Перейти к основному контенту

Почему российские власти теряют интерес к теме политических репрессий

Левашовское мемориальное кладбище под Санкт-Петербургом. 30 октября 2017 г.
Левашовское мемориальное кладбище под Санкт-Петербургом. 30 октября 2017 г. Olga MALTSEVA / AFP

В Санкт-Петербурге прошло выездное заседание Межведомственной рабочей группы по координации деятельности, направленной на реализацию Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий.

Реклама

Документ под таким длинным названием был утвержден решением российского правительства летом 2015 года. В нем есть много правильных слов, например, о том, что «Особенно важным… является осознание трагического опыта России, пережитого страной и ее гражданами после октябрьских событий 1917 года, который характеризуется разрывом традиций, утратой преемственности культурного опыта, разрушением межпоколенческих связей». Упомянув, что процесс реабилитации жертв репрессий начался после смерти Сталина, авторы концепции признают: «За прошедшее после 1953 года время в России процесс реабилитации не был завершен. Точное число репрессированных лиц остается неизвестным». И приходят к выводу: «Россия не может в полной мере стать правовым государством и занять ведущую роль в мировом сообществе, не увековечив память многих миллионов своих граждан, ставших жертвами политических репрессий».

Прошедшее в Смольном выездное заседание Межведомственной комиссии, куда входят члены президентского Совета по правам человека, музейные работники и представители таких общественных организаций, как «Мемориал», показало, что Россия еще далека от того, чтобы «в полной мере стать правовым государством», и пока не имеет права «занять ведущую роль в мировом сообществе».

Уполномоченный по правам человека в Санкт-Петербурге Александр Шишлов отметил, что город на Неве является одним из наиболее пострадавших от репрессий российских городов. И высказал пожелание, чтобы правительство города более активно участвовало в траурных мероприятиях 30 октября, когда в стране отмечается День памяти жертв политических репрессий.

Упомянув, что в Санкт-Петербурге и Ленинградской области появились памятные места, связанные с политическим террором советских времен, Шишлов с горечью добавил, что многие из памятников не находятся на балансе какого-либо учреждения или ведомства. К числу таких бесхозных памятников относятся в частности, Соловецкий камень на Троицкой площади, монумент академику Сахарову у здания библиотеки академии наук и сфинксы работы Михаила Шемякина.

Соловецкий камень на Троицкой площади Санкт-Петербурга
Соловецкий камень на Троицкой площади Санкт-Петербурга Владимир Бондарев/RFI

Руководитель Центра «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке Анатолий Разумов считает, что охлаждение интереса властей к данной теме началось в 1997 году.

Анатолий Разумов: «Он был объявлен „Годом согласия и примирения“. И день придуман, и даже целый год. Ну и потом все согласились и примирились — да, вопросы еще есть¸ но точки расставлены, акценты тоже — вот что произошло. Когда я подавал свои предложения по концепции национальной политики по увековечению памяти, то часть предложений вошла. Так вот там видно по постановлениям и инициативным решениям по увековечению памяти, что к 1997 году именно тогда все и было сделано.

Я, конечно, продолжал работать и над книгой памяти, и всем этим заниматься. Посещение первыми лицами Левашовского мемориального кладбища и отдание чести в день жертв политических репрессий вообще — первые годы все приезжали и приходили, с середины 90-х годов это участие все меньше. Лично мне было не привыкать, я видел, как коллеги в регионах бедствуют. Очень по-пестрому выглядит Россия в этом отношении. Есть регионы, где великолепные, потрясающие Книги Памяти изданы! Омск, Красноярск, Коми — там, где лучше понимали эту тему. А где-то просто остались слепыми пятнами — Брянская область, Вологодская — так и не издали Книги Памяти. Плохо и с местами погребений тоже. Где-то успели найти и признать, а где-то нет».

Сам Анатолий Разумов является автором многотомного «Ленинградского мартиролога», где перечислены имена погибших в годы политического террора. В настоящее время изданы 13 томов и подготовлены к печати еще четыре. Заметив снижение общественного внимания к теме политических репрессий, историк и его коллеги решили для себя, что будут продолжать работу для тех, кому она по-прежнему интересна.

Кстати, во время заседания неоднократно упоминалась необходимость просветительской работы среди школьников. В этой связи цитировалось одно из положений Концепции государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий, где в качестве одного из основных направлений деятельности отмечается «разработка образовательных и просветительских программ по этой теме с их последующим включением в общеобразовательные программы основного общего и среднего общего образования».

Заместитель председателя комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий при Комитете по социальной политике Санкт-Петербурга Владимир Шнитке в беседе с корреспондентом RFI после заседания отметил, что интерес молодежи к тем временам «идет по синусоиде».

Владимир Шнитке: Видно даже по изданию книг — после начала перестройки массовым тиражом издана масса интересных мемуаров и исследований, они активно раскупались, потом они стали лежать, лежать, и исчезли. Теперь молодежь начинает ходить, их искать. Выросло новое поколение, оно начинает возвращаться к этим временам. Я не могу сказать, что интерес молодежи всегда одинаковый. Он меняется периодически — возрастает, потом поколение уже ознакомилось и меньше этим интересуется. Через 15 лет вырастает новое поколение и снова начинает интересоваться.

RFI: То есть от общественно-политической ситуации в стране в целом это не зависит?

Владимир Шнитке: Я думаю, что зависит больше от школ, от образования. Потому что какой-то толчок должен дать курс истории, и, к сожалению, тут школы не самым лучшим образом себя ведут. Был случай, когда «Мемориал» получил от Солженицына две тысячи экземпляров «Архипелага ГУЛАГ» для распространения, и часть из них осталась. И мы предложили школьным библиотекам: приходите, забирайте. Из 580 школ пришло 14. Так что это все зависит от школ».

Действительно, витрины книжных магазинов полны изданными на хорошей бумаге томами о «лучшем друге физкультурников» и о тех, кого Мандельштам назвал «сбродом тонкошеих вождей». В то время, как книги Евгении Гинзбург, Варлама Шаламова, Юрия Домбровского и Роберта Конквеста приходится долго искать в букинистических лавках.

«Последний адрес»: мемориальная табличка на доме номер 9 в Калужском переулке, Санкт-Петербург. 15 октября 2017
«Последний адрес»: мемориальная табличка на доме номер 9 в Калужском переулке, Санкт-Петербург. 15 октября 2017 RFI/Sergey DMITRIEV

Работу выездного заседания в комментарии RFI подытожила член президентского Совета по правам человека Наталья Евдокимова.

Наталья Евдокимова: «Уже хорошо то, что мы пытаемся восстановить права незаконно репрессированных граждан. Не их, конечно права, а права их потомков на память о ни, и это замечательно! Потому что уж где, как не в Петербурге-Петрограде-Ленинграде этим заниматься! С нас начали, и нами закончили. Все мы это помним — „Ленинградское дело“ и все прочее. До сих пор выявляются неизвестные могильники этих людей, и это здорово, что они находятся, что их останки перезахоранивают, и появляется место, куда могут приходить их родственники для того, чтобы возложить цветы и вспомнить о них. От мертвых остается память. Наша задача — ее сохранить».

Участники заседания, проходившего в Санкт-Петербурге в среду, еще не знали, что через несколько часов президент России Владимир Путин переведет губернатора города на Неве на другую работу. Но перед уходом с должности градоначальника Георгий Полтавченко успел отметиться по теме работы Межведомственной комиссии. Еще в середине лета появилась информация о том, что петербургское общество «Мемориал» может быть выселено из занимаемых помещений в центре города в связи с непродлением городской администрацией договора аренды. После того, как встревоженная общественность и демократические политики завалили губернатора просьбами вмешаться в ситуацию и не допустить выдворения «Мемориала» на улицу, в конце августа Георгий Полтавченко в письме руководителю фракции «Яблоко» в городском парламенте Борису Вишневскому написал, что расторжение договора аренды помещения с петербургским «Мемориалом» приостановлено, и Комитетом имущественных отношений будет проведена дополнительная работа.

Однако в последний день пребывания на посту губернатора Полтавченко сообщил, что решение об отказе в продлении договора аренды принято «коллегиально представителями исполнительных органов государственной власти». Это произошло как раз в то время, когда члены Межведомственной рабочей группы, куда входят и представители «Мемориала», возлагали цветы к памятнику Анне Ахматовой напротив тюрьмы «Кресты».

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Скачать приложение

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.