Перейти к основному контенту

«Мне сломали ребра и разрешали лишь молиться»

Le Monde удалось встретиться с несколькими геями, подвергшимися преследованиям в Чечне.
Le Monde удалось встретиться с несколькими геями, подвергшимися преследованиям в Чечне. REUTERS/Bruno Domingos/File Photo

В субботу, 15 апреля, газета Le Monde публикует свидетельства геев, которые подверглись пыткам в Чечне и вынуждены были покинуть республику.

Реклама

«Меня били вот этим предметом», — показывая на трубу от радиатора, делится своими воспоминаниями с корреспондентом Le Monde чеченец. Газета не называет его возраста, города, откуда он родом, и его местонахождения. Имя изменено. Муслим рассказывает о том, как ему сломали ребра, использовали электрошок и не давали пищу. «Единственное, что нам разрешалось делать, это — молиться. Когда мы молились, нам давали воду», — говорит мужчина.

Его мучения длились неделю. Муслим точно не знает, находился ли он в полицейском участке или в каком-то другом месте. По его словам, правоохранители пытались через него найти еще кого-то. Вместе с ним в помещении находились двое геев. По сведениям Муслима, привели туда еще человек двадцать. С тех пор на основе свидетельств в Чечне были локализованы три секретные тюрьмы.

«По нашим подсчетам, там находятся около ста человек. Очевидно, что мы столкнулись с массовыми репрессиями, пытками по отношению к определенной группе людей», — говорит Игорь Кочетков, глава ЛГБТ-сети России.

Корреспонденту Le Monde удалось встретиться с несколькими жертвами. Один из чеченцев утверждает, что лично знал трех убитых, о которых 1 апреля сообщила «Новая газета». Одного убили родственники, другого — правоохранители. Все говорят о том, что стали жертвами пыток, с помощью которых от них пытались получить сведениях о других людях, а также контактные данные. Слухи об этом разлетелись. Многие оказались в панике, начали удалять информацию в социальных сетях и выбрасывать мобильные телефоны.

Для этих мужчин свобода — еще не значит конец ада. В Чечне до сих пор практикуется «убийство чести», несмотря на то, что на территории республики действуют российские законы. «Или семья сама убивает, чтобы избавиться от стыда, или же она тебя отвергает», — цитирует газета Илью, который вместе с другими покинул Чечню. «Поскольку семья и друзья не знают о том, что ты — гей, то приходится вести двойную жизнь. Ты не можешь быть тем, кем ты есть на самом деле», — говорит он. Муслим — бисексуал. У него есть жена, но ни семья, ни окружение не в курсе его сексуальной ориентации.

Для чеченских властей геев в республике и вовсе не существует. «Появившаяся публикация — это абсолютная ложь. Если бы в Чечне были такие люди, у правоохранительных органов не было бы никаких забот с ними, поскольку сами бы родственники отправили бы их по адресу, откуда не возвращаются», — цитирует Le Monde пресс-секретарь главы Чечни Альви Каримова.

По словам Муслима, в Чечне люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией оказались в самой уязвимой ситуации. Они и раньше подвергались преследованиям со стороны силовиков. «Когда в Чечне запретили алкоголь, молодые начали использовать психотропы. Однажды из-за этого одного юношу задержали. В его телефоне нашли сообщения, фотографии геев. По собранной информации начали всеми способами нас преследовать», — вспоминает Муслим.

Его слова подтверждает Илья, которого задержали еще прошлой осенью. Мужчина говорит о существующих в социальных сетях «ловушках». «Я познакомился с одним человеком через Вконтакте. Мы отправили друг другу фотографии, переписывались в течение месяца. Однажды решили встретиться. Когда я пришел на встречу, то обнаружил другого человека. Я сразу испугался. Он объяснил, что тоже испугался, поэтому отправил фотографию другого человека. Я поверил», — вспоминает Илья.

Незнакомец предложил поехать в его село, но по дороге машина заехала в лес, где их поджидали трое мужчин в униформе. «Они меня силой выволокли, раздели, начали снимать на телефон и бить до тех пор, пока не сломали челюсть. У меня изо рта шла кровь. Потом они у меня потребовали 200 000 рублей. В противном случае они грозились выложить видео в социальные сети и отправить моим родителям», — говорит Илья.

Мужчина провел в больнице целый месяц. Деньги он таки заплатил, а родителям сказал, что ранение получил во время драки. Шрам на лице заметен до сих пор. В начале марта ему в слезах позвонила мать друга. «Конечно, она ничего не знает о наших отношениях, но она спрашивала меня, где его может найти. Я ничего не знал. После этого я ночами не спал, я даже не осмеливался выйти из дому», — делится переживаниями мужчина.

Когда слухи о преследованиях распространились, Илья решил уехать. Несмотря на все поиски, он никаких сведений не нашел о своем друге. Ни одна из жертв не осмеливается подавать жалобы. Они боятся преследований. Несмотря на призывы «Новой газеты» и правозащитных организаций, расследование не начато до сих пор.

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.