Перейти к основному контенту

Чем опасен в России «невосторженный образ мыслей»

Анна Шароградская, директор «Института региональной прессы»
Анна Шароградская, директор «Института региональной прессы» RFI/ V.Bondarev

Принятый Госдумой РФ закон о «фейковых новостях» может представлять «реальную опасность» для правозащитных НКО — считает Анна Шароградская, глава «Института региональной прессы». Эта некоммерческая организация из Санкт-Петербурга отметила в прошлом году 25-летие своего существования, а последние пять лет борется за снятие ярлыка «иностранного агента» и уже одержала несколько побед. О непростой судьбе ИРП — в репортаже RFI из Санкт-Петербурга.

Реклама

За четверть века НКО успело дважды сменить название: вначале это был «Российско-американский информационный пресс-центр», затем — «Институт развития прессы». Наконец, организация обрела нынешнее наименование. Но все эти годы неизменной оставалась ее суть: способствовать становлению в России подлинно независимых и высокопрофессиональных средств массовой информации. С этой целью Институт региональной прессы организовывал семинары и конференции с участием ведущих российских и западных журналистов, а также экспертов в области СМИ, организовывал ознакомительные и учебные поездки корреспондентов и редакторов различных российских изданий в европейские страны.

За 25 лет ИРП организовывал встречи с политиками, писателями, экономистами, правозащитниками. Вот лишь несколько имен тех, кто давал здесь пресс-конференции и участвовал в круглых столах: Галина Старовойтова, Василий Аксенов, Михаил Касьянов, Игорь Чубайс, Александр Верховский, Юрий Шмидт.

Все эти годы некоммерческой организацией руководила Анна Шароградская, которая и сегодня остается директором ИРП. В своем офисе в здании одного из бизнес-центров на Лиговском проспекте она напомнила, что первые десять лет Институт располагался в петербургском Доме журналиста на Невском, 70. Но когда в Домжуре (как в обиходе сокращенно называют его многие горожане) затеяли капитальный ремонт, возглавляемую Шароградской организацию попросили съехать. Однако, как считает собеседница RFI, это был лишь повод, а истинная подоплека крылась совсем в другом.

Анна Шароградская:  «На самом деле пришедшая к власти Матвиенко очень болезненно восприняла мою критику и мое утверждение, что я не буду за нее голосовать в качестве губернатора. Поэтому, как только она стала губернатором (а она стала через два дня после того, как мы с ней говорили), она позаботилась о том, чтобы нас выселили из Дома Журналистов. Что и проделал тогдашний председатель Союза журналистов, когда положил мне на стол уведомление, что через две недели мы должны сдать помещение под ключ. И они больше не продолжают с нами работать».

Кстати, тогдашним председателем городского Союза журналистов был Андрей Константинов, чьи книги из серии «Бандитский Петербург» неоднократно презентовались как раз в Российско-американском информационном пресс-центре и затем — в Институте развития прессы. Что, впрочем, не помещало Константинову выполнить волю городского начальства по выселению неугодной организации. Позже выяснилось, что НКО на законных основаниях могло находиться в Домжуре на Невском минимум до 2021 года. Ну, а ныне Институт региональной прессы занимает помещение, принадлежащее гражданину ФРГ, который, как надеется Анна Шароградская, «по-видимому, все-таки понимает, что такое свобода слова».

Когда по следам «белоленточных протестов» российские власти приняли закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента», начался новый этап в жизни Института региональной прессы.

Анна Шароградская:  «Когда вышел закон, мы должны были добровольно прийти и зарегистрироваться. На что я и все мои сотрудники сказали категорическое „нет“, потому как „иностранный агент“ в нашем понимании звучит оскорбительно не только по отношению к нам, но и по отношению к тем, чьи гранты мы получали. А это разные страны, разные организации. И коль скоро мы — „иностранные агенты“, то значит, они дают нам какие-то задания. Опять-таки никаких „заданий“ мы от них не получали. Мы получали гранты, а цели и задачи мы оговаривали и решали сами, чем мы будем заниматься. Все это было в рамках закона. Два года Минюст, в общем-то, никого в этот список не зазывал. Мы же на том стояли, что мы не „агенты“ и регистрироваться не будем. Через два года были поправки к закону, которые позволяли им насильственно регистрировать. Вот тогда мы туда и попали. И к чести нашей, можно сказать, мы вошли в первую десятку!»

Действительно, в российском восприятии слово «агент» традиционно тождественно слову «шпион», что, в свою очередь, предполагает измену родине. Естественно, ничего даже отдаленно напоминающее шпионаж в деятельности Института региональной прессы никогда не было. Но поскольку за отказ внести свое название в реестр Министерства юстиции, где перечислялись НКО — «иностранные агенты», на Институт был наложен штраф, то было принято решение во всех релизах, приглашениях на мероприятиях и так далее писать — «Институт региональной прессы, по версии Минюста, являющийся „иностранным агентом“».

Но с данным клеймом в организации смириться не могли, и стали обжаловать внесение в упомянутый реестр в законном порядке.

Анна Шароградская:  «Прошли всю цепочку. Естественно, мы бы не возражали, если бы кто-то — например, Верховный суд, или до этого Городской, или еще до этого Районный суд — сказали: „Ну, какие они агенты? Они действуют по закону, они выполняют все правила, которые предписаны нашим государством, никаких нарушений нет“. Но все наши суды, все-таки, посчитали, что мы наносим вред государству, и тогда мы решили воспользоваться своим правом подавать в Европейский суд, вместе с другими объединившись. Уже, по-моему, четвертый год пошел, как мы ждем решения Европейского суда».

Между тем, еще в 2015 году Владимир Путин подписал закон, дающий Конституционному суду право игнорировать решения международных судов, если эти решения противоречат российской Конституции. О приоритете национального законодательства над международным говорил и председатель российского Конституционного суда Валерий Зорькин. Но эти обстоятельства не обескураживают директора Института региональной прессы

Анна Шароградская:  «Да, я знаю, что сказал Зорькин. Но для нас важно, чтобы все-таки, прозвучало, что мы не являемся „иностранными агентами“. И есть много сигналов — и мы их ощущаем почти физически — что наше государство хочет, чтобы мы прекратили существование организации „иностранный агент“. Кроме этого есть много других действий, направленных против нас, для того, чтобы мы перестали существовать. А этого бы не было, если бы государству было все равно».

Свежие законодательные инициативы российских сенаторов и депутатов Госдумы (законы о «фейковых новостях», о суверенном интернете и об ответственности за оскорбления властей) тоже не добавляют оптимизма тем, кто является активным сторонником независимой прессы.

Анна Шароградская:  «Этот момент тоже остается в силе. Потому что со всех сторон идет работа, чтобы мы не получали гранты, потому как это — гранты только зарубежных государств. Идет работа, чтобы мы не „проштрафились“ и где-то что-то не было сказано. Поэтому, да — мы всего этого ожидаем, но не предвкушаем, а (воспринимаем) как реальную опасность».

Одним из последних мероприятий, прошедшх в стенах Института региональной прессы, стала презентация сборника публицистических статей руководителя фракции «Яблоко» в городском Законодательном собрании Бориса Вишневского. Название сборника взято из романа братьев Стругацких «Трудно быть богом», а именно: «Невосторженный образ мыслей». Кстати, этот термин вполне применим и для обозначения одной из важнейших черт характера директора Института региональной прессы.

selfpromo.newsletter.titleselfpromo.newsletter.text

selfpromo.app.text

Страница не найдена

Запрошенный вами контент более не доступен или не существует.