Перейти к основному контенту

«Заплатите за протест»: как наказали участников марша против коррупции

Антикоррупционная акция «Он вам не Димон» во Владивостоке 26 марта 2017
Антикоррупционная акция «Он вам не Димон» во Владивостоке 26 марта 2017 REUTERS/Yuri Maltsev

Из российских СИЗО и КПЗ на этой неделе начали выпускать арестованных за участие в протестных акциях 26 марта. А некоторые из тех, кто избежал пребывания под стражей, вынуждены иначе расплачиваться за свои «антикоррупционные прогулки».

Реклама

В Архангельске журналистка Мария Гаврилова лишилась работы в газете «Архангельск ― город воинской славы», издаваемой на деньги городских властей, после того, как стало известно об ее участии в акции Навального.

Мария Гаврилова: Недовольство вызвали абсолютно все посты, которые связаны с критикой власти, как это назвала мой руководитель. Это и перепост Елены Горяшиной, нашей архангельской блогерши, которая написала, что губернатор повысил зарплату своим замам. Потом перепосты из группы «Архангельск против коррупции» о встрече 26 марта, и еще все мои перепосты тех новостей, которые как-либо бросают тень на власть — наверное, можно так выразиться.

RFI: Мария, кто издает вашу газету?

Мария Гаврилова: Учредитель газеты — администрация города. Издается она муниципальным учреждением «Информационно-издательский центр». Я работала там с октября, чуть-чуть не хватило до полугода.

Тогда, наверное, реакция руководства была вполне ожидаемой?

Мария Гаврилова: Я, пожалуй, ожидала подобной реакции: может быть, какого-то осуждения, но я не думала, что это будет так напрямую, нагло и что, абсолютно не стесняясь, мне просто укажут на дверь. Я ходила на это мероприятие в свой выходной, не представляю, как это могло нанести урон имиджу издания, как мне было сказано. И вообще, почему критика власти любых уровней, какая-либо, может наносить урон какому-либо изданию?

Как именно обставили ваше увольнение?

Мария Гаврилова: В воскресенье я все это выложила на своей странице «Вконтакте», а в понедельник, в конце рабочего дня, ко мне подошла руководитель и сказала, что ей стало известно о том, что я выложила эти видеролики и перепосты, и что это делать нельзя, я должна все это немедленно удалить. Я отказалась, сказала, что мне принципиально важно, чтобы эти записи оставались, поскольку я считаю, что они представляют общественный интерес и могут быть интересны людям. На следующий день ситуация повторилась, мы с ней долго говорили, и мне было сказано: либо ты это удаляешь, либо мы с тобой не сработаемся. То есть подразумевалось, что я должна написать заявление об увольнении. Когда я спросила, что будет, если я не удалю и не напишу заявление, мне было сказано, что к ним поступила довольно жесткая рекомендация не публиковать мои тексты в газете. То есть я все равно бы не смогла там работать, потому что просто ходить на работу и писать в стол — это тоже не вариант. Я проконсультировалась с юристом. Сначала было желание пойти наперекор, но потом я поняла, что опоздание на минуту — выговор, опоздание на минуту — второй выговор, и увольнение с внесением в трудовую — это все очень легко сделать.

Вы не спрашивали у редактора, кто именно ей звонил?

Мария Гаврилова: Да, естественно, я интересовалась, просила дать мне связаться с этими людьми, чтобы говорить именно с ними, но она не дала мне конкретных людей, ссылалась, что мной заинтересовались безопасники, что просто поступил сигнал сверху, но конкретных имен она не называла.

Получить комментарий об увольнении Марии Гавриловой у редактора газеты «Архангельск ― город воинской славы» Софьи Царевой, к сожалению, не удалось.

***

История, аналогичная архангельской, произошла на днях в Чебоксарах. Там работы лишилась мать-одиночка, воспитатель детского сада № 203 Алена Блинова. В отличие от Марии Гавриловой она отказалась писать заявление об увольнении, поэтому была уволена по статье.

Алена Блинова: Я 26 марта была на трех акциях. В 9:30 в Йошкар-Оле, потом у нас в Чебоксарах в 14:00, и в 15:00 у нас была акция «Прогулки свободных людей». В Йошкар-Оле я выступала, выложила видео на своей странице, также мы с ребятами подавали заявки на проведение митингов, которые так и остались отказными, нам не согласовали. Вот эти все материалы были на моей странице. Наши работники, которые у меня в друзьях, просматривали и, видимо, показали заведующей, потому что она мне показывала скриншоты. У нее были претензии, что я по митингам хожу, заявки подаю, выступаю, что в пять часов утра я уже в интернете. «Елена Юрьевна, вы вот в выходной ходите на „Прогулку“». Я говорю: «Но это же я на час хожу, они у нас каждое воскресенье проходят». «Вы вообще работой не занимаетесь!» Я говорю: «Это же мое личное время». Мне предложили уволиться. Ранее я отпросилась с работы пораньше, потому что были каникулы, мне ребенка нужно было покормить. Потом мне сказали, что в это время приходили какие-то люди, может, из полиции, которые составили акт об отсутствии на рабочем месте — то, что я на полчаса пораньше ушла. Я считаю, что я как одинокая мать могу отпроситься пораньше, потому что мне действительно нужно было покормить детей. Мне оформили выговор, и потом уже в понедельник мне сказали: вот, у вас есть выговор. Заведующая сказала, что смотрела по видеозаписи — в другой день я тоже уходила.

Сколько вы проработали в этом детском саду и были ли у руководства претензии к вашей работе раньше?

Алена Блинова: Я два года проработала. У меня и сын посещал этот детский сад, без очереди нас туда приняли, и дочь у меня в летнее время работала в этом детском саду. Претензий не было. Я думаю, необходимость в моем труде была очень высокая, сейчас там постоянно меняются воспитатели, я даже не знаю, кто там сейчас работает. В течение дня по несколько раз меняются, кто может, тот приходит.

Так почему же вас уволили, по-вашему?

Алена Блинова: Конечно, за мою гражданскую позицию. Я уверена, что пострадала за свою гражданскую позицию.

Вы сейчас безработная?

Алена Блинова: Да, я сейчас без работы, планирую встать на биржу. Поскольку меня уволили по статье, я думаю, что мне будет тяжело найти работу. Потому что по собственному желанию я отказалась писать.

***

В Саратове молодая студенческая семья Андрея и Ксении Копшевых по решению суда должна будет лишиться 20 тысяч рублей. Для ребят это весьма существенная сумма — они заплатят ее за то, что осмелились прогуляться по городу 26 марта.

Денис Руденко, адвокат Андрея: «Его привлекли к ответственности, потому что его было очень легко опознать в толпе. У него специфическая прическа, я думаю, что дать какую-то разнарядку по учебным заведениям, чтобы заведующие по учебной работе опознали своих студентов и учащихся — это не проблема. Выявили, где он учится, и его забрали из учебного заведения, Энгельсского техникума. Супругу его привлекли к ответственности, составили на нее протокол только потому, что она тоже пришла в отдел полиции. Вместо нее хотели привлечь какую-то ее знакомую, но, придя в отдел полиции, она признала на фотографии себя, сказала, что это не ее подруга, а она сама. И на нее тут же тоже составили протокол. Им вменяли в вину совершение правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 20.2 — это нарушение порядка проведения публичного мероприятия. Изначально это говорит о том, что само мероприятие, на котором должны быть нарушены правила проведения, санкционировано и согласовано. То есть получается, что полицейские противоречили сами себе. Они говорят, что акция не согласована, незаконна, а вменяют статью о мероприятии, которое должно быть властями санкционировано. Очень важный момент — какие действия должны быть совершены участниками публичного мероприятия для того, чтобы их привлекли по данной статье. Они четко прописаны в ФЗ „О митингах, шествиях и пикетировании“. Для того, чтобы быть привлеченным по данной статье к административной ответственности, нужно, чтобы было либо закрыто лицо, либо были при себе запрещенные предметы, либо участник должен быть в состоянии алкогольного опьянения. Ничего подобного ни Копшев, ни Копшева не совершали. Самое главное, об этом ничего не написано в протоколах. Судьи в Саратове, которые рассматривают уголовные дела, они же рассматривают и административные. У них есть четкий обвинительный уклон. Допустим, со стороны судьи Сотскова, который рассматривал дело по Копшеву, была изложена четкая позиция в постановлении о привлечении к ответственности, что Копшев должен был доказывать свою невиновность, то есть судья полностью проигнорировал положения Конституции и КоАПП о презумпции невиновности. Мы считаем, что решение Октябрьского районного суда незаконно, по получении его, конечно, будем обжаловать».

***

Среди тех, кого задерживали 26 марта, были и школьники. 14-летняя ученица 88-й волгоградской школы София Артюхова провела в отделении полиции в тот день около четырех часов. А потом ей довелось выслушать много упреков и обвинений в ходе многочисленных визитов в комиссию по делам несовершеннолетних.

София Артюхова: Мотивы такие же, как и у всех людей, которые там были: против коррупции, против того беспредела, который творится в стране. Тут даже дело не в коррупции, не в Навальном, а против всего вместе, потому что в стране не было митингов, наверное, последние пять лет, и у людей накопилось за это время очень много возмущения. Они решили выплеснуть все это. Я в стороне тоже не стою. Я отправилась туда со своим товарищем, его вообще не брали, взяли только меня. Он со мной вместе поехал, чтобы меня одну не оставлять. Когда началось шествие, люди сдвинулись, я тоже сдвинулась, и на мне была надпись «мы злые, и настроение у нас плохое». И когда приехала туда полиция, она начала в основном школьников брать и более молодых людей. Взяли меня, потому что я уж точно не буду сопротивляться, я в два раза меньше. Люди просили меня отпустить, спрашивали, на каком основании меня взяли. Спрашивали их имя, номер, они отказывались что-либо комментировать, называть свое имя.

Как вы провели время в полиции?

София Артюхова: Провели мы там, наверное, часа четыре, потому что они стали составлять протокол. Нас унижали, пытались нам промыть мозги, говорили про то, что нет никаких дач у Медведева, он «самый порядочный политик на свете, как бы мы жили без нашей любимой партии „Единая Россия“, как вы вообще посмели выйти на митинг?» «Неблагодарные дети, которые работают на Госдеп США под покровительством своего Навального, он вообще всю страну разворовал!» Шоу откровенное. На следующий день нас потащили в детскую комнату милиции. Там говорили ту же самую чушь, про то, что у нас зомбированные мозги, мы туда ради денег пошли, что мы глупые бессовестные дети!

На днях стало известно, что в юридический отдел Фонда борьбы с коррупцией обратились около 600 человек, задержанных во время митингов 26 марта. Они просят оказать им помощь в составлении жалобы в Европейский Суд по правам человека. Примерно половина из них — москвичи. Всего 26 марта в России задержали около 1300 участников протестных акций.

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.