской писательницей, философиней, русистской, а для историка и для члена Академии нет вот пока русского гендерно-грамотного слова. Идет 1988 год. А ты не читал в тот момент ее главную книгу, подробно рассказавшую французам в конце 1970-х, как и почему будет разваливаться Советский Союз. И это были не горькие фантазмы Андрея Амальрика, десятью годами ранее предчувствовавшего распад в книге «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?» У Каррер д'Анкосс был именно анализ основ. И мы, еще и в 1989 наивно верившие, что империя может умереть без распада Союза, были просто ду-ра-ки. При всех цензурных ограничениях и прочих извинениях — ну срам божий.

Постоянный секретарь Французской академии, историк Элен Каррер д`Анкосс
Постоянный секретарь Французской академии, историк Элен Каррер д`Анкосс DR

Но я это к чему говорю? В номере немецкой газеты «Франкфуртер Альгемайне» за 21 апреля 2016 года две статьи об очередных (по)пытках реформы правописания. Одна — во Франции, где всю эту мерзость поддерживают некоторые носители интернетного франглийского. Другая — в Германии, где представители «образования-лайт» в начальной рекомендуют деткам писать сперва «какслышыца такыпишыца», в дальнейшем надеясь переучить, чтоб знали «какправельна». Теперь, говорят, есть надежда, что этой тенденции приходит капут: понаехало столько иностранцев, что от их «кокс лышыцо» уже никак не получится вернуться к более-менее понятному, пусть и не вполне грамотному языку. Волей-неволей, а грамотному немецкому сообществу предстоит еще отстоять свой трудный язык.

С заметками в немецкой газете срифмовался фейсбучный отчет поэтессы Василины Орловой о выступлении у них там в Америке прекрасного украинского поэта Сергея Жадана. Жадан, говорит Орлова, ополчился против «суржика» – южно-русского диалекта, который-де сформировал какую-то кривую идентичность у нескольких миллионов, а может, и десятков миллионов бывших советских граждан. И вот они теперь не только говорят на своем чертовом недоязыке, но и измыслили свое недогосударство. Упоминаются даже писатели, которые на суржике пишут, но сам я их не читал, врать не буду. Василина Орлова не под сурдинку гневается на будущего Нобелевского лауреата, что тот, сам двуязычный, но пишущий по-украински, отказывает в собственном языке и идентичности людям, у которых язык случился только один — вот этот ни русский, ни украинский суржик. В общем, вопрос, конечно, как им быть теперь-то? Прекрасная вещь — близкородственное русско-украинское двуязычие. Но есть ведь и другая реальность суржика.

Украинский поэт, писатель, переводчик Сергей Жадан
Украинский поэт, писатель, переводчик Сергей Жадан http://www.svoboda.org

В отличие от языка идиш, который уничижительно называли «жаргоном» и который соединил в себе несколько непохожих языков и дал прекрасную литературу, пусть скромную на фоне русской, польской и русской, этот суржик пока что, говоря словами одного гробовых дел мастера, «кисть не дает». Но кто ж знает? Дела вообще в Восточной Европе во второй половине 20 века пошли так, что почти всех носителей идиша убили их высококультурные соседи. А в началу 21 века на русском и на украинском пишутся иной раз такие авторитетные тексты и произносятся такие авторитетные речи, что «пристегните ремни». Значит, дело все-таки не в суржике. А в чем?

Вернемся в Париж. Элен Каррер д'Анкосс, генеральный секретарь французской Академии, ни за что не позволит малограмотным вандалам обынтернетить французский, прогнав из него слишком сложные для вандалов ударения или всякие aux, ault, au, ot. Зачем все это, когда достаточно написать "о"?! В России это случилось в 1918. Тогда, схватившись за идеи дореволюционных еще реформаторов-упростителей, одним махом на поколения вырубили из сознания носителей языка два-три пласта истории собственного языка. Неграмотность победили, правда. Но не благодаря реформе правописания. А вот безграмотность наплодили выше крыши — до самого конца советского века.

Целое общество выросло, не приученное с помощью языка отстаивать свои насущные интересы. Это, наверное, не только и не столько следствие реформы правописания 1918 года. Кто бросит камень в напуганных до смерти людей?

Каррер д'Анкосс уверяет, пишет FAZ, что у французских реформаторов ничего не выйдет, как не вышло в 1905 и в 1994. Тем временем, однако, министерство образования Франции заключило какой-то мутный договор с концерном «Амазон», который обещает подготовить тысячи учителей во Франции к превращению в сам-себя-издателей. Не путать с самиздатом в те незапамятные времена, когда настоящие издатели боролись с государственной цензурой.

А тут вырастает новый зверь, выходит из-под крыла великой идеологии упрощения языков. Не грузите детей! Дайте им простоты. Только побольше. Можно понять Элен Каррер д'Анкосс. Грузинка по происхождению, она не хочет отдавать вроде бы такие мелочи — другие, трудные буквы. Аксаны с имени Элен. А ей говорят, что, мол, take it easy, не загоняйся. Все идет в направлении упрощения. Унификации. Побеждает сильнейший. Невидимая рука рынка. В дельте «Амазона» утонет вся эта ваша эта напрасная сложность.

В России сейчас пошли другим путем. Здесь внешние формы почти не трогают, но ополчились на смысл, на содержание высказывания. Убедили граждан, что все относительно, а логика не обязательна: лишь бы русские люди родину любили. При таком раскладе главный начальник плох не тем, что врет, а тем, что врет мало, без выдумки и огонька. Прокурор плох не тем, что закон нарушает и право презирает, а тем, что недостаточно суров. Многим грозит да не многих громит. Даже формально грамотные носители русского языка — куда ни поглядишь — отказываются верить, что речь дана им не только для выражения криком чувств, но и для шевеления мозгами. Теперь, в мире идей и живых картин, изувеченном, искалеченном, обезумленном российскими СМИ, нужны годы и десятилетия, чтобы отмыться, опомниться. И - да! да! да! – извиниться перед собственным языком. Уж как мы тебя корежили весь советский век, уж как хотели вытряхнуть из тебя смысл, но только сейчас начало получаться, прикинь.

Памятник Ленину в Красноярске: «Чистка советского наследия»
Памятник Ленину в Красноярске: «Чистка советского наследия» REUTERS/Ilya Naymushin

Тем временем в Германии, пишет FAZ, оказалось, что дети, отучившиеся в легкой школе, потом, «по жизни», и сами себе будут не нужны. Вариантов, говорят, нет совсем. В Российскую Госдуму тоже ведь не всякого возьмут. Поэтому выбор такой. Или дорого в трудной школе для возможно большего числа людей — своих и чужих, геритажных спикеров, дикарствующих в полуязычии своем, и умеющих писать пока только слева направо по-арабски, и учителей с зашоренными простотой мозгами. Или — все перейдем на что-то серо-буро-малиновое, унифицированное, причем без этих ваших письмоводителей — без Месропа Маштоца и без Кирилла и Мефодия.

Вы спросите, а как же суржик? А как же великий поэт земли украинской Сергей Жадан?
Отвечу: и на солнце бывают пятна. Суржик ведь постарше Жадана будет.
Да и балачка уже на подходе с Юга России.

Изучайте эти наличные языки, переводите с языка йеху на язык гуингнмов и обратно.
Учите матчасть.
Придумывайте для нее новые знаки, составляйте к книжкам на этом языке толковые словари.

Ибо если вы не сделаете это сегодня, завтра и ваши министерства научатся заключать договора с компанией «Амазон», а учителя в младших классах будут повторять «учонность» собственных питомцев. А что норма? А норма-то как раз подстроится под суржик легко – не впервой!

Капито, Хуэнито? Вот то-то.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.